pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ХИРОТОНІЯ Преосвященнаго Епископа Леонтія – Женева 1950 г.

11/24 сентябя въ Женевѣ было совершено торжество хиротоніи во епископа настоятеля Женевской православ­ной церкви о. Леонтія (Бартошевича). Хиротонію совер­шили Митрополитъ Анастасій и епископъ Нафанаилъ.

Чудотворная Курская икона Божіей Матери находи­лась въ храмѣ во все время торжества.

При нареченіи новопосвящаемый произнесъ слѣдую­щее слово.

«Въ этотъ священный и знаменательный часъ», — на­чалъ о. Леонтій, — «когда благодать Божія должна из­литься на меня, чтобы препоясать силою свыше для апо­стольскаго служенія, что могутъ сказать уста мои?»

«Въ этотъ часъ сердце мое и сознаніе испытываютъ всю несоизмѣримость двухъ моментовъ въ предстоящемъ таинственномъ излитіи благодати Божіей: съ одной сторо­ны высота и святость епископскаго служенія, ибо, по вы­раженію исповѣданія восточныхъ патріарховъ, епископъ есть образъ Самого Бога. Объ этомъ напоминаетъ весь чинъ хиротоніи, какъ объясняетъ намъ Симеонъ Солун­скій:      «О р л е ц ъ , на которомъ приносится присяга, есть сѵмволъ чистоты православія и высоты богословія; Евангеліе, возлагаемое на главу хиротонисуемаго, означаетъ, что поставляемый, содѣлавшись главою Цер­кви, имѣетъ своимъ главою Христа, что ему должно знать все Христово и имѣть всякое вѣдѣніе Его; возлагающій­ся омофоръ — означаетъ образъ Христа, Который, обрѣтши насъ — овча погибшее, возложилъ на рамена Свои; произносимое слово аксіосъ — достоинъ, означаетъ, что избранный достоинъ быть носителемъ образа Самаго Христа».

«Это все напоминаетъ о томъ, на какую высоту, по­длинно пачеестественную, я буду возведенъ завтра по волѣ Божіей.

«А съ другой стороны… полное сознаніе недостоин­ства, духовной незрѣлости, нечистоты и грѣховности. Сознаніе несоотвѣтствія моего грѣховнаго сосуда, тому святѣйшему званію, которое представляетъ изъ себя епи­скопское служеніе ... Какъ можетъ немощная человѣче­ская природа понести это изобиліе Благодати?

«Въ этотъ моментъ невольно вспоминается мнѣ ветхо­завѣтный пророкъ, хотѣвшій бѣжать въ Ѳарсисъ отъ по­рученія, возложеннаго на него Господомъ. Извѣстно, какъ трагично закончилась эта попытка пророка противиться волѣ Божіей. Мнѣ не остается ничего другого, какъ изъ глубины сердца, съ любовью и благодарностью проповѣ- дывать вмѣстѣ съ Давидомъ: «Камо пойду отъ Духа Твоего и отъ лица Твоего камо бѣжу? Аще вселюся въ послѣднихъ моря, и тамо рука Твоя наставитъ мя и удер­житъ мя десница Твоя».

«Мнѣ вспоминается также другой пророкъ, который, будучи вознесенъ на высоту видѣнія, узрѣвъ Господа Са­ваоѳа, сидящаго на престолѣ, въ ужасѣ и страхѣ восклик­нулъ: «Горе мнѣ, погибъ я. Ибо я человѣкъ съ нечистыми устами, и живу среди народа также съ нечистыми устами, и глаза мои видѣли Царя, Господа Саваоѳа».

«И какъ тогда прилетѣлъ одинъ изъ Серафимовъ съ горящимъ углемъ въ рукѣ и коснулся устъ пророка, ска­завъ: «Вотъ это прикоснулось устъ твоихъ, и беззаконіе твое удалено отъ тебя, и грѣхъ твой очищенъ», такъ и я уповаю, что благодать Божія коснется моихъ разслаб­ленныхъ сердца, ума и воли, попалитъ всю грѣховную скверну и, по молитвамъ Церкви, сподобитъ меня дости­гать Христа такъ же, какъ Онъ достигалъ меня на протя­женіи всей моей жизни и достигаетъ нынѣ въ особомъ изобиліи и человѣколюбіи.

«Если до сихъ поръ мнѣ поручено было служеніе Церкви въ предѣлахъ одного лишь благочинія, то от­нынѣ начинается, страшно сказать, апостольское служе­ніе Христу, ибо епископу, по словамъ Симеона Солунска­го, ниспосылаются тѣ же дары Св. Духа, которые даны были въ день Пятидесятницы «ловцамъ вселенной».

«Изъ исторіи Церкви намъ извѣстно, какъ невыносимо труденъ былъ подвигъ апостоловъ, какими лишеніями и скорбями онъ былъ усѣянъ, какъ ежедневно какъ бы умирали апостолы въ борьбѣ съ коснымъ язычествомъ и въ противостояніи грѣху, который внѣдрился въ плоть и кровь человѣковъ.

«И если такъ жестоковыйно было время апостольской проповѣди, то что можно сказать о нашемъ времени, ког­да вся хитрость діавола, всѣ силы зла ополчились вкупѣ на Господа и на Христа Его (Пс. II, 2).

«Время гоненій для служителей Церкви не миновало,
— говорилъ 44 года тому назадъ нашъ Первосвятитель. Пастыри Христова стада всегда были какъ овцы среди волковъ, а теперь можетъ быть наступаютъ такіе дни, когда мы снова — «увидимъ обиды, угрозы, разграбленіе и храмы, обагренные кровью, и даже, можетъ быть все­народное закланіе пресвитеровъ и епископовъ».
«Эти пророческія слова исполнились уже во всей своей силѣ, но, можетъ быть, исполненіе ихъ не только не окончилось, но, напротивъ, приближается къ своему апогею.

«Въ это страшное бурное время, когда Корабль Цер­ковный ударяется о подводные камни безвѣрія, преда­тельства и раздѣленія, Господь призываетъ меня, слабаго и нерадиваго, быть однимъ изъ корабельщиковъ, для со-работничества Великому Кормчему. Какое сердце, даже самое любящее и преданное Господу, не содрогнется отъ малодушія при этомъ призваніи. Но в сердцѣ своемъ я слышу слова, сказанныя Небеснымъ Кормчимъ святымъ апостоламъ: «Азъ есмь съ вами во вся дни до скончанія вѣка».

Въ своемъ словѣ далѣе архимандритъ Леонтій раду­ется, что Господь призываетъ его быть наслѣдникомъ и продолжателемъ дѣла святителей Русской Православной Церкви, великаго сонма стоятелей за правду Божію.

Въ этотъ священный часъ, хиротонисуемый во архі­ереи, проситъ у Господа прежде всего Божественной мудрости и разумнаго сердца, чтобы различать, что доб­ро, что зло (3 Царствъ, 3, 9), крѣпости и мужества, что­бы безъ преткновенія понести подвигъ вѣрности нрав­ственной Правдѣ. И всѣми силами проситъ научить мо­литься истинной молитвой.

Молитвенно вспоминаетъ онъ въ этотъ часъ всѣхъ тѣхъ, кому онъ обязанъ самою душою своею. «Въ дни моей юности, когда складывалось дальнѣйшее направле­ніе моей жизни, Господь далъ мнѣ великую радость знать трехъ лицъ, это Блаженнѣйшій владыка Антоній, Авва монашества, предрекшій мнѣ, еще десятилѣтнему отро­ку, слѣдованіе по благодатному монашескому пути. Схи­моархимандритъ Амвросій, любовію своей уязвившій мое сердце и уловившій въ сѣти монашества. Третій мой духовный наставникъ — владыка Іоаннъ Шанхайскій, съ отеческой любовью опекавшій меня и ограждавшій отъ всякихъ опасностей юности.

«Въ послѣдующіе годы монашества моими главными учителями, образцомъ подвига воздержанія, исповѣдничества и молитвы, былъ нашъ Первосвятитель, а также владыка архіепископъ Санъ-Францисскій Тихонъ, забо­той о неимущихъ дававшій мнѣ примѣръ истинной люб­ви Христовой».

Онъ съ благодарностью вспоминаетъ своего Киріарха, преосвященнаго Нафанаила, своихъ родителей, учившихъ его съ дѣтства благочестію.

Свое слово архим. Леонтій закончилъ такъ:
«Итакъ, да будетъ благословенъ Христосъ Богъ нашъ, иже премудры ловцы явилъ, ниспославъ имъ Ду­ха Святаго. Да изольется и на мой немощной и недо­стойный сосудъ сія всесовершающая спасительная Сила, чтобы я съ дерзновеніемъ могъ сказать: «Се иду испол­нять волю Твою Боже» (Евр. 10, 9)».

На слѣдующій день Божественную литургію, за ко­торой совершена была хиротонія, служили: Митропо­литъ Анастасій, епископъ Нафанаилъ, начальникъ Пале­стинской Духовной Миссіи архимандритъ Антоній, на­стоятель Мюнхенской обители преп. Іова архимандритъ Іовъ, помощникъ настоятеля Ліонскаго прихода архи­мандритъ Антоній, настоятель Цюрихскаго прихода прот. Д. Чубовъ, секретарь Св. Синода прот. Г. Граббе, помощ­никъ настоятеля Женевскаго прих. прот. А. Дьяковъ, прот. I. Григоръ-Клочко, настоятель Бернскаго прихода прот. П. Проскурниковъ, настоятель Лозанскаго и Вевейскаго приходовъ священникъ И. Трояновъ и болгарскій іеро­монахъ о. Кириллъ при протодіаконѣ С. Чертковѣ.

«Православная Русь», № 20, 1950 г.

***
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author