pisma08

ПАМЯТИ ЕПИСКОПА ІОНЫ - ч.1

Когда іеромонахъ Іона былъ назначенъ епископомъ Иннокентіемъ Пекинскимъ въ г. Манчжурію къ Св. Иннокентіевской церкви настоятелемъ, то онъ часто, скоро ставъ епископомъ, пріѣзжалъ въ Харбинъ по дѣламъ церкви и гимназіи и останавливался на Подворьѣ Духовной Миссіи у еп. Мелетія. Часто бесѣдовали мы съ нимъ. Разъ онъ мнѣ расказалъ слѣдующее:

«Состоя въ Казанской Духовной Академіи въ должности доцента, во время Бѣлаго движенія, былъ я военнымъ священникомъ и былъ зачисленъ въ какую-то часть войска. Начальникъ полюбилъ меня и дѣлился часто тайнами. Однажды онъ призвалъ меня и открылъ мнѣ, что надо получить деньги на содержаніе нашей части — надо получить крупную сумму. По желѣзной дорогѣ ѣхать нельзя — не было ея тогда, а надо ѣхать по проселочной дорогѣ, на конѣ, а тамъ по пути есть застава красныхъ, путь весьма опасный. Застава почти на полпути. Вотъ и проситъ онъ меня взять на себя эту миссію. Я согласился. Дали мнѣ хорошаго коня, снабдили документами и довѣренностью. Одѣлся я мужикомъ, по мѣстному, помолился, перекрестился и выѣзжаю. Ѣду тихо, не торопясь. Доѣзжаю почти до заставы — тамъ тишина. Ѣду, какъ бы не обращая ни на что вниманія. Неожиданно для меня — открывается огонь, стрѣляютъ по мнѣ. Пули свистятъ по правой сторонѣ, по лѣвой. Я пришпорилъ коня — тотъ какъ бы только этого и ждалъ. И понесся. Я далъ ему полную свободу, не правилъ конемъ. И скоро укрылся отъ стрѣльбы. Богъ сохранилъ меня, ни я, ни конь мой, не получили ни одной пули, ни малѣйшей царапины! Этотъ случай я не забуду никогда», — такъ закончилъ онъ свой разсказъ.

Когда состоялось назначеніе Вл. Іоны въ г. Манчжурію, то бывшій настоятель Св. Иннокентіевской церкви наговорилъ Вл. Іонѣ, что народъ тутъ не богомольный, грубый, церковь не любятъ и не помогаютъ на поддержаніе храма и причта. Можетъ и правъ былъ настоятель, но я по наслышкѣ иное зналъ, а потому нѣсколько успокоилъ и ободрилъ Вл. Іону, что это не совсѣмъ правильное освѣщеніе. Вл. Іона принялъ приходъ. Началъ служить. Правда, звонятъ къ службѣ, а до Херувимской церковь почти пуста — народъ привыкъ приходить къ концу службы. Но это быстро измѣнилось. Надо сказать, что Вл. Іона имѣлъ совершенно исключительный даръ слова.

Когда онъ говорилъ, то иногда говорилъ очень грозно, внушительно, убѣдительно — такъ говорилъ, что каждый, даже уснувшій совѣстью, проснется. Не разъ стучалъ онъ своимъ архипастырскимъ посохомъ по каѳедрѣ, поворачивался иногда кругомъ, какъ бы ища своимъ взоромъ уснувшихъ совѣстью. Въ это время онъ становился грознымъ обличителемъ, и было жутко стоять и смотрѣть на него.

Онъ организовалъ пріютъ, для дѣтей бѣдноты. Помогала ему, какъ и во всемъ, Елиз. Никол. Литвинова. Помогала и часть прихожанъ. Но нехватка все же была большая. Вотъ служитъ Вл. Іона Божественную Литургію, а послѣ нея слово скажетъ о бѣдныхъ — да какъ скажетъ! По слову Владыки всталъ весь городъ, всѣ проснулись. Особенно просилъ онъ помощи для пріюта. И вотъ вызвались добровольные сборщики, кто давалъ коней, кто мѣшки, и ѣздили до глубокаго вечера сборщики и набрали всего — хватило пріюту на цѣлый годъ. Давали кто чѣмъ богатъ: зерно, муку, печеный хлѣбъ, масло, мясо, рыбу, одежду, нижнее бѣлье …

Какъ я говорилъ, Вл. Іона часто пріѣзжалъ къ намъ въ Харбинъ. Обычно пріѣзжалъ онъ уже послѣ литургіи, часовъ въ десять. Вл. Мелетій пьетъ чай. Неожиданно раскрываются двери — появляется Вл. Іона. Смѣется своимъ дѣтскимъ смѣхомъ. Улыбается и Вл. Мелетій. И начинаетъ его Вл. Мелетій пробирать: — Что это Вы юродствуете, почему не купите доху получше, неужели поприличнѣе нельзя имѣть доху — вѣдь лоскутки висятъ, оборванецъ! .. Владыка Іона хохочетъ — для меня и эта хороша, у меня вонъ сколько дѣтей, надо накормить, одѣть . . . Владыка приглашаетъ его къ столу на чай, вотъ урезонятся оба, начнутъ о дѣлѣ говорить, уже безъ шутокъ. Почаевничаетъ Вл. Іона и уйдетъ въ городъ — по знакомымъ благодѣтелямъ. Ни одного онъ часа не терялъ, старался использовать, весь день ходитъ по благодѣтелямъ. А вечерніе часы два святителя опять погружаются въ бесѣду. Много вспоминаютъ про Казанскую Академію, про профессоровъ, про соучениковъ. Часто вспоминалъ Вл. Іона свою благодѣтельницу, чайную королеву Литвинову. Она очень много помогала Вл. Іонѣ. Я думаю, что Вл. Іона ни одного дѣла не начиналъ, не посовѣтовавшись съ Литвиновой. Смѣло начиналъ онъ, если она готова была ему въ начинаемомъ дѣлѣ помогать. Вечерняя бесѣда иногда продолжалась до 12 часовъ, а я готовъ былъ слушать этихъ двухъ земныхъ жителей и небесныхъ ангеловъ хоть до разсвѣта. Наговорившись, собирались спать. Вечернюю молитву обычно читалъ Вл. Іона. Иногда и акаѳистъ читали. А на другой день опять дѣло сбора. Засиживаться не любилъ Вл. Іона: — У меня, скажетъ, тамъ дѣти, церковь, гимназія, пріютъ надо скорѣе ѣхать домой . . .

1925-й годъ былъ роковымъ для г. Манчжуріи, для пріюта, для гимназіи. Владыка захворалъ и скончался. Когда хоронили, то приходило на похороны много и евреевъ, и говорили они находящимся на дворѣ храма: «Не знаете еще вы, кого хороните!» По учебному дѣлу Владыка нерѣдко звонилъ по телефону и къ совѣтскому консулу, просилъ у него для гимназіи и пріюта бумаги, ручекъ, перьевъ, грифелей, аспидныхъ досокъ. Консулъ упирался, не сразу давалъ. А Владыка говоритъ ему: «Для кого я прошу? Для вашихъ же дѣтей, бѣднота ваши дѣти. И я повторяю вамъ — нужно мнѣ то да то — завтра къ 8 часамъ прошу прислать». И повѣситъ трубку … Консулъ, какъ мнѣ помнится, былъ тогда нѣкто Козловъ, такъ онъ говорилъ своимъ близкимъ: «Если бы въ нашихъ хоть пять такихъ было человѣкъ — весь міръ мы бы перевернули», вотъ какимъ значеніемъ обладалъ Вл. Іона по своей силѣ . . .

Архимандритъ Поликарпъ.

II

Люди, стоявшіе близко къ почившему Епископу Іонѣ, хорошо знаютъ, сколько великихъ трудовъ, заботъ, переживаній было блестяще имъ преодолѣно при выполненіи намѣченныхъ имъ плановъ.

Владыка Іона, пройдя суровую школу сиротства въ дѣтствѣ и юношествѣ, выработалъ въ себѣ всеобъемлющую любовь къ ближнему. Воспитанный безъ ласки родительской, онъ давалъ ласку каждому страждущему, въ особенности же дѣтямъ, что и выразилось во всемъ его, къ великой общей скорби и печали недолголѣтнемъ, пребываніи его въ г. Маньчжуріи. Глубокая вѣра, надежда на милосердіе Божіе, любовь къ ближнему, къ дѣтямъ были основой и канвой жизни Владыки Іоны.

Поразительно, какимъ широкимъ умственнымъ кругозоромъ, какимъ чутьемъ внутреннимъ и способностію съ перваго взгляда распознавать людей, какимъ умѣніемъ подбирать себѣ помощниковъ и совѣтниковъ обладалъ Владыка.

Способность связаться съ людьми нужными и полезными давала возможность ему быстро расширять свою работу. Исключительной скромностью, отсутствіемъ честолюбія, для всѣхъ одинаковой доступностью и благожелательностью, изумительно простой и обаятельной общительностью онъ привлекалъ людей съ первой же встрѣчи, внушалъ довѣріе и любовь къ себѣ всѣхъ, кто только соприкасался съ нимъ. Люди сами шли на помощь къ нему, не взирая на различіе вѣры, національности, на различіе политическихъ взглядовъ.

Его умѣніе ладить и подходить къ каждому было характерно для него. Какъ и у каждаго смертнаго, были и лица, не согласныя съ дѣйствіями Владыки, часто тормозившія налаженную работу. Узнавъ объ этомъ, Владыка, не предупреждая никого, посѣщалъ домъ своего недруга и возвращался всегда радостный, съ побѣдой, исчерпавъ всѣ недоразумѣнія и устранивъ всякія недоброжелательства: были снова они друзьями. Онъ обладалъ способностью овладѣвать человѣкомъ съ перваго взгляда, увлекать его своими замыслами, дѣлать его своимъ покорнымъ слугой. Ни одинъ человѣкъ не могъ устоять предъ его ласковымъ взглядомъ, не согласиться съ его разумными доводами. Но, и онъ, сознавая свои ошибки, всегда уступалъ доводамъ опытныхъ людей, вселяя всюду миръ и согласіе, самъ же всегда бралъ на себя самую тяжелую, трудную и отвѣтственную работу.

Въ обществѣ Владыка былъ всегда весьма интереснымъ собесѣдникомъ, оживленнымъ и веселымъ. Обладалъ онъ юморомъ, и его, еще юношескій, заразительный смѣхъ часто можно было слышать -—- какъ въ гостяхъ, такъ и въ его покояхъ и въ стѣнахъ пріюта, среди дѣтей.

Какъ Епископъ, какъ духовное лицо, Владыка былъ строгъ къ себѣ и мірянамъ. Проповѣди его были основаны на любви къ ближнему и звали къ молитвенному общенію, къ выполненію правилъ вѣры и религіи. Одухотворенныя проповѣди Владыки смиряли гордыхъ, умиротворяли стропотныхъ и ропщущихъ и убѣждали въ великой силѣ вѣры невѣрующихъ, которые снова обрѣтали утраченный миръ душевный.

Его слова, исходившія изъ глубины вѣрующей души, всегда находили дорогу къ людскимъ сердцамъ, несмотря на то, что вопросы религіозные въ буряхъ житейскихъ успѣли отойти на второй планъ. Голосъ Владыки часто звучалъ грозно и властно, но онъ былъ всегда проникнутъ любовью и состраданіемъ къ ближнимъ, души которыхъ онъ стремился спасти. Его духовныя дѣти понимали и цѣнили его отношеніе къ нимъ и со слезами умиленія выслушивали его наставленія, часто перерождавшія все міросозерцаніе ихъ.

Нельзя не упомянуть объ одномъ событіи, сильно взволновавшемъ всѣхъ — оно ярко характеризуетъ Владыку, какъ пастыря и наставника.

Въ г. Маньчжуріи проѣздомъ остановилась балетная труппа, и постановка ея была назначена подъ праздникъ Благовѣщенія. Наканунѣ, во время всенощнаго бдѣнія, Владыка обратился къ молящимся со словомъ о великомъ значеніи праздника, негодовалъ и скорбѣлъ о несвоевременности спектакля, призывалъ молящихся воздержаться отъ посѣщенія его въ этотъ вечеръ. Оказались такіе, которые ослушались призыва Владыки и были на постановкѣ. Господь не допустилъ этого безчинства: во время спектакля прима-балерина подвернула себѣ ногу, и спектакль былъ сорванъ.

На утро Владыка былъ освѣдомленъ о происшествіи. Онъ былъ очень огорченъ и раздраженъ и свою проповѣдь во время литургіи велъ въ строгой обличительной формѣ, рѣзко негодовалъ и указывалъ на Промыслъ Божій и на наказаніе Господне за преслушаніе и маловѣріе. Во время проповѣди кто то изъ молящихся улыбнулся, Владыка замѣтилъ это. Гнѣвъ его былъ необычайный. Онъ застучалъ посохомъ и сказалъ: «Вы все еще смѣетесь, вамъ все еще мало наказанія Господня, страданій, которыя вы переносите, вы просмѣяли Родину, Россію, и продолжаете все еще смѣяться!» Сказалъ Владыка, и ... заплакалъ.

Всѣ молящіеся остолбенѣли, стояли, опустивъ головы, пристыженные, сокрушенные сердцемъ, съ сознаніемъ своей вины передъ Богомъ и Владыкой, который, какъ пастырь, такъ скорбѣлъ за своихъ овецъ. Долго его гнѣвный и скорбный ликъ былъ передъ нашими глазами, и не забыли мы его и по сію пору.

Съ могучей силой воли, съ безстрашной энергіей въ достиженіи поставленной цѣли, съ настойчивостью Владыка проводилъ свою работу, не щадя своихъ силъ и здоровья и воодушевляя всегда своихъ помощниковъ. Ему зачастую казалось, что достигнуто слишкомъ мало, и онъ стремился все время больше развить свою дѣятельность, хотѣлось ему всюду быть, всѣмъ нести свою помощь. Онъ всегда говорилъ : «нѣтъ силы большей любви къ ближнему — она все побѣдитъ». Любимымъ, близкимъ, роднымъ для него было его дѣтище — пріютъ для сиротъ, на которомъ было сосредоточено все вниманіе Владыки. То, что казалось невозможнымъ, превзошло всѣ границы ожиданій и достигло такихъ колоссальныхъ размѣровъ, въ планахъ Владыки, что трудно было это постичь, понять. Только сила вѣры и любви помогли преодолѣть ему всѣ трудности на его пути. Пріютъ подъ его руководствомъ сталъ разрастаться очень быстро и къ концу перваго года существованія число сиротъ достигло до 28 человѣкъ. Вѣра, дѣйственная любовь, истинная христіанская добродѣтель въ продолженіи всего воспитанія и образованія требуютъ неуклоннаго вниманія и заботливости надъ опекаемыми и призрѣваемыми. Все это было сосредоточено во Владыкѣ и въ тѣхъ, кто ему помогали. Особенно трудно было изыскивать средства въ тяжелыхъ условіяхъ того времени, и ему помогала свѣтская секція, состоявшая изъ жительницъ города, отдававшихъ свое свободное время помощи сиротамъ.

Однимъ изъ большихъ событій въ жизни пріюта и дѣтской секціи былъ ежегодный осенній сборъ продуктовъ для столовъ, одежды и прочаго, необходимаго для пріюта. Въ день Покрова Пресвятой Богородицы по улицамъ гор. Маньчжуріи тянулась вереница телѣгъ, снабженная плакатами съ воззваніемъ жертвовать для сиротъ, сопровождаемая членами Дѣтской Секціи. Послѣ краткаго молебна и благословенія Владыки начинался сборъ, телѣги разъѣзжались по- городу во всѣхъ направленіяхъ. Наполненныя пожертвованіями онѣ возвращались, сдавали полученное — снова до поздняго вечера ѣздили по улицамъ города. Жители всегда охотно жертвовали излишки запасовъ, заготовленныхъ на зиму, овощи, продукты, одежду и прочее. Послѣ окончанія сбора отбиралось необходимое для столовой и пріюта, а остальное раздавалось дѣтямъ бѣженцевъ, въ громадномъ количествѣ населявшихъ пограничный городъ Маньчжурію. Одна столовая, организованная Владыкой, питала 200 человѣкъ, дѣтей бѣженцевъ, ежедневно. Въ день сбора Владыка всегда принималъ самое дѣятельное участіе, волновался, поминутно покидалъ свои покои, интересовался количествомъ привезеннаго каждой телѣгой, помогалъ дамамъ при разборѣ вещей. Послѣдній сборъ при его жизни совпалъ съ его заболѣваніемъ. Какъ разъ въ Покровъ Владыка простудился при освященіи креста, воздвигнутаго православными осетинами. Простуда осложнилась стрептококовой ангиной, которая сразила его надломленный организмъ и привела къ трагической кончинѣ. Сборъ былъ назначенъ на 18 октября, на воскресеніе — когда уже врачами былъ поставленъ діагнозъ: общее зараженіе крови! Никакіе уговоры отложить сборъ не помогали, Владыка былъ неумолимъ. Самъ, еле держась на ногахъ, благословляетъ онъ изъ окна своего кабинета сборщицъ, а затѣмъ съ высокой температурой, несмотря на просьбы врачей и друзей, все время, сидя въ креслѣ передъ окномъ, слѣдитъ за возвращающимися телѣгами, вызывая участницъ сбора для доклада о результатѣ сбора каждой телѣги. Радовался онъ удачѣ и легъ въ постель только тогда, когда послѣдняя телѣга проѣхала мимо оконъ его кабинета. Въ пріютѣ въ это время сборщицы и дѣти, обливаясь слезами, разбирали пожертвованія — на сей разъ безъ участія и помощи любимаго Владыки.

Вторымъ большимъ событіемъ въ жизни пріюта были сборы и отъѣздъ дѣтей въ лѣтнее время на дачу, на одну изъ ближайшихъ станцій на Китайской Восточной желѣзной дорогѣ, на станцію Ца- ганъ. На дорогѣ, гдѣ находились и ст. Маньчжурія и ст. Цаганъ, управленіе было «паритетное», между китайскими и совѣтскими властями. Не такъ легко въ то время было добиться безплатнаго проѣзда для дѣтей и для администраціи пріюта. Благодаря настойчивости Владыки, и въ силу благожелательнаго отношенія къ нему Китайской администраціи и своихъ связей Владыка съумѣлъ получить безплатный проѣздъ, а продукты и прочее нужное для дачи предположено было отправить на телѣгахъ. Такъ было въ первый годъ. На слѣдующей годъ было отказано въ безплатномъ проѣздѣ, лишь было предоставлено помѣщеніе — школа.

Мѣсто, выбранное Владыкой, станція Цаганъ, было прекрасно. Съ одной стороны горы, небольшія, свѣтлый чистый блестящій песокъ, мелкій кустарникъ, а впереди разстилалась степь, зеленая, покрытая ковылемъ, и извивалась рѣка Аргунъ, гордость западной Маньчжуріи — съ прекраснымъ дномъ для купанія. Разстояніе до ст. Цаганъ 50 верстъ, но ни дальность разстоянія, ни трудность перехода, ни сложное проведеніе плана не останавливали Владыку. Пріютъ собирается итти во главѣ съ Владыкой — пѣшкомъ.

Жители г. Маньчжуріи, преклоняясь передъ рѣшеніемъ Владыки, пошли навстрѣчу, предлагая свои телѣги, услуги и помощь.

Па 2-й день Троицы, въ 5 ч. утра, 12 телѣгъ съ возницами были въ оградѣ Иннокентьевскаго подворья, готовыя къ погрузкѣ продуктовъ питанія, одежды и прочаго необходимаго въ обиходѣ для дѣтей пріюта.

Слегка подкрѣпившись легкимъ завтракомъ въ 6 ч. утра послѣ молебна, пріютъ тронулся въ путь. Шествіе было умилительное, возглавлялъ шествіе Владыка въ сѣромъ обычномъ подрясникѣ, въ камилавкѣ на развивавшихся волосахъ, въ простыхъ китайскихъ туфляхъ, съ посохомъ въ рукахъ. Его окружали дѣти, причемъ малыши ни за что не хотѣли сидѣть на телѣгахъ, а шли рядомъ съ Владыкой. Позади замыкалось шествіе обозомъ телѣгъ.

День былъ жаркій, не солнечный, но дулъ теплый степной вѣтеръ. Путь предстоялъ длинный, надо было пройти въ 1-й день 28 верстъ до ст. Чжалайноръ, гдѣ была намѣчена ночевка. Шли медленнымъ шагомъ, первый привалъ былъ въ 9 ч. утра. Накормивъ дѣтей, отдохнувши 1 часъ, снова бодро тронулись дальше подъ пѣніе дѣтей. Въ 4 часа былъ второй привалъ — горячій обѣдъ и снова отдыхъ. Несмотря на то, что не было яркаго солнца, вѣтеръ обдувалъ и обжигалъ кожу, пришлось прибѣгнуть къ медикаментамъ. Подъ конецъ дѣти замѣтно стали уставать и Владыка также. Пришлось сдѣлать еще нѣсколько короткихъ приваловъ, и на закатѣ солнца, послѣ 8 ч. былъ законченъ 1-й этапъ путешествія. Съ непривычки, послѣ столь длительной прогулки, всѣ были рады возможности отдохнуть. Въ домѣ жителя Чжалайнора г. М. Окладникова было приготовлено помѣщенія для ночлега, баня и ужинъ для всѣхъ. Быстро поужинавши, всѣ легли спать съ неувѣренностью — способны ли будутъ продолжать путь на слѣдующее утро, т. к. у всѣхъ болѣли ноги и горѣла кожа на лицахъ и тѣлѣ. Разбудили аптекаря и предприняли мѣры отъ ожоговъ. Вѣдь всѣ, за исключеніемъ 3-хъ малышей прошли пѣшкомъ весь путь, бойко шагая за Владыкой. Спали всѣ, какъ убитые, наказъ Владыки былъ: быть готовыми къ 7 часамъ утра въ путь дальнѣйшій.

Проснувшись на слѣдующее утро въ б ч. утра, мы обнаружили отсутствіе Владыки. Онъ, съ восходомъ солнца, ушелъ неизвѣстно куда. Теряясь въ догадкахъ, стали кормить дѣтей завтракомъ, любезно приготовленнымъ супругами Окладниковыми. Внезапно на дорогѣ появился кортежъ телѣгъ. Впереди на телѣгѣ сидѣлъ Владыка. Оказалось, что, самъ не будучи въ состояніи пройти еще 27 верстъ, Владыка, поднявшись спозаранку, обошелъ жителей поселка Чжалайноръ и просилъ ихъ довезти пріютъ на телѣгахъ. Жители охотно отозвались на его просьбу, и въ 8 часовъ утра, подъ палящими лучами солнца, пріютъ снова двинулся въ путь до конечнаго мѣста назначенія. Жители поселка до околицы провожали необычайный обозъ, снабжая дѣтишекъ пирогами и сластями.

Такъ Владыка, какъ и всегда, нашелъ выходъ изъ затруднительнаго положенія, не лишивъ дѣтей лѣтняго отдыха на просторѣ степей и купанья въ чудной прохладной рѣкѣ Аргуни.

Послѣ смерти Владыки Іоны, при замѣстителѣ его о. Владимірѣ Извольскомъ, дѣти только еще одинъ разъ провели лѣто въ Цаганѣ: пріюту было отказано въ помѣщеніи, и дѣти проводили лѣто въ Маньчжуріи.

К. А. Тереховская.

см. ч. 2 https://pisma08.livejournal.com/472695.html 

Comments for this post were locked by the author