pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ВЕЛИКІЙ ПОСТ

Святая Православная Церковь еще со времен апостольских совершенно точно и ясно говорит: “кто не постится в св. Четыредесятницу, тот да будет отлучен от Церкви” (Апостоль­ское правило 69).

А между тѣм, кто теперь среди нас соблюдает пост? Даже в религіозных, даже в церковных семьях совсѣм забыли об этой краеугольной заповѣди христіанской.

И это не со вчерашняго дня. С того момента, когда, двѣсти лѣт тому назад, в православную, крѣпко сколоченную, проч­но обоснованную русскую жизнь, ворвались чужія струи, пер­вое что поспѣшили нарушить наши, соблазненные новыми вѣяніями предки, была заповѣдь Церкви о постѣ.

И преподобный Серафим Саровскій сто с лишним лѣт тому назад, видя ясным духовным оком эту червоточину в русской душѣ, несмотря на наружное великолѣпіе, мощь и славу Рус­ской державы тогда, недвусмысленно говорил: “Россія гиб­нет, потому что русскіе люди перестали соблюдать пост”.

“Просвѣщенные люди” XIX вѣка отнеслись к этим словам, как к чудачеству праведнаго старца, как к доказательству его узости и неразвитости. Несмотря на всѣ встряски и пере­оцѣнки, и среди нас многіе к этим словам любимаго святого склонны относиться так же.

А между тѣм они глубочайшим образом серьезны и совер­шенно истинны. Православная Россія не погибла бы, всего кроваваго ужаса наших дней не было бы, если бы русскіе лю­ди не забыли пост.

Вдумаемся в смысл нашей жизни не с привычной земной, тѣлесной точки зрѣнія, а с Божіей — вѣчной. Для чего мы живем? Чтобы наслѣдовать вѣчность. Чтобы мы созрѣли до способности ее наслѣдовать.

Для этого наша душа облечена в тѣло, а тѣлу для жизни дается пища. Все это в планѣ Божіем подчиняется одной цѣ­ли, служит величайшему процессу, для котораго сотворена и существует вся вселенная. Пища служит тѣлу, тѣло служит душѣ, а душа повинуется Богу, Церкви, и тѣм возвращает себѣ богоподобіе, дѣлается сонаслѣдником Небеснаго Цар­ства соцарем с Богом. (Отк. У, 10).

И вот весь этот Божій план, весь этот вселенскій процесс нарушается, если іерархія цѣнностей переставляется, если душа начинает служить тѣлу, тѣло начинает работать толь­ко для пищи, творя из нея кумира, ничѣм не ограничивая ея велѣній.

Пост же бережет правильность іерархіи отношеній. Даже самый грубый, самый примитивный пост с объяденіем гриб­ными пирогами, с осетринами и балыками в дни, когда рыба разрѣшена. Потому что тѣло, пресытившись одним родом пи­щи, начинает требовать другого, а вот я — душа моя не по­винуется этому требованію тѣла, ставит его на подобающее ему подчиненное, мѣсто, не по гигіеническим, не по экономи­ческим соображениям, а по чисто духовным, по послушанію Церкви и Богу, откалываясь от того или другого рода пищи в опредѣленные, Церковью установленные, дни.

Многогранно значеніе поста. В нем нѣкій дар, приноси­мый нами Богу от того, что Он дает нам, и таким образом, постом благословляется, освящается, усваивается Богу вся наша тѣлесная нища. В нем ограниченіе нашего тѣла п под­чиненіе его духу. В нем упражненіе в послушаніи Богу и Церкви.                           

И Сам Христос недаром говорит о темной сатанинской си­лѣ: “сей же род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. ХVII, 21 и Мр. IX, 29). Потому в наше время и завладѣли бѣсовскія силы так полно, так безраздѣльно міром, что чело­вѣчество, забыло, оставило пост.

Напрасно возражают нѣкоторые: “сейчас мы и без того го­лодаем. Этот тот, же пост”.
Нѣт, эта скудость пищи, этот голод по всей землѣ — не пост. Это Божіе наказаніе за попраніе поста. Для служенія чреву, соблазненные угожденіем ему, люди попрали заповѣдь Божію, не захотѣли ничего приносить в дар Господу от Его дара, от своей пищи, содѣлали ее кумиром. И Божія рука без жалости сокрушает кумира. Кумиров Господь всегда без­жалостно сокрушает, ибо Он ревнивой любовью любит нас, наши безсмертныя души, сотворенныя Им для Своей безконечной любви и вѣчной радости, а кумиры дѣлают нас неспособными к этой любви и радости.

Посмотрите: когда люди хранили пост, они — примитив­ные, технически слабые, тѣм не менѣе пищу свою имѣли всегда в изобиліи. А теперь, гордые безмѣрным могуществом своей техники и богатством всѣх сил и даров почти до кон­ца покоренной природы, они не имѣют куска хлѣба, чтобы на­сытить свое чрево, поставленное ими во главу угла.

Но эта скудость, эта голодность не замѣняет поста. В по­стѣ самое дорогое и единственно нужное для Бога — его доб­ровольность, свободное желаніе человѣческаго духа исполнить заповѣдь Божію и принести Ему дар, отказавшись во исполне­ніе этой заповѣди от того, к чему стремится его тѣло. А под­невольный пост нравственной цѣнности не имѣет.

Насколько важна заповѣдь о постѣ показывает то, что пер­вой заповѣдью, данной Богом людям, была именно заповѣдь о постѣ Адаму и Евѣ, и все многовидное, многогранное зло, проросшее с тѣх пор в человѣчествѣ, явилось послѣдствіем нарушенія этой именно заповѣди. Потому что, любя людей и желая, чтобы они любили Его, Господь знал, что любовь раз­вивается от дѣл, от выполненія желаній любимаго. Так и мы, когда постимся, оживляем этим свою душу, свои лич­ныя отношенія с Богом, вводя в жизнь свою не теоретически, но практически выполненій Его повелѣній.

Если, мы это хорошенько поймем и осознаем, для пас не будет уже казаться странным ни слово преподобнаго Серафима, ни апостольское правило, отлучающее от Церкви нару­шителей поста.

И если в наше время по малодушію, по боязливости не зву­чит грозным торжественным прещеніем в храмѣ такое отлу­ченіе, которое часто могло бы показаться лицемѣріем в устах архипастыря или пастыря самого согрѣшающаго против за­повѣди о постѣ, то Господень закон остается неизмѣнный и неподкупным. И своими глазами мы видим, как люди, попи­рающіе ту или другую заповѣдь Божію, за попраніе которой уставы церковные полагают отлученіе от Церкви, как буд­то сами отходят от церковной жизни, хотя оффиціально и мол­чит отлученіе. Это Божій Промысл лишает безграничнаго церковнаго счастья, неизмѣримаго церковнаго богатства тѣх, кто это счастье, это богатство не хочет, не умѣет цѣнитъ.

Воспользуемся постом, оживим им наши души.

Постимся постом пріятным, угодным Господеви. Истин­ный пост — удаленіе зла, воздержаніе языка подавленіе в себѣ гнѣва, отлученіе от похотей, от злословія, от лжи, от клятвопреступленія. Воздержаніе от сего есть истинный пост”.

И еще: “Постящеся, братіе, тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ, разрѣшим всякій союз неправды, расторгнем стропотная нуждных измѣненій, всякое списаніе неправедное раздерем. Дадим алчущим хлѣб и нищыя безкровныя (безпріютных) введем в домы, да пріимем от Христа Бога велію милость” (стихира на вечерни в среду I недѣли Поста).

Епископ НАФАНАИЛ.
Сборник «Великий пост», 1947 г.

***
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author