pisma08

Category:

ПРИЧИНЫ ГИБЕЛИ РОССИИ – Князь Николай ЖЕВАХОВ – 1928 г.

  Князь Николай Давыдович Жевахов - виднейший рус­ский духовный писатель, товарищ Обер-прокурора Свя­щенного Синода перед самой революцией. Основные литературные труды князя Жевахова посвящены церков­ной деятельности Иоасафа, Святителя Белгородского и Обоянского. Этот замечательный подвижник XVIII века ныне снова прославлен в лике святых: первое прослав­ление было в 1911 году в Царствование Николая Второ­го. Шесть томов жизнеописания Святителя принадлежат перу князя Жевахова, и зти труды доныне не утратили своей значимости (Киев, 1907-1909 гг.).

Выдающимся явлением в русской мемуаристике надо считать появление двух томов «Воспоминаний» князя Н.Д. Жезахова, вышедших в начале 20-х годов за рубежом (1т. Мюнхен, 1923 г. и 2т. Нов. Сад., 1928 г.).

Предлагаемая читателям статья князя Жевахова на­писана им в городе Бари (Италия), где он служил на подворье святого Николая Мир Ликийских Чудотворца в церковно-археологическом кабинете. Умер Николай Да­выдович в 1938 году, сподобившись перед кончиной по­бывать в Закарпатье, невдалеке от родных краев. Роди­на же его - Черниговщина, город Прилуки. Там родился Святитель Иоасаф, там же родился и князь Н.Д. Жевахов, дальний родственник его по линии матери.

На фоне мировых событий истории гибель России явилась такой гигантской катастрофою, что даже люди неверующие стали видеть в ней выражение кары Божией. Человечество ведь и до сих пор еще не усвоило в своем сознании природы Бога, не могущего быть ни мстителем, ни карателем, привыкло и до сих пор обвинять Бога во всех своих бедах и напастях, и там, где не разбирается в их причинах, там всегда винова­тым остается Бог. В действительности же все то, что люди называют «гневом» или «карою» Божиими, яв­ляется лишь выражением естественных законов при­чинности, только облеченным в ветхозаветную формулу - «Мне отмщение, Аз воздам» (Второзаконие 32, 35). И если бы люди были более проницательны, жили бы, действовали и мыслили по-Божьи, не нарушая Божеских законов и не противясь всегда благой воле Бога, то никогда бы не видели тех «кар Божьих», ка­кие являются лишь результатом их собственных пре­ступлений.

В чем же выразились преступления русского наро­да, повлекшие за собой гибель России?

Прошло уже 10 лет с момента этой гибели, а меж­ду тем и до сих пор нет единства в понимании причин ее. Каждый по-своему объясняет катастрофу, оправ­дывая себя и обвиняя других, однако же все вместе откровенно или прикровенно сваливают всю ответственность за гибель России на Государя Императо­ра, обвиняя Царя в самых разнообразных преступле­ниях и не догадываясь о том, что эти обвинения обли­чают не только их собственное недомыслие, но и являются именно тем преступлением, какое и вызва­ло гибель России.

Так, один из виднейших иерархов Православной Церкви, обвиняя Государя Императора в нежелании восстановить патриаршество в России, говорит: «Гос­подь наказал Государя и Государыню, как некогда пра­веднейшего Моисея, и отнял у них царство за то, что они противились Его воле, ясно выраженной Вселен­скими Соборами касательно Церкви»...

Неверное по существу, обвинение и беспочвенно, ибо Государь Император не был противником восста­новления патриаршего чина.

Государственная Дума обвиняла Царя в нежела­нии даровать ответственное министерство, иначе в нежелании Государя Императора сложить с себя Свои обязанности Царя и Помазанника Божия и тем нару­шить данные Богу при священном миропомазании обеты. 

Ожидовленная общественность устами своих пе­редовых людей давно уже кричала о том, что Само­державие, как форма правления, устарело, и что уро­вень «культурного» развития русского народа давно уже перерос эту форму, как пережиток восточного дес­потизма и абсолютизма...

В соответствии с таким пониманием Самодержец стал рассматриваться как заурядный носитель вер­ховной власти и к Нему начали предъявляться самые разнообразные требования, отражавшие абсолютное непонимание Его священной миссии Помазанника Божия, связанного обетами к Богу и призванного тво­рить волю Божию, а не «волю народа», обычно выра­жающую собою волю злонамеренных единиц.

Даже самые благожелательные люди, убежденные монархисты, глубоко понимавшие значение русского самодержавного строя и православной государственности и высоко ценившие личность Государя Императора, и те вторили общим крикам, отражавшим прикровенное и откровенное недовольство Царем и обвиняли Царя в бесхарактерности, говоря, что Государь слишком добр, слаб и снисходителен и не обладает качествами, коими должен обладать каждый носитель власти. 

Словом, к моменту разразившейся катастрофы слились воедино самые разнообразные обвинения, направленные и против личности Государя Императора, и против общего строя и уклада русской государствен­ности, а в связи с ними и самые нелепые и преступ­ные требования, предъявляемые к Государю Импера­тору и Его правительству, включительно до требова­ния во имя блага России отречения Царя от Престо­ла.

Уступая насилию, Царь подчинился такому требо­ванию, но... благодать Божия, осенявшая священную Главу Помазанника Божия и изливавшаяся на всю Россию, вернулась к Богу...

Россия лишилась Божьей благодати... Свершился акт величайшего преступления, когда-либо бывшего в истории. Русские люди, восстав против Богом даро­ванного Помазанника, тем самым восстали против самого Бога. Гигантские размеры этого преступления только и могли привести к гигантским результатам и вызвали гибель России.

Поразительнее всего то, что в этот момент разру­шения православной русской государственности, ког­да руками безумцев насильственно изгонялась благо­дать Божия из России, хранительница этой благодати Православная Церковь, в лице своих виднейших пред­ставителей, молчала. Она не отважилась остановить злодейскую руку насильников, грозя им проклятием и извержением из своего лона, а молча глядела на то, как заносился злодейский меч над священною Гла­вою Помазанника Божия и над Россией, молча глядит и сейчас на тех, кто продолжает делать свое антихри­стово дело, числясь православным христианином.

Чем же были вызваны безумные требования отрече­ния Царя от Престола? Разумею не требования мироправителей — жидов, хорошо понимавших природу и задачи Самодержавия и видевших в Русском Царе оплот мировой христианской культуры и самого опас­ного врага в борьбе с христианством, а требования русских людей, отражавшие абсолютное непонимание природы Русского Самодержавия и Богопомазанничества.

«Власть, по самой природе своей, должна быть железной, иначе она не власть, а источник произвола и беззакония, а Царь был слишком добр и не умел пользоваться Своею властью», - говорила толпа.

Да, власть должна быть железною, и даже более этого, она должна быть неумолимою и не доступною движениям сердца. Ее сфера должна чуждаться гиб­кости и мягкости. Власть должна быть бездушной, как бездушен закон. Гибкость закона есть беззаконие, сла­бость власти есть безвластие. Бездушной, строгой, неумолимой, внушающей только трепет и страх, дол­жна быть власть.

Но не таковою должна быть власть царская.

Царь — выше закона. Царь - Помазанник Божий, и как таковой воплощает Собою Образ Божий на земле. А Бог - Любовь. Царь и только Царь является источни­ком милостей, любви и всепрощения. Он и только Он Один пользуется правом, Ему Одному Богом данным, одухотворять бездушный закон, склоняя его перед тре­бованиями Своей Самодержавной воли, растворяя его своим милосердием. И потому в сфере действия закона только один Царь имеет право быть доб­рым, миловать и прощать. Все же прочие носите­ли власти, облекаемые ею Царём, не имеют этого права, а если незаконно им пользуются, гонясь за личной популярностью, то они воры, предвосхи­щающие прерогативы Царской власти.

«Доброта» Царя есть Его долг, Его слава, Его ве­личие это ореол Его Божественного помазанничества, это отражение лучей небесной славы Всеблагого Твор­ца.

«Доброта» подчиненных Царю органов власти, — есть измена, воровство, преступление.

Кто осуждал Царя за Его доброту, тот не пони­мал существа Царской власти, кто требовал от Царя твердости, суровости и строгости, тот свали­вал на царя свои собственные обязанности и сви­детельствовал о своей измене царю, о непонима­нии своего служебного долга и о своей непригод­ности ни Царю, ни России.

А между тем среди тех, кому Царь вверял охрану закона, не было почти никого, кто бы не совершал этого преступления. Начиная от министров, кончая мелкими чиновниками, носителями ничтожных крупи­нок власти, все желали быть «добрыми», кто по тру­сости, кто по недомыслию, кто по стремлению к попу­лярности, но мало кто отваживался осуществлять неумолимые требования закона, существующего не для добрых, а для злых людей: все распоряжались законом по собственному усмотрению, обезличивали его, приспособляя к своим вкусам, убеждениям и выгодам, точно его собственники, а не стражи его неприкосновенности, забывая, что таким Собственни­ком мог и должен быть только Самодержавный Русский Царь.

И на фоне общего хаоса, царившего в области от­ношения к закону, чуть ли не единственным свиде­тельством подлинного уважения к закону являлись только смертные приговоры военных судов, подноси­мые на Высочайшее утверждение. Суд честно выпол­нял свою задачу, склонялся пред неумолимыми требованиями закона, выносил суровый приговор, но в то же время взывал к милости Хозяина закона, сознавая, что совершил бы преступление, дерзнув само­вольно осуществить это право Хозяина. Во всех же прочих областях действия закона царил неимоверный хаос, как результат погони за личной популярностью и непонимания того, что такое закон и каковым долж­но быть отношение к нему со стороны лиц, призван­ных охранять его. И такое отношение к закону сдела­лось до того обычным, что по степени популярности держателей власти можно было безошибочно судить об их ничтожестве, и наоборот. Преследовались луч­шие, превозносились - худшие.

Сколько же недомыслия нужно было иметь для того, чтобы отождествлять Царя с заурядными носи­телями власти, чтобы обвинять Царя в «доброте», т.е. в том, что составляло Его долг и сущность Его Царс­кого служения? И кажется мне, что ни один русский Царь не понимал Своей Царской миссии столь глубо­ко, как понимал ее благодатный Государь Николай Александрович. Здесь - источник Его мистицизма, точнее его веры, Его общения с Божьими людьми, Его поисков духовной опоры, какой он не находил вовне, со стороны тех, кто не понимал, кем должен быть Русский Царь, и осуждал Его. Но здесь же и источник той злой травли, какой подвергался Государь, преследуемый жидо-масонами и их прислужниками именно за Свою «доброту», в которой они видели не слабость и дряблость а выражение самого яркого, самого вер­ного и точного образа того, кем должен быть Русский Царь, понимающий сущность Своего Царского служе­ния и Своей Божественной миссии Помазанника Бо­жьего.

В этом непонимании русскими людьми приро­ды Самодержавия и сущности Царского служения и выразилось главное преступление русской мыс­ли, попавшей в жидо-масонские сети, и настолько глубоко проникшее в ее толщу, что не изжито даже до сих пор, спустя 10 лет, протекших с момента гибели России. Еще и сейчас, по мнению одних, России ну­жен Диктатор, способный заливать Русскую Землю кро­вью своих подданных, по мнению других, — конститу­ционный монарх, т.е. Царь, связанный ответственностью не пред Богом, а пред теми незримыми единица­ми, которые творят волю пославшего их Незримого Правительства, выдавая ее за «волю народа».

Нет, не безответственные монархи, как послушные орудия в руках жидо-масонов, и не железные Дикта­торы, облеченные Царскою властью нужны России, а нужны были ей и будут нужны железные исполните­ли закона, верные и честные слуги Царя, Которого нужно сперва вымолить у Бога. Русский же Пра­вославный Царь, осуществляя Свою Божествен­ную миссию Помазанника Божия, не может быть Диктатором, ибо Его священная миссия выходит далеко за пределы прав и обязанностей заурядного носителя власти, хотя бы и облеченного ее наивысшими прерогативами.

Другое преступление русского народа выразилось в непонимании самой России и ее задач.

Царь и Россия - неотделимы друг от друга. Нет Царя - нет и России. Не будет Царя - не будет и России, и русское государство неизбежно сойдет с пути, предуказанного Богом. И это понятно, ибо то, что Бог вручает своему Помазаннику, того не может вручить толпе.

Задачи Русского Царя, Промыслом Божиим на Него возложенные, выходят далеко за пределы задач вер­ховного носителя государственной власти. Это - не глава государства, избираемый народом и угождаю­щий народу, которым назначен и от которого зависит. Русский Царь помазан на царство Богом и предназна­чается быть Образом Божиим на земле: его дело - творить дела Божии, быть выразителем воли Божией, носителем и хранителем общехристианского идеала земной жизни.

Соответственно сему и задачи Русского Царя, вы­ходя далеко за пределы России, обнимали собою весь мир. Русский Царь устанавливал мировое равновесие в отношениях между народами обоих полушарий. Он был защитником слабых и угнетенных, объединял Сво­им верховным авторитетом разноплеменные народы, стоял на страже христианской цивилизации и культу­ры, был тем «держащим», на Которого указывал Апо­стол Павел в своем 2-м Послании к Фессалоникийцам, говоря: «тайна беззакония уже в действии только не совершится до тех пор, пока не будет взят из сре­ды удерживающий теперь» (гл.2, 7-8)

Вот в чем заключалась миссия Русского Православ­ного Самодержавного Царя!

Сколько же недомыслия, нужно было иметь для того, чтобы допускать, что эта миссия, заключающая­ся в борьбе с коллективным антихристом и в охра­не христианского идеала на земле, могла быть вы­полнена с помощью слуг антихристовых, скрывав­шихся под маскою всякого рода коллективов, от пар­ламентаризма до профессиональных союзов, пре­следующих как раз обратные цели?!

А между тем такое недомыслие со стороны одних и преступность со стороны других лежали в основе всех тех нелепых требований, какие предъявлялись к Царю и Его правительству с единственной целью - низвести Царя с той высоты, на какую Он был постав­лен Богом, урезать Его самодержавные права и выр­вать из рук Царя то дело, какое Господь возложил на Своего Помазанника.

Дело же это - не только благо России, но и мир всего мира.

В этих посягательствах на самодержавие Русского Православного Царя и сказался тот великий грех рус­ских людей, в результате которого Господь отнял от России Свою благодать и Россия погибла.

И пока русские люди не уразумеют миссии Само­державного Русского Царя, пока не сознают, в чем заключались и должны заключаться задачи Самодер­жавия и Богопомазанничества и не дадут обета Богу помогать Царю в осуществлении этих задач, до тех пор благодать Божия не вернется в Россию, до тех пор не будет и мира на земле.

г. Бари, 14/27 мая 1928 г.

Comments for this post were locked by the author