pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Письмо Епископа Дамаскина митрополиту Сергію - часть. 1

Его Высокопреосвященству,
Замѣстителю Патріаршаго Мѣстоблюстителя, Высокопреосвященнѣйшему Сергію,
Митрополиту Нижегородскому.
Христосъ Воскресе! Христосъ Воскресе!

Симъ міропобѣднымъ кличемъ Церкви привѣтствую Ваше Высокопреосвященство, сими святыми словами вы­ражаю искреннее благорасположеніе сердца моего къ Вамъ, сіи-же чистыя слова да послужатъ къ увѣренію Вашего Высокопреосвященства въ полной искренности всего изложеннаго въ моемъ настоящемъ обращеніи къ Вамъ со словомъ правды. Христосъ Воскресе!

Несомнѣнно, своимъ настоящимъ письмомъ я усугуб­ляю Вашу душевную муку, ибо немало уже подобныхъ писемъ было обращено къ Вашему Высокопреосвящен­ству отъ достойнѣйшихъ іерарховъ и еще большаго чи­сла пресвитеровъ и мірянъ. И все-же я побуждаюсь сво­ею пастырскою совѣстію освѣтить со своей точки зрѣнія истинное положеніе въ Россійской Церкви и обратиться къ Вамъ съ искреннимъ призывомъ, исходящимъ изъ сердца, издавна расположеннаго къ Вашему Высокопрео­священству.

Предметомъ письма моего будетъ, конечно, Ваша декларація и взятый Вами на основѣ ея курсъ церковной политики. По всей вѣроятности, предъ Вашимъ Высоко­преосвященствомъ уже вполнѣ опредѣлилось отрицатель­ное отношеніе къ принятому Вами курсу со стороны почти всѣхъ ссыльныхъ іерарховъ, а также массы вѣрующихъ и пастырей. Поэтому Вамъ можетъ показаться, что мнѣ, убогому, уже нечего будетъ сказать Вамъ новаго по сему вопросу. Однако, въ моемъ новомъ положеніи оказалось нѣкое преимущество, по сравненію съ положеніемъ боль­шинства ссыльныхъ іерарховъ, именно то, что я по доро­гѣ изъ далекой ссылки къ мѣсту новой въ болѣе близ­кихъ къ родинѣ краяхъ — получилъ неожиданную возможность (благодаря заболѣванію въ дорогѣ) быть въ Москвѣ и лично бесѣдовать съ Вашимъ Высокопреосвя­щенствомъ 11 декабря 1928 г.

Положеніе большинства ссыльныхъ іерарховъ тако­во, что лишаетъ ихъ возможности быть своевременно въ курсѣ церковныхъ событій, а также получать точную информацію о положеніи. Многіе даже до сихъ поръ не имѣютъ полнаго представленія о создавшемся въ Церк­ви положеніи. Вы же, возсѣвъ на первосвятительской ка­ѳедрѣ, ничего не предприняли со своей стороны, чтобы посвятить, хотя бы виднѣйшихъ изъ нихъ, въ свои пла­ны, или хотя-бы своевременно поставить ихъ въ извѣст­ность о предпринятыхъ уже Вами рѣшеніяхъ. Прихо­дилось довольствоваться небезпристрастными газетными свѣдѣніями, да сообщеніями частныхъ лицъ, коимъ иног­да мы опасались даже давать полную вѣру. Все-же пред­принятый Вами новый курсъ постепенно уяснялся нами изъ доступныхъ источниковъ, и больно ранилось наше сердце, особенно когда, возмутившая наши души измѣна Ваша, опредѣлившемуся уже курсу церковной жизни, еще сопровождалась неправедными обвиненіями насъ — ссыльныхъ и несогласныхъ съ Вами іерарховъ — обви­неніями, на кои въ свое время также не скупились обнов­ленцы.

Не хотѣлось вѣрить возможности такой перемѣны въ Васъ. Всѣ мы предпочитали взять подъ сомнѣніе не только частныя сообщенія, но и газетныя извѣстія. Въ концѣ концовъ, печальная правда подтвердилась, но намъ все думалось, что за столь соблазнительными положе­ніями Вашей деклараціи скрывалась дѣйствительность неповрежденныхъ церковныхъ отношеній и твердаго стоя­нія въ истинномъ исповѣданіи Евангельской правды.

Скорбно, тяжко было узнавать объ отходѣ отъ Ва­шего Высокопреосвященства группы достойныхъ и ма­ститыхъ іерарховъ, читать массу писемъ отъ возмущен­ныхъ Вашей деклараціей пастырей и мірянъ. Доходили до насъ свѣдѣнія о посыпавшихся на почвѣ такого рас­хожденія съ Вами прещеніяхъ и увольненіяхъ. Печальная правда предстала предъ нами во всей своей наготѣ, а мы все же продолжали лелѣять въ душѣ своей корешокъ сомнѣнія, — что, можетъ быть, намъ не все извѣстно, что, можетъ быть, есть обстоятельства намъ неизвѣст­ныя, коими оправдается многое въ Вашихъ поступкахъ.

Слишкомъ мы довѣряли Вашей мудрости, слишкомъ глубоко были проникнуты прежнимъ уваженіемъ къ Вамъ и, точно сговорившись, продолжали издали сдер­живать наиболѣе нетерпѣливыхъ изъ паствы нашей, что­бы предупредить очевидно назрѣвавшій расколъ. Страш­но было думать о возможности раскола, и сейчасъ эта мысль ужасаетъ насъ.

Но вотъ я веду бесѣду лично съ Вашимъ Высоко­преосвященствомъ. Вы увѣрили меня, что стали на путь своей деклараціи совершенно сознательно и добровольно, что Вы «осуществили лишь то, къ чему неудачныя попыт­ки дѣлали и почившій Патріархъ и митр. Петръ; только тѣ дѣлали шагъ впередъ, а два назадъ, Вы же разрубили узелъ... Ваши преемники вынуждены будутъ считаться съ уже совершившимся фактомъ»...

На мои два вопроса:

  1. Считаете-ли Вы, Ваше Высокопреосвященство, что рѣшеніе Ваше является голосомъ соборнаго іерархиче­скаго сознанія Россійской Церкви?

  2. Имѣете-ли Вы основанія считать Вашъ личный авторитетъ достаточнымъ, чтобы противоставить его сонму маститыхъ іерарховъ, совершенно не раздѣляю­щихъ Вашу точку зрѣнія?

Вы, Ваше Высокопреосвященство, не дали мнѣ отвѣ­та, чѣмъ привели меня тогда въ крайнее смущеніе.—«Я считаю это полезнымъ для Церкви.. . Мы теперь получили возможность свободно молиться, мы легализованы, мы управляемъ», — говорили Вы мнѣ.

Пишу настоящее письмо уже послѣ 4-мѣсячнаго со­прикосновенія съ глубинной жизнью церковныхъ массъ и въ условіяхъ относительной свободы, и скажу, что, если бы Вы, Ваше Высокопреосвященство, взяли бы ва себя трудъ ближе присмотрѣться къ широкой церковной жизни, вдуматься въ содержаніе направляемыхъ Вамъ со стороны массы мірянъ и рядовыхъ пастырей протестовъ, — Вы ужаснулись бы послѣдствій принятаго Вами курса и отказались-бы отъ любованья дѣломъ рукъ своихъ.

Если Вы будете судить о положеніи въ Церкви лишь по тому, что московскіе храмы переполнены, что по­всюду по епархіямъ кое-какъ ютятся назначенные Вами (большей частью на мѣста іерарховъ, томящихся въ за­точеніяхъ и ссылкахъ) епископы, которые имѣютъ еще по нѣсколько храмовъ (въ Харьковѣ, напримѣръ, только одинъ), гдѣ служатъ; если благополучіе Вашего управ­ленія будете усматривать въ томъ, что Вы собрали «при себѣ» синодъ (мало кѣмъ признаваемый), а посылаемые Вами епископы возстанавливаютъ въ мизерной долѣ прежнія условія епархіальныхъ управленій, кого-то наз­начаютъ, кого-то переводятъ, по чьему-то требованію составляютъ отчеты, на основѣ навязанныхъ совнѣ и весь­ма подозрительныхъ по содержанію (далеко не въ инте­ресахъ Церкви) анкетъ отъ «легализованныхъ» общинъ и пастырей, — то Вы очень далеки будете отъ пониманія истиннаго положенія въ Церкви.

Въ живомъ тѣлѣ Церкви — массѣ вѣрующихъ — сей­часъ происходитъ глубокій процессъ духовной диффе­ренціаціи по отношенію главной спасительной идеи Церк­ви. И именно Ваша декларація вызвала этотъ процессъ.

Появленіе «Живой церкви», обновленчества, григоріанщины, самосвятовъ и проч. представляются мнѣ, какъ необходимое явленіе, какъ сточныя ямы въ домѣ, куда направляются всякія нечистоты. Туда и влилась вся на­копившаяся за прошлый періодъ въ Церкви гниль и духовно омертвѣвшая часть, главнымъ образомъ, духо­венства; массъ-же вѣрующихъ эти теченія мало косну­лись, такъ какъ большинство мірянъ тамъ очутилось больше по недоразумѣнію. Вашъ «курсъ» всколыхнулъ именно массу вѣрующихъ, отношеніе-же къ нему іерар­ховъ какъ-бы заранѣе опредѣлялось тѣмъ, что ихъ почти всѣхъ арестовали предварительно, иначе Вамъ не пришлось-бы и проводить «своего» курса.

Что касается рядовыхъ пастырей, то наиболѣе со­знательные изъ нихъ, понимая, что они не могутъ дѣй­ствовать самостоятельно — безъ епископовъ, — занима­ютъ выжидательную позицію, кое-какъ мирясь съ под­чиненіемъ епископамъ Вашей оріентаціи, и лишь отдѣль­ные изъ нихъ рѣзко противятся проведенію такими епи­скопами въ жизнь Вашего курса.

Главное разрѣшеніе вопроса Вашего — въ массѣ вѣрующихъ.

Смѣю думать, что не будь въ Церкви нашей печаль­наго наслѣдія синодальнаго періода церковной жизни — почти поголовный церковной невоспитанности массъ, не было бы мѣста въ жизни нашей многимъ несчастнымъ явленіямъ пройденной четверти XX вѣка. Именно эта не­воспитанность толкнула однихъ безразсудно въ обнов­ленческое болото, другихъ — въ самосвятскую клоаку, третьихъ — въ объятія безбожниковъ. Эта-же церковная невоспитанность удерживаетъ и понынѣ многихъ въ со­стояніи полной инертности по отношенію къ самому глу­бокому и тонкому соблазну, который лукаво и съ боль­шимъ предвѣдѣніемъ проводится врагами Церкви чрезъ посредства Вашей деклараціи.

Я вовсе не вхожу въ разборъ Вашей деклараціи, ибо таковая всесторонне разобрана и по достоинству оцѣ­нена въ нѣсколькихъ рукописяхъ іерарховъ и мірянъ глу­бокаго ума и высокаго духа, каковыя, конечно, должны быть извѣстны Вашему Высокопреосвященству. Я под­хожу къ оцѣнкѣ Вашей деклараціи съ совершенно иной стороны — со стороны того соблазна, который породила она въ массахъ, всѣ послѣдствія коего даже трудно пре­дугадать. Итакъ, возвращаюсь къ настроенію массъ.

Надъ слоемъ массы, хотя и достаточно инертной, но все же отгородившейся отъ обновленческаго болота и проч. клоакъ, возвышается масса довольно жизнедѣятель­ныхъ вѣрующихъ, хотя и не могущихъ ясно разобраться въ сложномъ церковномъ вопросѣ. Они больше живутъ чувствомъ, привязаны къ храмовымъ службамъ, только въ церкви чувствуютъ нѣкоторую для себя отраду и уми­ротвореніе, среди надвигающагося мрака и холода жизни. Они привыкли полагаться на своихъ пастырей. Посему теперь, внутренне возмущаясь Вашей деклараціи и даль­нѣйшими на основѣ ей проводимыми Вами мѣропріятія­ми, они, держась своихъ пастырей, не порывающихъ об­щенія съ Вами, являются невольными соучастниками грѣ­ха Вашего, но съ упованіемъ взираютъ и ждутъ, кто-бы ихъ вывелъ изъ затруднительнаго положенія.

Наконецъ, надъ этимъ слоемъ возвышается еще слой ревнителей благочестія, крѣпко задумывающихся надъ смысломъ современныхъ міровыхъ "событій, ищущихъ въ Православной вѣрѣ и Церкви опоры себѣ среди раз­разившихся уже и еще ожидающихся катаклизмовъ жизни. Такіе вѣрующіе, возмущенные въ глубинѣ души своей измѣной Вашей завѣтамъ Христа и правды Православія, отвернулись отъ Васъ и отъ всѣхъ тѣхъ, кто съ Вами; они предпочитаютъ не ходить въ храмы, гдѣ возносится Ваше имя, и говѣть вотъ уже два года, изъ боязни сдѣ­латься причастными грѣху Вашему. Они съ упованіемъ и страхомъ ждутъ голоса ссыльной Церкви.

Пусть таковыхъ будетъ незначительное меньшинство, но кто рѣшится презрительно отмахнуться отъ нихъ, отнести ихъ къ разряду «кликушъ», «необразованныхъ монаховъ», или «темныхъ крестьянъ», когда именно эти «кликуши, необразованные, темные», въ началѣ появленія «Живой церкви» и проч. раздирателей Церкви, не только сами не обманулись относительно этихъ выплывшихъ изъ мрака «обновителей» Церкви, но во многихъ случаяхъ удержали отъ этого болота и просвѣщенныхъ пастырей своихъ. Очень опасно пренебрегать настроеніемъ этимъ —   вовсе не незначительной группы, къ которой въ бук­вальномъ смыслѣ приложимы слова Апостола:

«Ибо они среди великаго испытанія скорбями преизобилуютъ радостію, и глубокая нищета ихъ преизбыточествуетъ въ богатствѣ ихъ радушія; ибо они добро­хотны по силамъ и сверхъ силы (я свидѣтель): они весь­ма убѣдительно просили насъ принять даръ и участіе ихъ въ служеніи святымъ; и не только то, чего мы надѣялись, но они отдали самихъ себя, во-первыхъ, Господу, потомъ и намъ по волѣ Божіей» (2 Корин. 8, 2-5).

Стоитъ-ли чего вся ученость человѣческая предъ ли­цемъ такого искренняго горѣнія вѣрой, такой готовности на любой подвигъ исповѣданія, постоянныхъ жертвъ не только матеріальныхъ на пользу святого дѣла Церкви, но рѣшимость жизнь свою отдать за правду Христову со стороны этихъ «кликушъ, темныхъ, Фнеобразованныхъ»! А развѣ въ этомъ лагерѣ мы видимъ только сѣрую массу? Развѣ мало среди нихъ высоко-образованныхъ и духовно просвѣщенныхъ мірянъ, а также достойнѣйшихъ пастырей?

Полагаю, что только неосвѣдомленность о положеніи въ Церкви мѣшаетъ Вашему Высокопреосвященствому со всей глубиной и мудростію подойти къ оцѣнкѣ этого явленія. Нужно при семъ принять къ свѣдѣнію, что остальная масса вѣрующихъ, особенно средняго слоя, присматривается, прислушивается къ этой группѣ, про­вѣряетъ по нимъ свои внутреннія переживанія.

И Вы, и Ваши единомышленники успокаиваете себя и парируете нападки на васъ тѣмъ, что будто-бы декла­рація Ваша не противорѣчитъ канонамъ и даже находитъ себѣ оправданіе въ Словѣ Божіемъ.

Если бы даже въ дѣйствительности такъ было, то все-же пастырская мудрость должна бы побудить Васъ далеко отшвырнуть отъ себя декларацію, разъ она про­изводитъ такое возмущеніе среди вѣрующихъ, разъ она вызвала уже такія раздѣленія. Съ одной стороны, ею нарушено то единство вѣрующихъ, о которомъ молился Христосъ наканунѣ Голгоѳы, а съ другой — произведено какъ разъ не то раздѣленіе, о которомъ говорилъ Хри­стосъ: «не миръ пришелъ Я дать землѣ, но раздѣленіе». Уже сего одного достаточно, чтобы пастырская совѣсть Ваша не оставалась спокойной, чтобы поспѣшить Вамъ исправить совершенную ошибку.

Но правда-ли, что своей деклараціей Вы не поругали правилъ Церковныхъ? — Въ упомянутыхъ рукописяхъ дано достаточное количество возраженій на такое Ваше утвержденіе. Грустно думать о томъ, что мудрость Ваша допустила Вамъ настолько переоцѣнить себя и свои пол­номочія, что Вы рѣшаетесь дѣйствовать вопреки такому основному іерархическому принципу Церкви, который выраженъ въ 34 правилѣ Св. Апостоловъ. Но еще больше грѣхъ вашъ противъ внутренней правды церковной, про­тивъ Евангельскаго завѣта — безбоязненно исповѣдывать Истину, противъ долга Вашего, какъ Предстоятеля Церкви — бдительно стоять на стражѣ Ея. Вы же отказа­лись отъ одной изъ главнѣйшихъ сущностей Церкви ея свободы, поступились ея достоинствомъ. И все это изъ-за убогихъ человѣческихъ соображеній, изъ-за при­зрачныхъ льготъ отъ враговъ Церкви и то лишь для сто­ронниковъ навязанной Вами весьма подозрительной по существу «деклараціи».

«Ибо такъ говоритъ Господь Богъ, Святый Израи­левъ: оставаясь на мѣстѣ и въ покоѣ, вы спаслись бы; въ тишинѣ и упованіи крѣпость ваша; но вы не хотѣли. Горе непокорнымъ сынамъ, которые дѣлаютъ совѣщанія, но безъ Меня, и заключаютъ союзы, но не по духу Мое­му: не вопросивши устъ Моихъ, идутъ въ Египетъ, что­бы подкрѣпить себя силою фараона и укрыться подъ тѣнью Египта. Но сила фараона будетъ для нихъ сты­домъ, и убѣжище подъ тѣнью Египта — безчестіемъ. Ибо помощь Египта будетъ тщетна и напрасна. Беззако­ніе это будетъ для васъ, какъ угрожающая паденіемъ трещина, обнаружившаяся въ высокой стѣнѣ, которой разрушеніе настанетъ внезапно, въ одно мгновеніе» (Ис. 30, 15, 1-3, 7, 13).

Грѣхъ Вашъ еще — внутренняя неправда самой дек­лараціи, основанная на боязливости. Вѣдь только въ та­комъ освѣщеніи становится понятнымъ 8 стихъ 21 главы Откровенія, гдѣ «боязливые» поставляются наряду съ не­вѣрными, убійцами и любодѣйцами.

Наиболѣе невидный грѣхъ Вашего Высокопреосвя­щенства, это — приниженіе авторитета церковной іерар­хіи въ сознаніи вѣрующихъ, произведенное Вашей декла­раціей. Пораздумайте надъ тѣмъ, Ваше Высокопреосвя­щенство, какъ высоко вознесенъ былъ авторитетъ на­шихъ архипастырей, когда они, увѣренно отметая всякія сдѣлки съ предателями-обновленцами и съ ихъ внѣш­ними покровителями, — спокойно шли на испытанія и безропотно переносили узы и суровыя ссылки. Какъ шелъ въ гору тогда духовный подъемъ вѣрующихъ массъ, чувствовавшихъ себѣ духовную опору въ своихъ архи­пастыряхъ! Чувствовалось тогда, что мы уже почти по­бѣдили, и страданіями своими завоюемъ свободу своего церковнаго бытія, даже среди совѣтской культуры. — А теперь?..

Страшно подумать, какъ пошатнули, подор­вали Вы Вашей деклараціей авторитетъ церковной іерар­хіи, какую обильную жатву собираютъ на этой почвѣ враги наши, какъ много вѣрующихъ, не видя для себя добраго примѣра въ своихъ пастыряхъ, усомнились въ своемъ упованіи на Вѣчную Правду, и какъ много ихъ посему отшатнулось отъ Церкви, и погибаетъ въ отще­пенческихъ болотахъ и въ струяхъ сектанства! .. Поль­зуются умѣло враги произведеннымъ Вами въ Церкви смятеніемъ и съ удесятеренной наглостію проводятъ свою безбожную программу.


О, Владыко! Подумайте, какая тьма погубленныхъ душъ на Страшномъ Судѣ смогутъ вину за свою гибель свалить на Васъ! — Да не будетъ сего!

Какъ могла произойти столь разительная перемѣна во взглядахъ Вашего Высокопреосвященства? — Такой вопросъ несомнѣнно вставалъ предъ каждымъ изъ рас­положенныхъ къ Вамъ. Многіе пришли къ тому заклю­ченію, что въ нужный моментъ не было возлѣ Васъ ни одного добраго совѣтника, а наоборотъ, тогда возможны были нажимы и нашептыванія со стороны «устрашаю­щихъ» и продавшихся имъ. Иного объясненія никто изъ знающихъ лично Васъ не находилъ. И я — убогій, даже послѣ увѣреній Вашихъ въ томъ, что Вы сознательно и добровольно стали на этотъ путь, — готовъ согласиться лишь съ предположеніемъ друзей Вашего Высокопрео­священства.
Но тогда, что-же мѣшаетъ Вашему Высокопреосвя­щенству отказаться отъ совершенной ошибки, испра­вить, выпрямить свой путь?

Вы заявили мнѣ, что «берете на себя всю отвѣтствен­ность передъ Церковью за совершенное». — Но какая цѣна такому заявленію, когда эту отвѣтственность Вы уже распылили на группу безавторитетныхъ и безотвѣт­ственныхъ іерарховъ «Вашего» синода? Чего стоитъ Ваша личная отвѣтственность, когда причиненное Вами Церк­ви зло можетъ быть непоправимо? — Здѣсь потребны иныя, болѣе дѣйствительныя средства для прекращенія содѣяннаго зла, чѣмъ торжественное заявленіе Вашего Высокопреосвященства о Вашей отвѣтственности въ будущемъ. Вся Церковь ждетъ отъ Вашего Высокопреосвя­щенства открытаго заявленія: — считаетесь ли Вы съ мнѣніемъ подавляющаго большинства іерарховъ? На опредѣленно выраженное несогласіе съ Вашей линіей поведенія почти всей ссыльной Церкви, а также на моль­бы и протесты множества другихъ пастырей и мірянъ — отвѣтите-ли отказомъ ошибочнаго шага и измѣненіемъ курса своей церковной политики, или-же предпочтете утверждаться на основѣ уже совершеннаго Вами уклона въ сторону расхожденія съ всею Церковью?

Продолжение см.:
Часть 2:
https://pisma08.livejournal.com/474735.html
***
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author