?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2019

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Іосифляне на Сѣверо-Западѣ Россіи въ періодъ немец­кой оккупаціи 1941-1944 гг. - ЧАСТЬ I

Въ годы Второй Міровой войны далеко не всѣ православные священнослужители на оккупиро­ванной территоріи Ленинградской области принадлежали къ Москов­ской Патріархіи. Были и такіе, кто принципіально отказывался подчи­няться организованной въ августѣ 1941 г. экзархомъ Прибалтики митр. Сергіемъ (Воскресенскимъ) Псковской Духовной Миссіи, такъ какъ входили въ іосифлянское движеніе и причисляли себя къ такъ называемой Истинно-Православной Церкви. У нихъ не имѣлось централизованнаго управленія, это были отдѣльные, какъ правило, не связанные между собой священни­ки, чудомъ уцѣлѣвшіе въ ходѣ массовыхъ репрессій конца 1930-хъ гг. На оккупированной территоріи они, какъ правило, выходили изъ подполья и легализировали свою дѣятельность. Среди подобныхъ священнослужителей своей активностью выдѣлялся бывшій іеромонахъ Александро-Невской лавры Тихонъ (Зоринъ). Онъ съ 1938 г. тайно окормлялъ созданную имъ іосифлянскую общину въ сѣверномъ пригородѣ Ленинграда Коломягахъ, нелегально проживая на станціи Володарская у своей духов­ной дочери Ѳ.Т. Рудневой. Въ домѣ послѣдней также проходили собранія мѣстныхъ іосифлянъ.

Въ августѣ 1941 г. германскія войска захватили Володарскую, и о. Тихонъ оказался на оккупирован­ной территоріи, потерявъ связь со своей общиной. Въ концѣ года онъ совмѣстно съ вѣрующими жителями пристанціоннаго поселка обра­тился къ нѣмецкому коменданту съ просьбой разрѣшить открыть мѣстную церковь преподобномученика Андрея Критскаго. Это былъ ранѣе іосифлянскій храмъ, закры­тый въ февралѣ 1932 г., и его уцѣлѣвшіе прихожане хотѣли воз­родить свою церковь. Въ ходѣ бесѣды съ комендантомъ іеромонахъ разсказалъ о томъ, что под­вергался репрессіямъ, но смогъ по­лучить разрѣшеніе лишь на открытіе привокзальной часовни. Въ ней въ январѣ 1942 г. о. Тихонъ устроилъ церковь св. Андрея Критскаго. Однако храмъ дѣйствовалъ недолго, Володарская находилась почти на линіи фронта, и 23 марта 1942 г. нѣмцы въ принудительномъ порядкѣ вывезли всѣхъ жителей изъ поселка. Ѳ.Т. Руднева была къ тому времени убита, и о. Тихонъ въ концѣ марта пріѣхалъ со своей ду­ховной дочерью Е.С. Шавровой (бывшей пѣвчей ленинградской іосифлянской церкви Пресвятой Троицы въ Лѣсномъ и церкви св. Андрея Критскаго на Володарской) въ д. Ожогино Волосовскаго райо­на. Іеромонахъ и Шаврова посели­лись у сестеръ Маріи и Евдокіи Харламовыхъ и прожили у нихъ болѣе полутора лѣтъ — до конца октября 1943 г. Изъ Володарской въ Ожогино пріѣхала еще одна іосифлянка — К.И. Филиппова1.

Ближайшая церковь св. Ирины въ с. Волгово, закрытая въ 1939 г., была занята германскими войсками подъ конюшню, и о. Тихонъ, организовавъ въ Ожогино іосифлянскую общину, устроилъ церковь въ зданіи мѣстной школы. Іеромонахъ получилъ офиціальное разрѣшеніе проводить богослуженія послѣ то­го, какъ объяснилъ нѣмецкому ко­менданту въ пос. Волосово, что яв­ляется іосифлянскимъ священникомъ, былъ репрессированъ и враждебно настроенъ къ совѣтской власти. Въ іюнѣ 1942 г. о. Тихонъ открылъ церковь святыхъ Апостоловъ Петра и Павла въ д. Клопицы Волосовскаго района, вскорѣ онъ устроилъ храмъ и въ одномъ изъ пустовавшихъ домовъ д. Дятлицы Ломоносовскаго района. По нѣкоторымъ свѣдѣніямъ іеромонахъ короткій періодъ времени также служилъ въ Ириновской церкви с. Волгово. Въ созданный имъ цер­ковный хоръ вошли Е.С. Шаврова, К.И. Филиппова, бывшія ленин­градки А.Ѳ. Третинская, монахиня Марія (Поркъ) и рядъ жительницъ Ожогино.

Въ октябрѣ 1942 г. о. Тихону по требованію нѣмцевъ пришлось присутствовать на районной конференціи священниковъ и учителей въ Волосово, которая приняла рѣшеніе начать преподаваніе въ школѣ Закона Божія. На конференціи іеромонахъ встрѣтилъ Во­лосовскаго благочиннаго Нарвской епархіи священника Димитрія Горемыкина, но отказался признать его. О. Тихонъ заявилъ благочин­ному, что не находится съ нимъ въ молитвенномъ общеніи, такъ какъ тотъ признаетъ въ качествѣ руко­водителя экзарха Прибалтики митр. Сергія (Воскресенскаго), а онъ — митр. Іосифа (Петровыхъ) и по линіи духовной никому сейчасъ не подчиняется. Въ то же время іеромонахъ, согласно его показаніямъ на допросѣ въ 1951 г., сказалъ Д. Горемыкину: «Давайте не будемъ врагами, я ваши распоряженія выполнять не стану, но если они будутъ переданы черезъ нѣмецкія власти — выполню»2.

Съ осени 1942 по сентябрь 1943 гг. о. Тихонъ преподавалъ Законъ Божій въ начальныхъ школахъ д. Клопицы и д. Ранковицы. Въ ходѣ слѣдствія 1951 г. онъ объяснилъ это такъ: «Нѣмцы выявили всѣхъ священниковъ и заставили ихъ пре­подавать Законъ Божій. Я не по своей волѣ преподавалъ Законъ Божій». Уроки іеромонахъ прово­дилъ одинъ разъ въ недѣлю. На допросахъ о. Тихонъ категорически отрицалъ предательство въ пользу фашистовъ и какое-либо выполненіе ихъ указаній или заданій. Онъ заявилъ, что за нѣмцевъ не молил­ся, но и не ругалъ ихъ, такъ какъ въ этомъ случаѣ они бы его уничто­жили. Впрочемъ, іеромонахъ призналъ, что въ проповѣдяхъ призывалъ повиноваться германской администраціи и отказывался молить­ся по просьбамъ родственниковъ за тѣхъ, кто служилъ въ совѣтской арміи. Согласно же показаніямъ свидѣтелей о. Тихонъ въ августѣ 1943 г. отслужилъ благодарствен­ный молебенъ въ день второй го­довщины занятія германскими вой­сками Волосовскаго района, на которомъ присутствовало лишь нѣсколько стариковъ. Въ проповѣдяхъ же іеромонахъ всегда упоминалъ митрополитовъ Петра (Полянскаго) и Іосифа (Петровыхъ) и «восхвалялъ монархическій строй»3.

Въ концѣ октября 1943 г. нѣмцы провели акцію по вывозу жителей Ожогино и сосѣднихъ де­ревень на территорію Латвіи. О. Тихонъ поселился вмѣстѣ съ пятью своими духовными дочерьми — Е.С. Шавровой, Е.А. Харламовой, М.А. Харламовой, А.О. Филиппо­вой и Н. Алексѣевой на хуторѣ Страутнеки Ветцаульской волости Баутскаго уѣзда, гдѣ проживали до августа 1944 г. Іеромонахъ выполнялъ мелкія домашнія работы по хозяйству и проводилъ богослуженія въ устроенной домовой церк­ви. Ихъ посѣщали также эвакуиро­ванные изъ Ожогино на территорію Баутскаго уѣзда А.О. Третинская, К.И. Филиппова, монахиня Марія (Поркъ) и бывшая уборщица Клопицкой церкви Вѣра Михай­ловна. Въ началѣ февраля 1944 г. о. Тихонъ ѣздилъ въ Ригу къ еписко­пу Рижскому Іоанну (Гарклавсу), думая, что тотъ принадлежитъ къ іосифлянскому направленію, но Владыка сказалъ о своей принад­лежности къ Московской Патріархіи, и іеромонахъ рѣшилъ въ связь съ нимъ не вступать и больше не встрѣчаться4.

Въ августѣ 1944 г. нѣмцы при­нудительно угнали о. Тихона и Е. Шаврову на строительство оборонительныхъ сооруженій въ районѣ Ветцаульской станціи, но имъ вскорѣ удалось освободиться. Послѣ прихода въ сентябрѣ 1944 г. совѣтскихъ войскъ іеромонахъ и его духовныя дочери проживали до апрѣля 1948 г. на хуторѣ Ситти Ислицкой волости Баутскаго уѣзда. Здѣсь они трудились на сельскохо- зяйственныхъ работахъ и посѣщали тайныя богослуженія. Къ о. Ти­хону пріѣзжали іосифляне и изъ другихъ районовъ страны, особен­но часто изъ Риги бывшая послуш­ница Петроградскаго Іоанновскаго монастыря Елена Домнышева, а также монахиня Іоанна (Чаенкова) и К.П. Савельева изъ Ленинграда. Въ Латвіи батюшка постригъ въ монахини двухъ своихъ духовныхъ дочерей. 30 апрѣля 1948 г. онъ по настоятельнымъ просьбамъ вѣрующихъ іосифлянъ переѣхалъ въ Ленинградъ, гдѣ тайно служилъ до своего ареста 24 января 1951 г. О. Тихона обвинили въ антисовѣтской церковной дѣятельности (сотрудни­чество съ нѣмецко-фашистскими захватчиками доказано не было) и приговорили къ 25 годамъ исправительно-трудовыхъ лагерей5.

Существовало и нѣсколько дру­гихъ іосифлянскихъ священнослу­жителей, не подчинившихся Псков­ской Миссіи, о дѣятельности и судьбѣ которыхъ извѣстно значи­тельно меньше. Однимъ изъ нихъ былъ іеромонахъ Сергій (Сампсоникъ), который въ концѣ 1941- 1942 гг. служилъ въ храмахъ с. Бѣлое Псковскаго района и с. Мелетово Середкинскаго района. Со­гласно показаніямъ прот. Николая Жунды (1944 г.), въ декабрѣ 1942 г. Миссія назначила настоятелемъ Мелетовскаго прихода прот. Нико­лая Попова съ порученіемъ «всяче­ски противодѣйствовать іосифлянскому священнику», и о. Николай сумѣлъ выполнить это заданіе, «наладивъ приходскую жизнь въ Мелетово». Что стало съ іеромонахомъ Сергіемъ, неизвѣстно. Въ церкви с. Черемна Лужского округа въ періодъ оккупаціи служилъ извѣстный іосифлянскій протоіерей, бывшій настоятель Александро-Невской церкви въ г. Крас­ное Село о. Николай Телятниковъ. Только послѣ изгнанія нѣмцевъ, въ 1945 г. онъ примирился съ Москов­ской Патріархіей и былъ назначенъ въ Покровскую церковь Маріенбурга (Гатчины). Также въ Лужскомъ округѣ, видимо, вмѣстѣ съ прот. Н. Телятниковымъ служили не признавшіе Псковскую Миссію діаконы Александръ Орловъ и Ни­колай Тишинъ. Послѣ прихода совѣтскихъ войскъ они тоже вошли въ составъ клира Ленинградской епархіи. Извѣстно, что и въ Новгородскомъ районѣ въ періодъ оккупаціи служилъ іосифлянскій священникъ изъ Стрѣльны Алексій Вознесенскій, не вступавшій въ связь съ Миссіей. Онъ остался на родинѣ, 21 февраля 1945 г. былъ арестованъ въ Новгородѣ, 1 марта помѣщенъ въ тюремную больницу и 18 іюля 1945 г. скончался въ ней отъ сердечной недостаточности6.

Однако больше было тѣхъ іосифлянскихъ священнослужителей, которыхъ Псковская Миссія возсоединила съ Московской Патріархіей. Въ годы войны противорѣчія между различными церковными теченіями во многомъ сгладились. Въ числѣ такихъ принесшихъ покаяніе іосифлянъ былъ даже замѣститель начальника Миссіи протоіерей Ѳеодоръ Михайловъ, служившій когда-то въ главномъ іосифлянскомъ храмѣ Воскресенія Христова (Спасъ-на-Крови) въ Ленинградѣ. Въ 1943-1944 гг. онъ также являлся благочиннымъ Псковскаго округа и послѣ прихода совѣтскихъ войскъ былъ арестованъ и осужденъ. 27 марта 1943 г. епископъ Рижскій Іоаннъ (Гарклавсъ) принялъ въ молитвенное общеніе бывшаго діакона храма Воскресенія Христова Михаила Яковлева. Въ дальнѣйшемъ М. Яковлевъ слу­жилъ въ Петропавловской церкви Любани, въ Латвіи, былъ эвакуированъ въ Чехію и вернулся въ СССР только въ 1952 г.

Въ Новгородскомъ округѣ Псковская Миссія приняла въ составъ своего клира какъ минимумъ трехъ іосифлянскихъ священнослужителей: бывшаго настоятеля Ефремо-Перекомскаго монастыря ар­химандрита Сергія (Андреева), іеромонаха этой обители Варсонофія (Кузьмина) и протоіерея Димитрія Кратирова. Первые два на­чали служить самостоятельно вскорѣ послѣ прихода нѣмцевъ. Такъ, о. Варсонофій, вернувшійся послѣ ссылки къ руинамъ родной обители, началъ богослуженія въ Успенской церкви с. Курицко на озерѣ Ильмень къ Успенію 1941 г. «Въ войну по всѣмъ деревнямъ съ крестнымъ ходомъ ходили въ пра­здники», — вспоминали позднѣе старожилы села. Архим. Сергій служилъ въ Спасской церкви с. Спасъ-Пископецъ. Осенью 1941 г. благочинный Новгородскаго окру­га прот. Василій Николаевскій взялъ съ нихъ подписку, что оба монашествующихъ теперь принадлежатъ къ Московской Патріархіи. Правда, самъ о. Василій только въ февралѣ 1943 г. былъ признанъ Псковской Миссіей въ качествѣ благочиннаго. Съ весны 1943 г. до конца года іеромонахъ Варсонофій служилъ въ храмахъ селъ Межнино и Корыстынь Шинскаго района, затѣмъ былъ эвакуированъ. Ар­хим. Сергій также въ ноябрѣ 1943 г. эвакуировался въ Литву, гдѣ и скончался 22 мая 1944 г. Еще рань­ше о. Василія Николаевскаго — въ 1942 г. установилъ связь съ Миссіей и сталъ получать отъ ея управленія различныя распоряженія прожи­вавшій до прихода нѣмцевъ въ Новгородѣ ленинградскій іосифлянскій протоіерей Димитрій Кратировъ. До ноября 1943 г. онъ слу­жилъ въ церкви с. Большое Водское Новгородскаго района, публи­ковался въ журналѣ Миссіи «Пра­вославный Христіанинъ», затѣмъ былъ эвакуированъ черезъ При­балтику въ Германію, гдѣ подалъ прошеніе о пріемѣ въ юрисдикцію Зарубежной Русской Церкви. Въ 1945-1947 гг. о. Димитрій служилъ настоятелемъ Берлинскаго православнаго собора Воскресенія Хрис­това въ юрисдикціи Московской Патріархіи. Скончался о. Д. Кратировъ 22 августа 1952 г.7

Въ г. Сольцы Новгородскаго округа въ періодъ оккупаціи жилъ извѣстный историкъ Русской Пра­вославной Церкви XX вѣка профессоръ И.М. Андреевъ (Андреевскій), входившій когда-то въ делегацію ленинградскихъ іосифлянъ, принятую въ декабрѣ 1927 г. Замѣстителемъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя митр. Сергіемъ (Страгородскимъ). При Андреевскомъ проживала и семья другого члена этой делегаціи — разстрѣляннаго въ 1937 г. протоіерея Викторина Добронравова (вдова и дочь). Въ ноябрѣ 1942 г. И. Андреевскій участвовалъ въ организованномъ Миссіей собраніи духовенства Порховско-Дновскаго благочинническаго округа, проходившемъ въ г. Дно, и даже выступилъ на немъ съ рѣчью. Согласно тенденціознымъ показаніямъ на допросѣ священника Николая Со­ловьева, профессоръ «восхвалялъ нѣмцевъ, клеветалъ на совѣтскую власть и говорилъ на религіозныя темы, призывая священниковъ быть примѣромъ въ такой отвѣтственной моментъ, когда рѣшается судьба Россіи»8. По свидѣтельству же начальника Псковской Миссіи о. Кирилла Зай­ца И.М. Андреевскій пріѣзжалъ въ г. Порховъ, гдѣ на съѣздѣ учителей прочиталъ большую лекцію о безбожіи и матеріализмѣ. Въ концѣ 1943 г. И. Андреевскій вмѣстѣ съ семьей о. Викторина эвакуировался въ Ригу. Въ перечнѣ зарегистрированныхъ въ службѣ здравоохраненія города весной 1944 г. русскихъ бѣженцевъ указано, что онъ 19 апрѣля 1944 г. подалъ заявленіе о предоставленіи ему работы. Черезъ нѣсколько мѣсяцевъ Андреевскій выѣхалъ въ Германію, а въ дальнѣйшемъ проживалъ въ США, гдѣ состоялъ въ юрисдикціи Зару­бежной Русской Православной Церкви9. Изъ письма 1944 г. діакона церкви с. Хохловы Горки Псковскаго округа Іоанна Петровича Пе­трова митр. Алексію извѣстно, что о. Іоаннъ «до недавняго времени» (видимо до 1943 г.) былъ іосифляниномъ.

Наиболѣе извѣстнымъ изъ іосифлянскихъ священнослужите­лей, вошедшихъ въ составъ клира Псковской Миссіи, былъ протоіерей Алексій Кибардинъ. На его служеніи въ годы войны слѣдуетъ остановиться подробнѣе. О. Алексій принадлежалъ къ числу самыхъ замѣчательныхъ священниковъ Санктъ-Петербургской епархіи XX вѣка. Послѣ окончанія Петербург­ской Духовной Академіи со степе­нью кандидата богословія онъ былъ назначенъ 8 августа 1912 г. къ церкви общины сестеръ милосердія во имя Христа Спасителя на Сергіевской улицѣ 21 іюня 1913 г. протопресвитеръ военнаго и мор­ского духовенства Георгій Шавельскій перемѣстилъ о. Алексія въ Ѳеодоровскій Государевъ соборъ Царскаго Села, гдѣ тотъ слу­жилъ болѣе 17 лѣтъ10. Въ соборѣ на богослуженіяхъ съ участіемъ молодого священника нерѣдко присутствовалъ императоръ Николай II и согласно нѣкоторымъ свидѣтельствамъ о. Алексію приходи­лось исполнять обязанности цар­скаго духовника. Помимо службы въ соборѣ о. Алексій съ 1913 г. исполнялъ пастырскія обязанности по Собственному Его Величества Кон­вою, а съ 28 августа 1914 по 1917 г. окормлялъ открывшійся послѣ на­чала Первой міровой войны лазаретъ великихъ княжонъ Маріи Ни­колаевны и Анастасіи Николаевны въ Ѳеодоровскомъ городкѣ. Какъ могъ укрѣплялъ царскую семью священникъ во время ея пребыванія подъ арестомъ въ Александровскомъ дворцѣ Царскаго Села съ 8 марта по 1 августа 1917 г. Попро­щавшись съ царственными мучени­ками передъ ихъ отправкой въ Тобольскъ о. Алексій до конца дней хранилъ теплыя воспоминанія объ августѣйшей семьѣ".

И.Б.Шкаровскій
«Православная Русь», № 14, 15/28 июля 2004 г.
См. Часть II : https://pisma08.livejournal.com/453218.html
(Окончаніе слѣдуетъ)
***

Comments