pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Слово Митроп. Анастасия при хиротонии Еп. Леонтия Женевского – 1950 г.


Слово произнесенное Высокопреосвященнымъ Митрополитомъ Анастасіемъ при врученіи жезла новопоставленному Епископу Женевскому Леонтію 11-24 сентября 1950 г. въ Женевскомъ Крестовоздвиженскомъ храмѣ.



Возлюбленный о Господѣ братъ и сослужитель, Пре­освященный Епископъ Леонтій!
Соборный голосъ всѣхъ іерарховъ нашей Зарубежной Церкви, изъ коихъ каждый изрекъ о тебѣ достойное сви­дѣтельство, призвалъ тебя къ высокому епископскому служенію, на которое ты и поставленъ нынѣ благодатію Св. Духа черезъ возложенія рукъ священства (1 Тим. IV, 14).

Въ этомъ великомъ и таинственномъ священнодѣй­ствіи, мы вѣримъ, соучаствовалъ съ нами незримо и нашъ общій Авва и Отецъ, приснопамятный Митрополитъ Антоній, о которомъ ты вспомнилъ вчера съ благоговѣй­ной благодарностью, какъ о своемъ духовномъ «пѣстунѣ во Христа». Хотя этотъ великій святитель давно отошелъ отъ насъ плотію, онъ неотступно пребываетъ съ нами духомъ любви своея, преисполнявшей его сердце.

Господь зоветъ тебя на чреду пророческаго и апо­стольскаго служенія въ дни великихъ испытаній для Цер­кви, когда «діаволъ въ сильной ярости сошелъ къ живу­щимъ на землѣ, зная, что немного осталось ему времени» (Апок. XII, 12) и когда гонимая имъ Церковь вынужда­ема бываетъ бѣжать отъ него въ пустыню или скрывать­ся въ катакомбахъ. Его злоба устремляется по преиму­ществу на служителей Божіихъ и особенно на архипасты­рей, какъ первыхъ свидѣтелей Христовыхъ и ангеловъ врученныхъ имъ церквей.

Преслѣдуемые повсюду «древнимъ зміемъ», они мог­ли бы сказать о себѣ вмѣстѣ съ апостоломъ: «намъ, по­слѣднимъ посланникамъ, Богъ судилъ быть какъ бы при­говоренными къ смерти, потому что мы сдѣлались позо­рищемъ для міра, для Ангеловъ и человѣковъ» (1 Кор. IV, 9). Наблюдая эти страшныя знаменія нашего времени, ты провидѣлъ, какое бремя представляетъ собою подвигъ епископа, для достойнаго несенія котораго недостаточно никакихъ естественныхъ силъ и дарованій, и потому ты считалъ бы за болѣе безопасное для себя уклониться отъ него, какъ это сдѣлалъ нѣкогда великій Златоустъ, со страхомъ бѣжавшій сначала отъ столь отвѣтственнаго служенія, презрѣвъ для этого обязательства дружбы и на­писавъ въ оправданіе своего поступка шесть замѣчатель­ныхъ словъ «о священствѣ», ставшихъ неистощимымъ источникомъ поученія и вѣрнымъ духовнымъ компасомъ для каждаго истиннаго пастыря.

Долго сопротивлялся призыву и епископскому руко­положенію и другой, не менѣе знаменитый вселенскій учи­тель, св. Григорій Богословъ, пока не призналъ себя по­бѣжденнымъ въ этой борьбѣ, уступивъ, по его призна­нію, не столько убѣжденію, «сколько принужденію» сво­его отца и своего друга Василія Великаго.

Ты страшился, какъ мы слышали изъ устъ твоихъ при нареченіи во епископа, съ одной стороны, отвѣтствен­ности этого высокаго сана, а съ другой — своей неопытности и молодости, которыя, казалось, такъ мало прили­чествуютъ ему, ибо не могутъ служить надежными со­вѣтниками при исполненіи многообразныхъ епископскихъ обязанностей.

Однако, намъ давно извѣстно, что не въ сѣдинахъ заключается залогъ мудрости для человѣка. «Возрастъ старости» это «житіе нескверно», которое ты, по об­щему нашему наблюденію и старался стяжать отъ дней твоей первой юности. «Никто да не пренебрегаетъ юно­стію твоею», писалъ Апостолъ Павелъ ученику своему Тимоѳею, поставленному имъ епископомъ Ефесской Цер­кви (1 Тим. IV, 12). Ранній возрастъ не служитъ препят­ствіемъ для вступленія на путь пророческаго служенія, если этого хощетъ Богъ. Такъ, Самуилъ, живя въ храмѣ, еще отрокомъ удостоился получить откровеніе Божіе о судьбѣ дома Первосвященника Иліи, которое и пере­далъ послѣднему (1 Цар. III, 4-20). Пророкъ Іеремія былъ освященъ для своего служенія еще прежде, чѣмъ онъ вы­шелъ изъ утробы матери своей.

Когда Господь объявилъ ему о томъ, что онъ по­ставленъ пророкомъ, Іеремія въ смущеніи пытался от­речься отъ такого жребія, указаннаго ему волей Божіей: «О, Господи Боже, я не умѣю говорить, ибо я молодъ», сказалъ онъ.

Но, послушай, что отвѣчаетъ ему Призывающій: «Не говори я молодъ, ибо ко всѣмъ, къ кому я пошлю тебя, пойдешь и все, что повелю тебѣ, скажешь. Не бойся ихъ, ибо Я съ тобою, чтобы избавлять тебя». «И простеръ, продолжаетъ пророкъ, Господь руку Свою и коснулся устъ моихъ и сказалъ мнѣ Господь: «Вотъ Я вложилъ слова Мои въ уста твои. Смотри, Я поставилъ тебя въ сей день надъ народами и царствами, чтобы искоренять и разорять, губить и разрушать, созидать и насаждать» (Іерем. I, 6-10).
И твоихъ устъ коснулась нынѣ рука Господня, чтобы очистить ихъ и воспламенить священнымъ огнемъ. И тебѣ дана нынѣ власть надъ царствами, чтобы ты могъ раз­рушать твердыни сатаны и насаждать и утверждать Цар­ство Христово на землѣ. И тебѣ вѣщаетъ нынѣ Господь, какъ Іереміи: «Не бойся, ибо Я съ тобою, чтобы избав­лять тебя».

Облеченный Его благодатію, взыди же на твою высо­кую каѳедру, указанную тебѣ свыше, и благовѣствуй въ сердце всего міра «величія Божія», какъ это сдѣлали Апостолы въ день Пятидесятницы.

Люди жаждутъ такого благовѣстія. Они извѣрились въ опустошенное, бездушное человѣческое слово, — въ эту мѣдь звенящую, которая уже не зажигаетъ болѣе человѣческія сердца. Они ждутъ отъ всѣхъ своихъ учите­лей, особенно отъ церковнаго проповѣдника, — огненна­го, покоряющаго глагола истины, явленія духа и силы, а не изощреннаго витійства, блескъ котораго меркнетъ вмѣ­стѣ съ послѣднимъ звукомъ голоса, не оставляя глубо­каго слѣда въ душѣ слушателя. Ты получилъ нынѣ на­рочитое помазаніе Духа, чтобы питать алчущихъ духов­ной манной и открыть жаждущимъ источникъ воды жи­вой, пьющій отъ котораго, по ученію Самого Слова жиз­ни «не вжаждется во вѣки». Не угашай же этого пророче­скаго огня, не зарывай даннаго тебѣ таланта въ землю, но постоянно упражняй и умножай его во славу Того, Кто даровалъ тебѣ это сокровище, и во спасеніе людей Божіихъ.

Міръ изнемогаетъ нынѣ отъ разъѣдающей его враж­ды и злобы, ненависти, мести, превратившихъ нашу грѣш­ную землю въ преддверіе ада, умерщвляющихъ все живое и свѣтлое, что осталось на землѣ, и разрушающихъ вся­кое содружество и братство между людьми и особенно между народами и государствами. Кто возвратитъ миръ потрясенной землѣ и взаимное благоволеніе между чело­вѣками, если не Церковь, которая не перестаетъ источать ихъ изъ своихъ благодатныхъ нѣдръ: на нее обращены нынѣ взоры человѣчества, какъ на послѣднюю надежду, какая осталась у него на землѣ.

Итакъ, возвысь свой пророческій голосъ съ крѣпо­стію и возвѣщай людямъ забытую ими заповѣдь любви Христовой — древнюю и всегда новую въ одно и то же время, которая одна можетъ возродить и обновить чело­вѣческое общество, созрѣвшее для великаго разрушенія. И такъ какъ ничто не возвѣщаетъ намъ съ такою силою величіе Божественной любви, какъ Крестъ Христовъ, то онъ и долженъ быть первымъ и главнымъ предметомъ твоей проповѣди.

Въ то время, какъ современные эллины требуютъ отъ Христіанства утонченной земной мудрости, льстящей ихъ изощренному и вмѣстѣ развращенному уму, а іудеи ищутъ знаменій, отвѣчающихъ ихъ чувственнымъ вожделѣніямъ, для чего имъ хотѣлось бы и самое евангеліе обратить все­цѣло лицомъ къ землѣ, сдѣлавъ его средствомъ для умно­женія и равнаго распредѣленія матеріальныхъ благъ меж­ду людьми, — ты яви имъ истинное свидѣтельство Христово. Не стыдись исповѣдовать передъ всѣми прежде все­го безуміе Креста, въ которомъ заключается средоточіе всего христіанства. Не скрывай этой тайны, не пытайся пріуменьшить или упростить её въ угоду книжникамъ и совопросникамъ вѣка сего. Напрасно ты сталъ бы уси­ливаться примирить непримиримое между собою. Безд­на, отдѣляющая «немудрое и немощное Божіе» отъ мнимой мудрости и силы человѣческой, и нынѣ столь же глубока и незаполнима, какъ двѣ тысячи лѣтъ тому на­задъ, когда вѣщалъ объ этомъ великій апостолъ языковъ.

Дружба съ міромъ, лежащимъ во злѣ, не можетъ не быть враждою противъ Бога (Іак. IV, 4).

Если ты хочешь быть истиннымъ пастыремъ, настав­никомъ и водителемъ душъ, «изучай времена», по слову св. Игнатія Богоносца. Да дастъ тебѣ Господь не только преуспѣяніе житія и вѣры, но и разума духовнаго, дабы ты могъ «испытывать духовъ, отъ Бога ли они» ибо «много лжепророковъ явилось въ мірѣ», и пастырямъ на­шего времени надо стяжать особенную духовную прозор­ливость, чтобы «отличить Духа Божія отъ духа заблуж­денія» (1 Іоан. IV, 1-2).

Если ты увидишь предъ собою человѣка, блуждаю­щаго во тьмѣ, но искренно ищущаго свѣта истины, если ты услышишь вопль души, утопающей въ бурныхъ вол­нахъ помышленій сумнительныхъ, какъ нѣкогда Апостолъ Петръ на морѣ Тиверіадскомъ, простри руку помощи этимъ несчастнымъ твоимъ братьямъ и введи ихъ въ без­бурный корабль Христовой Церкви. Понеси на своихъ ра­менахъ немощь немощныхъ. «Трости надломленной не сокрушай и льна курящагося не угашай» (Матѳ. XII, 20).

Но если ты встрѣтишь лукавыхъ лжесловесниковъ и особенно лукавнующихъ пастырей, упорствующихъ въ лицемѣріи и неправдѣ, этихъ людей съ двоящимися мыс­лями, которые хотѣли бы служить одновременно Христу и Веліару, которые одной рукой бросаютъ ѳиміамъ на алтарь послѣдняго, а другой пытаются приносить без­кровную жертву, думая тѣмъ «службу приносити Богу» обличай ихъ съ силою многою, какъ нѣкогда обличали пророки современныхъ имъ «обуявшихъ» пастырей, какъ возгремѣлъ грознымъ словомъ прещенія Самъ Христосъ надъ главами ожесточенныхъ фарисеевъ, этихъ слѣпыхъ вождей народа Израильскаго, который они влекли вслѣдъ за собой въ бездну погибели.

Какъ истинный духовный врачъ, ты долженъ наблю­дать не только за здоровыми теченіями человѣческой мысли и духовной жизни, но и тщательно слѣдить за ихъ болѣзненными уклонами, ставшими столь обычными въ наше время, чтобы врачевать эти душевныя раны совре­меннаго общества. Ради этой цѣли, вмѣстѣ съ источника­ми чистаго цѣлостнаго вѣдѣнія, изучай и истоки «лже- именнаго знанія», чтобы быть сильнымъ и противящихся обличать, поражая ихъ ихъ же собственнымъ оружіемъ, и дѣлая, однако, это съ кротостью по завѣту Апостола.

Въ эти поистинѣ лукавыя и смутныя времена, въ эти тяжкіе дни борьбы вѣры съ ожесточеннымъ воинствую­щимъ безбожіемъ, когда явились, по предсказанію апо­стола, «наглые ругатели» (2 Петр. IV, 3), люди дерзкіе, гордые, злорѣчивые, непримирительные, клеветники, не только не страшащіеся злословить высшихъ, но глаго­лющіе на высоту, дерзающіе поднимать свой хульный языкъ противъ Самого Бога Вышняго, когда многіе по своимъ прихотямъ избираютъ себѣ учителей, которые льстили бы ихъ слуху, и, отвративъ слухъ отъ истины, обращаются къ баснямъ (2 Тим. III, 2-3; IV, 3-4), будь бдителенъ во всемъ, стой непоколебимо на стражѣ Цер­кви, какъ истинный воинъ Христовъ, и держись «образца здраваго ученія» (2 Тим. 1, 13), т. е. чистаго неповреж­деннаго Православнаго ученія, воспринятаго тобою отъ слова Божія и древняго Апостольскаго преданія.

Міръ не перестаетъ прельщать пастырей обманчи­вымъ призракомъ новизны. Но Христіанство само таитъ въ себѣ источникъ безконечнаго обновленія для чело­вѣчества. Оно предназначено для всѣхъ временъ и наро­довъ: отъ него незримо питаются родники истинной куль­туры. Оторвавшись отъ этого животворящаго источника, послѣдняя обрекаетъ себя на самоубійство.

Живя на чужбинѣ и оглядываясь вокругъ себя, мы со скорбію видимъ цѣлыя страны со старой христіанской культурой, высушенныя и опустошенныя холоднымъ без­вѣріемъ; но среди этой мертвой пустыни нашъ взоръ ра­дуютъ полные жизни, цвѣтущіе оазисы, представленные по преимуществу подрастающими поколѣніями. Богъ оставилъ Себѣ и среди нашего родного русскаго юноше­ства, не только воспитаннаго заграницей, но и пришедшаго къ намъ изъ подъяремной Россіи, много чистыхъ горящихъ душъ, которыя съ радостнымъ упованіемъ взираютъ на Небо и сами влекутся къ Нему, какъ расте­нія къ солнцу. Это явленіе нельзя назвать иначе, какъ чу­домъ. Оно утѣшаетъ сердце пастыря, утверждая его вѣру въ несокрушимую побѣдную силу Церкви и живущей въ ней благодати Христовой.

Каждый епископъ принадлежитъ всей Церкви; но, прежде всего, онъ долженъ пещись о врученномъ ему удѣлѣ церковномъ. Ты счастливъ, что будешь служить въ томъ же величественномъ храмѣ, который является на­шимъ украшеніемъ и похвалой за рубежомъ родной зем­ли, и трудиться на той же нивѣ, которую воздѣлывалъ уже нѣсколько лѣтъ прежде, поливая её своимъ потомъ, а иногда, можетъ быть, и слезами. Ты знаешь своихъ овецъ и глашаешь ихъ по имени, и овцы знаютъ гласъ своего добраго пастыря и тѣмъ охотнѣе будутъ слѣдо­вать за тобою, что видятъ тебя снова возвращеннымъ имъ, но облеченнымъ сугубою благодатію. Прими же этотъ архіерейскій жезлъ не столько, какъ сѵмволъ дан­ной тебѣ власти, сколько какъ напоминаніе о твоихъ вы­сокихъ пастырскихъ обязанностяхъ, возложенныхъ на тебя вмѣстѣ съ твоимъ саномъ. Опираясь на него, ше­ствуй среди общаго духовнаго шатанія, которое мы на­блюдаемъ нынѣ, бодрыми, твердыми стопами по стезямъ вѣчной Христовой истины и церковной правды и веди по тому же пути ввѣренныхъ тебѣ людей Божіихъ, руково­димый самъ внушеніемъ Духа Божія и чистаго христіан­скаго смысла. Да процвѣтетъ онъ въ твоихъ рукахъ благо­датію, какъ нѣкогда жезлъ Аароновъ, и пусть первое твое апостольское благословеніе, какъ живительная роса сни­зойдетъ на присную тебѣ духовную ниву, на твою возлюб­ленную паству, которая радуется нынѣ духомъ, соуча­ствуя съ нами въ настоящемъ свѣтломъ церковномъ тор­жествѣ и видя своего прежняго пастыря возвеличеннымъ и украшеннымъ благолѣпіемъ святительства.

*******
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author