pisma08

НАША СМѢНА

Докладъ преосвященнаго Антонія, Епископа Женевскаго и Швейцар­скаго на Церковно-Народномъ Собраніи въ Нью-Іоркѣ въ ноябрѣ 1959 г.

Я не задержу долго вашего вниманія моимъ докладомъ, т. к. вопросъ о нашей смѣнѣ, есть наболѣвшій вопросъ для каждаго русскаго человѣка. Каждый пастырь, каждый руководитель общественной жизни давно думаетъ объ этомъ и для себя какъ то уже разрѣшилъ этотъ вопросъ и можетъ бытъ не согласенъ съ мнѣніемъ другого.

Я хочу только подѣлиться съ вами моимъ маленькимъ опытомъ работы съ молодежью въ Европѣ. Хочу указать на тѣ, по моему мнѣнію, основныя вѣхи, по которымъ должна развиваться эта работа.

Для того, чтобы русская молодежь, родившаяся и расту­щая за-границей нашей Родины была НАШЕЙ СМѢНОЙ, мы должны что то дѣлать. Это понимаютъ всѣ. Но на вопросъ что надо дѣлать, какъ надо подойти къ молодежи, какъ за­служить ея довѣріе, какъ и чѣмъ заинтересовать ее, не всѣ знаютъ что отвѣтить. Часто, несмотря на добрыя желанія воспитателей, молодежь отходитъ отъ нихъ, прерывается связь, возникаетъ недовѣріе, получаются «отцы и дѣти». Воспитатели и руководители, не замѣчая можетъ быть соб­ственныхъ ошибокъ, начинаютъ въ такихъ случаяхъ обви­нять во всемъ молодежь, послѣдняя, защищаясь, обвиняетъ старшихъ, и происходитъ разрывъ. Вотъ почему старшее по­колѣніе часто бываетъ неувѣрено въ смѣнѣ, неувѣрено въ тѣхъ, въ руки которыхъ, волей или неволей, прійдется пере­дать свои знамена.

По моему убѣжденію, мы не только можемъ имѣть на­дежную смѣну, но она будетъ въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ лучше насъ. Для этого есть данныя, но съ нашей стороны должно быть пониманіе положенія и извѣстныя усилія. Мы прежде всего обязаны помнить три условія, на которыхъ должны базироваться наши отношенія съ молодежью.


ВО ПЕРВЫХЪ МОЛОДЕЖЬ ВСЕГДА ЖИЗНЕУСТРЕМЛЕННА.

Жизнь манитъ своей неизвѣданной прелестью, своей не­объятной таинственностью, своей непосредственностью. Мо­лодой чувствуетъ эту жизнь въ самомъ себѣ, чутко прислу­шиваясь къ ней. Развиваются духовныя силы, влекущія юное сердце къ Богу и Правдѣ Его. Сама молитва льется изъ молодой души, жаждущей иного міра. Хочется видѣть отображеніе этого міра вокругъ себя, хочется жить Правдой Божіей тутъ на землѣ. Развиваются чувства души, сколько новаго неизвѣданнаго въ нихъ, манящаго и волнующаго. Жизнью напрягается тѣло: «силушка по жилушкамъ, такъ живчикомъ и переливается». Энергія бьетъ ключемъ. Хо­чется работать, творить, не можетъ молодость усидѣть на мѣстѣ. Отсюда динамизмъ молодости, желаніе тягу найти, чтобы всю землю перевернуть. Отсюда и самонадѣянность молодости. Жизнь влечетъ, все въ ней кажется прекрас­нымъ, желаннымъ, такъ много хорошаго и только хорошаго ждутъ юноши и дѣвушки отъ жизни.

Въ этомъ кроется страшная опасность увлечься не тѣмъ, чѣмъ надо, принять зло за добро, пожелать грѣхъ, какъ нѣчто заманчивое и прекрасное, протянуть руку къ древу познанія добра и зла. Влеченіе къ жизни, при отсутствіи опытности, бываетъ безразсуднымъ, какъ безразсудно вле­четъ бабочку къ свѣту. И какъ многіе юноши и дѣвушки опаляютъ крылья своей юности и чистоты и слишкомъ ра­но начинаютъ пить изъ чаши горести и разочарованія.

Конечно все это не можетъ не волновать родителей и воспитателей. Но могутъ ли они, для того, чтобы предосте­речь молодежь отъ увлеченья на жизненномъ пути, гово­рить главнымъ образомъ объ отрицательныхъ сторонахъ жизни, изображать ее мрачными и темными красками. От­рицать красоту жизни, законность развлеченій для юныхъ, видѣть всюду зло и торжество его. КОНЕЧНО НѢТЪ.

Нѣтъ, прежде всего потому, что молодежь просто не по­вѣритъ и не можетъ повѣрить, такова ея сущность. Она стремится къ ЖИЗНИ и отрицаніе прелести послѣдней для молодежи противоестественно. Жажда жизни не совмѣсти­ма съ проповѣдью смерти, она говоритъ о другомъ, о томъ, что въ жизни есть много прекраснаго.

Пастырь — воспитатель непонимающій этого просто по­теряетъ довѣріе воспитанниковъ, потеряетъ общій языкъ съ ними. Произойдетъ первый разрывъ его съ молодежью и разрывъ трудно поправимый, что прежде всего пагубно от­разится на дѣлѣ воспитанія.

Безусловно надо говорить о добрѣ и злѣ, о грѣхѣ, кото­рый такъ больно ранитъ молодую душу, чувствующую уже разладъ въ томъ, что не то дѣлаю, что хочу, а что не хочу, то дѣлаю. Но надо говоритъ больше о добромъ, свѣтломъ, что ближе молодой неиспорченной душѣ, чѣмъ зло; убѣж­денно говорить о побѣдѣ добра надъ зломъ, свѣта надъ тьмою. Такимъ оптимизмомъ дышетъ все Христіанство: «аще бо паки возможете паки побѣждены будете, яко съ нами Богъ». Такъ говоримъ мы врагамъ нашего спасенія, словами церкновной пѣсни. Только вѣрою въ побѣду, при­зывомъ къ борьбѣ, можно увлечь молодежь, которая жаж­детъ приложенія своимъ молодымъ силамъ самоувѣренно и настойчиво. Такъ какъ всякая, а тѣмъ болѣе русская


МОЛОДЕЖЬ САМОУВѢРЕННА, САМОСТОЯТЕЛЬНА.

Это вторая особенность молодежи, съ которой воспита­тель обязанъ считаться. Большинство юношей и дѣвушекъ начинаютъ такъ свою жизнь, какъ будто бы до нихъ не жи­ли уже милліоны людей, пренебрегая опытомъ предшество­вавшихъ поколѣній. Они сами хотятъ во всемъ убѣдиться, все попробовать, все ощупать собственными руками.

Это очевидно неблагоразумно и самонадѣянно, но свой­ственно молодости и обвинять ее въ этомъ мы не можемъ. На эту черту указалъ великій Достоевскій, сказавши, что если русскому мальчику датъ карту звѣзднаго неба, которую онъ до сихъ поръ никогда не видѣлъ, то первое, что онъ сдѣлаетъ, — возьметъ карандашъ и внесетъ поправки. По­добно Апостолу Ѳомѣ, молодость говоритъ: пока не попро­бую собственными руками, — не повѣрю. А Ѳомино невѣріе было одобрено Христомъ Спасителемъ.

И въ наше время, какъ никогда можетъ быть, каждый родитель, воспитатель и пастырь долженъ считаться съ этимъ свойствомъ молодости и отнюдь не порицать ее за это. Это свойство можетъ быть неудобно для воспитанія, можетъ быть осложняетъ его, можетъ быть воспитателю некогда возиться съ подобнымъ явленіемъ, которое отчасти ущемляетъ его самолюбіе недовѣріемъ воспитанниковъ къ его авторитету, это дѣло другое. Но пренебречь имъ значитъ пренебречь всѣмъ воспитаніемъ.

Необходимо дать молодежи извѣстную свободу, хотя это и опасно: пусть сами думаютъ, пусть сами ищутъ, развѣ мы тоже не прошли черезъ это? Надо выслушивать терпѣливо и съ вниманіемъ, можетъ быть самыя невозможныя, «ере­тическія» мысли и отечески радоваться всей этой ерундѣ, ибо она свидѣтельствуетъ о какой то работѣ въ головѣ мо­лодого, даетъ надежду, что эта работа, послѣ откровеннаго разговора съ пастыремъ, приведетъ къ правильному рѣше­нію многихъ волнующихъ вопросовъ.

И такъ оно и будетъ, если воспитатель будетъ съ лю­бовью, незамѣтно для юнаго направлять эту работу мысли, направлять поведеніе воспитанника.

Если воспитанникъ будетъ непосредственно и радостно прибѣгать къ воспитателю или пастырю и дѣлиться съ нимъ своими переживаніями, мыслями, дѣлиться съ нимъ не толь­ко тѣмъ, какъ побѣдилъ онъ съ помощью Божіей какой ни-будь соблазнъ, какъ радостно ему было помочь больному и нуждающемуся, какъ интересна была прочитанная книга, но даже тѣмъ, какъ весело ему было танцевать на послѣд­немъ балу, какъ понравилась ему дѣвушка, которую онъ недавно встрѣтилъ. Если пастырь будетъ все это выслушивать съ любовью къ молодому существу, если будетъ под­держиваться такая непосредственная связь между нимъ и молодымъ человѣкомъ или дѣвушкой, если они будутъ знать, что пастырю можно сказать все, то за благополучный исходъ воспитанія можно не бояться. Въ самый трудный мо­ментъ своего молодого бытія юноша и дѣвушка будутъ знать куда бѣжать, гдѣ искать моральную поддержку, по­ниманіе и если нужно прощеніе.

Вѣдь дѣти бѣгутъ дѣлиться съ родителями или воспита­телями всѣмъ, что такъ или иначе произвело на ихъ ма­ленькій мозгъ, какое то впечатлѣніе. Но не всегда занятые родители этому радуются, не всегда удѣляютъ вниманіе дѣт­скому лепету и въ этомъ большая ошибка. Не имѣя возмож­ности дѣлиться съ родителями, дѣти ищутъ другихъ слуша­телей и постепенно отходитъ отъ родителей. Объ этомъ ро­дители жалѣютъ, когда бываетъ уже поздно исправить слу­чившееся. Родители жалѣютъ, а дѣтямъ грозитъ страшная опасность, если попадутъ они подъ дурное вліяніе.

Еще большая опасность грозитъ молодымъ, если такой разрывъ происходитъ съ пастыремъ — отцомъ духовнымъ. Страшно оттолкнуть отъ себя молодое неопытное существо, оттолкнуть непониманіемъ его стремленій и безразличіемъ къ его интересамъ.

Пастырь не можетъ давить молодежь своимъ безуслов­нымъ авторитетомъ, не долженъ быть только оракуломъ, вѣщающимъ истину, нетерпящимъ возраженія, обличаю­щимъ моралистомъ.

Если онъ будетъ такимъ, то произойдетъ у него оконча­тельный разрывъ съ молодою паствой, который ничѣмъ не поправишь.

И вотъ тутъ то мы подходимъ къ третьему и послѣднему условію нашего вліянія на молодежь, къ той простой истинѣ, что на молодежь можно вліять только любовью. Одна стро­гость и логика ничего сдѣлать не могутъ. Молодежь жаж­детъ любви, какъ расцвѣтающій цвѣтокъ жаждетъ тепла и свѣта. За тѣмъ, кого любитъ — молодежь пойдетъ слѣпо и безоговорочно. Она чутко готова отвѣтить любовью на лю­бовь къ ней пастыря или воспитателя.


МОЛОДЕЖЬ ЛЮБВИПОДАТЛИВА.

Пастырь долженъ любить молодежь. Любитъ не только хорошихъ и чистыхъ, но и заблудшихъ и павшихъ. Любить не только единомышленныхъ, но и протестующихъ. Любить не только въ добродѣтели, но и во грѣхѣ. Любить, сострадая каждому несчастному юному грѣшнику. Ничто такъ не уподоб­ляетъ пастыря Самому Пастыреначальнику Христу Спасите­лю, какъ эта сострадательная любовь, заставляющая любить грѣшника больше чѣмъ праведника. На все готовъ любящій пастырь ради любимаго, готовъ душу свою положить за юные други своя. Любовь пастыря есть лѣкарство для души молодого грѣшника, есть сила возрождающая, поднимаю­щая и исправляющая.

Этотъ идеалъ не только проповѣдывалъ, но и осущест­вилъ въ своей жизни великій Авва Блаженнѣйшій Митро­политъ Антоній — мудрый основатель нашей Русской За­рубежной Церкви. Онъ былъ всю жизнь окруженъ моло­дежью, въ которой видѣлъ такъ много хорошаго, свѣтлаго, радостнаго, которую любилъ своимъ чистымъ сердцемъ. Какъ многихъ подвигъ онъ на подвигъ монашества, священ­ства, служенія Родинѣ, какъ многіе у ногъ великаго Аввы обрѣли истину, прощеніе грѣховъ и правильный путь жизни.

Но скажутъ, то былъ Митрополитъ Антоній, а откуда намъ взять эту любовь къ молодежи, которую можетъ быть не чувствуемъ въ своемъ сердцѣ? Такъ могутъ сказать свѣтскіе воспитатели и руководители, но не священники- пастыри, которые даръ сострадательной любви получаютъ въ благодати священства. Намъ пастырямъ больше дано, съ насъ больше спросится.

Такимъ образомъ мы подошли къ моменту, когда отно­шенія между пастыремъ и юнымъ пасомымъ переходятъ въ тайну исповѣди, когда на молодую душу непосредственно дѣйствуетъ Благодать Божія — черезъ пастыря Церкви. Считаясь съ тѣмъ, что молодежь жизнеустремленна, само­стоятельна и любвиподатлива, любящій пастырь умѣло под­водитъ ее къ Церкви и пріобщаетъ Благодати Божіей. Не­возможное человѣку становится возможнымъ Богу. И какъ стремится все молодое подсознательно къ благодатному ис­точнику Жизни — Церкви! Вѣдь тутъ ее легче всего воспи­тывать.

Не будетъ преувеличеніемъ если я скажу, что въ Европѣ въ большинствѣ своемъ молодежь живетъ жизнью Церкви. Она принимаетъ активное участіе въ церковныхъ службахъ, поетъ и читаетъ на клиросѣ, прислуживаетъ въ алтарѣ, присутствуетъ на богослуженіяхъ и въ этомъ отношеніи бо­лѣе ревностна, чѣмъ старшее поколѣніе. Хоры церковные держатся главнымъ образомъ на молодежи. Чтеніе ведется юношами и дѣвушками, часто не говорящими даже по рус­ски, иногда и нерусскими, но православными.

Это уже наша смѣна, въ которой мы можемъ не сомнѣ­ваться.

Неискренность, ложь и гнетъ католичества, пустота и су­хость протестантизма и всѣхъ его сектъ, сами отталкиваютъ отъ себя русскую молодежь. Учащіеся и учившіеся въ инославныхъ пансіонахъ, пріобрѣтаютъ на всю жизнь иммуни­тетъ противъ ложнаго христіанства. Случаи перехода въ другія религіи весьма рѣдки.

Школы въ Европѣ, даже во Франціи, поставлены хорошо и вполнѣ прилично воспитываютъ молодежь. Для нашихъ дѣ­тей лучшими школами являются правительственныя, граж­данскія, такъ какъ католическія и протестантскія всегда пы­таются обратить въ свою вѣру.

Совѣтская пропаганда на нашу молодежь не имѣетъ ус­пѣха. Въ этой области опасности нѣтъ никакой.

Въ отношеніи чрезмѣрныхъ увеселеній надо сказать, что молодежь живетъ скромно, много и въ большинствѣ слу­чаевъ прекрасно учится и честно трудится. Веселятся боль­ше молодежи, къ сожалѣнію, ихъ родители, на которыхъ по­вліять гораздо труднѣе чемъ на дѣтей. Вотъ почему можно думать, что НАША СМѢНА будетъ лучше насъ самихъ.

Въ большинствѣ своемъ РУССКАЯ МОЛОДЕЖЬ ВЪ ЕВРОПѢ представляетъ изъ себя прекрасный матеріалъ, изъ котораго, потрудившись, мы можемъ приготовить себѣ СМѢНУ.

Но надо что то дѣлать, надо работать, надо понимать мо­лодежь. Вѣдь мы имѣемъ дѣло не съ мертвымъ матеріа­ломъ, а съ ЖИВЫМЪ, ОДУШЕВЛЕННЫМЪ, БЕЗПОКОЙ­НЫМЪ, обладающимъ своими особенностями, стремленіемъ къ жизни, желаніемъ самостоятельности и готовностью подчиниться любви пастыря и если строители считаются съ особенностями мертваго матеріала, то какъ же намъ не счи­таться со свойствами живого матеріала. «Каждый смотри какъ строитъ», — сказалъ Апостолъ Павелъ (I Кор. 3, 10).

Родители, пастыри, воспитатели! Наша смѣна зависитъ отъ насъ самихъ.

Comments for this post were locked by the author