pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

Письмо о. Александра Павпертова - сент. 2001 г.

Ниже крик души участника Всероссийского Совещания в Воронеже, в сентябре 2001 г., захлестнутого волной переворота в РПЦЗ.

14.09.01.

Досточтимый отец Паисий! Пользуясь случаем, хочу выразить Вам от себя огромную признательность за Ваши труды в защиту исконных позиций нашей Церкви! Ваш интернет-узел Церковный листок все это скорбное время, прошедшее с прошлого богоотступного Собора РПЦЗ, давал нам даже не столько верную и оперативную информацию о происходящем (хотя и это крайне важно), сколько надежду на то, что не сломлены еще верные чада наших блаженнопочивших Первоиерархов Антония, Анастасия и Филарета, и, объединившись, мы сможем отстоять наши святыни от сиракузских и мюнхенских изменников. Спаси Вас Бог!

Хочу развеять ту ложь и дезинформацию, которые епископ Агафангел распространяет через свой сайт. Речь идет о его информационном сообщении о прошедшем в Воронеже всероссийском Совещании духовенства. Из этого сообщения складывается впечатление, что среди российского духовенства царит единодушие в следующих, на данный момент главных, вопросах: все, якобы, полностью поддерживают позицию, занятую Российскими Преосвященными в отношении решений минувшего Собора (октябрьского Собора 2000 г. – ред.), никто не собирается разрывать евхаристического и канонического общения с Синодом РПЦЗ, и, напротив, все осуждают тех священников и те общины, которые таковое общение уже разорвали. Я, как участник этого Совещания, ответственно заявляю Вам, что это ложь!.........

Итак, Совещание проходило в воронежском храме в честь иконы Матери Божией Взыскание погибших , и на нем присутствовали три архиерея: архиеп. Лазарь, еп. Вениамин и еп. Агафангел, - и порядка 50-ти священников и 10-ти мирян. Что характерно, на Совещании присутствовали священники из епархии еп. Евтихия, который, как мы слышали, не благословил свое духовенство принимать участие в заседаниях. Заседание первого дня открылось зачитанным мной докладом-обращением от курского и белгородского духовенства, в котором фактически повторялись основные положения нашего Заявления и официально сообщалось, что мы разорвали евхаристическое и каноническое общение с Синодом, а также призываем к тому же наших архиереев. В последующих докладах и выступлениях большинство соглашались с нашей позицией, хотя сразу выявились и ее активные убежденные противники: протоиерей Валерий Кравец, иерей Роман Кравец, иерей Евгений Корякин, протоиерей Валерий Алексеев и все одесские священники из окружения архиеп. Лазаря (иером. Поликарп, иером. Мефодий, игум. Кирилл). Суть выступлений наших противников сводилась к тому, что мы раскольники, экстремисты и т.д., линия Синода верна, а также, что никто не давал нам права судить священноначалие. Архиереи молча выслушивали ход обсуждения доклада, не выражая своего отношения к нему.

Выяснилось, что почти на всех Российских приходах не поминают Лавра и его камарилью даже на проскомидии, хотя никто не желает официально об этом заявлять. Потрясающее двоедушие! Я перед лицом всего собрания попросил архиеп. Лазаря благословить меня либо подчиняться, либо не подчиняться указу Синода о поминовении Лавра. В ответ еп. Агафангел заявил, что это вопрос личный (?), и я должен выяснить его со своим епархиальным архиереем наедине, а не официально.

 Затем из уст архиеп. Лазаря мы услышали, что на самом-то деле никакой анафемы на экуменизм Собор 1983 года не принимал, а это еп. Григорий (Граббе) уже после закрытия заседаний принес ее на английском языке, зачитал и т.д., что сам Вл. Лазарь специально просматривал документы Собора затем в синодальных архивах, и не нашел в них подтверждения тому, что анафема принята на соборном заседании ( и прочие безумные глаголы ). Тут же один из иеромонахов архиерейского дома в Дальнике (Резиденция Вл. Лазаря) заявил, что им звонил Вл. Варнава и сказал, что намеревается просить у Собора прощения (интересно, за что?).

Стало ясно, что цель Совещания просто дать экстремистам (т.е. нам) выпустить пар, выговориться, а затем ложью и лаской принудить нас отречься от своих взглядов. Если же это не удастся, то внести раскол уже и в среду ранее единомысленных с нами российских священников, уверяя их в том, что мы поспешили отложиться от Синода, что архиереи на Соборе отстоят Православие, защитят Первоиерарха, и все будет хорошо. О. Тимофей Алферов вновь занял свою излюбленную позицию всепримирителя, и предложил составить такое Обращение, которое бы устроило всех. Опять знакомый искус: давайте объединимся, вы немного отступите от правды, а мы чуть-чуть отойдем ото лжи, - вот где-нибудь посередине и встретимся. Когда выясняли, что же положат в основу этого Обращения, то оказалось: все выражавшие несколькими часами ранее нам полную поддержку, совсем забыли (или сделали вид, что забыли) о сути нашего доклада, т.е. о разрыве общения с епископами-отступниками и обосновании этого шага требованиями канонов и совести. Хорошее же согласие света со тьмой! Почему бы не согласиться с тем, что вода мокра, сахар сладок, а Бог есть любовь?!.

Начали составлять проекты Обращений к Собору и Первоиерарху, составили рабочую группу по их доработке. Дошло до смешного: уже упомянутые мной оо. Кравцы, о. Корякин и близкие к еп. Агафангелу представители Кирилло-Мефодиевской семинарии настоятельно просили включить в это Обращение смиреннейшую просьбу к Синоду возобновить финансирование этой фиктивно существующей семинарии, а также материально поддерживать прочие благие начинания российских приходов, которые подняли бы в России и за рубежом престиж нашей Церкви. Ну, что ж, по крайней мере, с этими отцами и финансовой подоплекой их церковных взглядов все ясно.

Заседание закончилось в атмосфере ожидания грядущей бури. После заседания я еще раз подошел к Вл. Лазарю и вновь задал ему вопрос, каково же его благословение для приходов епархии: подчиняемся ли мы постановлениям Синода, или нет? В ответ я услышал, что сам он Лавра не поминает, но благословлять подчиняться или не подчиняться Синоду меня не будет. Делайте, что хотите, поминайте, кого хотите сказал он мне. Таким образом, Вл. Лазарь еще раз отказался четко высказать свою официальную позицию по вопросам, волнующим Церковь. Действительно странно: не подчиняться указу Синода о поминовении Лавра, и тут же заявлять о своем подчинении Синоду и евхаристическом общении с ним.

К следующему утру собиравшаяся буря разразилась! После ознакомления собравшихся с текстом Обращения к Собору мне стало ясно, что подписывать подобный документ значит принять двойной стандарт мысли, так как называть сознательных изменников Православию вашими преосвященствами, уверять их в своей любви и смиренно просить учесть наши смущение и обеспокоенность после всего, что они сотворили верх лицемерия и двоедушия. Кроме того, видимо получив за ночь необходимые инструкции из Синода, наконец высказал свое мнение по нашему докладу еп. Агафангел. Он заявил, что не желает двоедушничать, кривить совестью и не будет подписывать вообще никаких документов вместе с теми, кто отложился от Синода. Он спросил, не желаем ли мы отозвать наш доклад и вступить в общение с Синодом вновь. Отрицательный ответ с нашей стороны был им встречен предложением нам покинуть зал Совещания, так как даже находиться с нами в одном помещении он теперь не может. Все принялись укорять нас в том, что мы своей упорностью срываем общее доброе дело, не даем подписать важный документ, вносим раскол среди Российских Преосвященных и хотим, чтобы Синод их запретил в священнослужении. Вл. Лазарь высказал нам, что мы - самочинники, т.к. не спрося его согласия, отправили в Интернет свое Заявление, что мы донатисты, раскольники и сектанты, и он нас запретит. Я потребовал, чтобы сейчас же перед всеми он указал каноническую причину, по которой мы подвергаемся прещениям, на что он ответил молчанием, а один из его келейников на повышенных тонах указывал нам на дверь, говоря, что причины прещений мы узнаем, получив указы о запрете по почте впоследствии. Со стороны оо. Кравцов и о. Корякина посыпались уже личные оскорбления в мой адрес и адрес моих собратьев.

Был объявлен перерыв, во время которого к нам подошел еп. Вениамин, и стал уговаривать нас занять более уступчивую позицию, чтобы дать возможность архиереям на Соборе заявить о своем категорическом несогласии с действиями Синода, и не подвергать их сейчас возможности подпасть под прещения из-за наших действий. Он полностью поддержал нашу позицию, но просил не распространять в средствах масс-медиа наш доклад, и не призывать официально к отложению от Синода. Я ответил, что если еп. Агафангел изменит свою позицию в отношении нас и соизволит более не ставить на этом Совещании вопроса о допустимости нам находится с ним в одном зале заседаний, мы можем попробовать найти выход из создавшейся конфликтной ситуации и до Собора можем воздержаться от обращений к церковной полноте с призывом отложения от епископов-апостатов и требования суда над ними, не отрекаясь при этом от нашей позиции и не отзывая своих подписей с Уведомления об отложении.

После перерыва был предложен следующий вариант: стенограммы и протоколы Совещания не отсылаются в Синод, мы даем обязательства не распространять до Собора наш доклад и не выступать с официальными заявлениями по этому вопросу, а архиеп. Лазарь и еп. Вениамин обещают нам, что займут на Соборе четкую позицию категорического неприятия решений Собора 2000 года и последующих действий Синода, призовут к их отмене, а если встретят непонимание и неприятие своей позиции разорвут общение с Синодом и вернутся в Россию создавать новое церковное управление. Еп. Вениамин заявил даже, что до выяснения позиции зарубежных епископов не будет служить с ними, и не подчинится указу о поминовении Лавра.

 Таким образом, после Совещания будут обнародованы лишь два Обращения (о поддержке Первоиерарха и о неприятии российскими приходами решений Собора 2000 года), которые будут подписаны наряду с прочими, и нами, с указанием особого мнения, что мы согласны с Обращениями по существу, но не одобряем их форму. Как временный компромисс, учитывая обещания архиереев, до Собора мы были готовы принять этот предложенный вариант. Однако, с ним категорически не согласился еп. Агафангел, спросивший нас, отзываем мы или нет свой доклад, находимся ли мы или нет в общении с Синодом. После очередного отрицательного ответа с нашей стороны, он приказал нам выйти из зала заседаний. Уже в дверях нас остановил голос Вл. Лазаря, который возвращал нас в зал. Видимо, до него дошла та простая мысль, что вместе с нашим уходом из зала заседаний Совещания, мы автоматически разрываем евхаристическое общение и с ним, и следовательно, он остается епископом без епархии, т.к. разорвавшие общение с Синодом приходы как раз и составляют практически всю его епархию.

Был объявлен очередной перерыв, во время которого мы смогли переговорить с Вл. Лазарем и принять решение: он давал нам месяц для окончательного определения нашей позиции в оценке Совещания и нашего отношения к принятым им документам, не налагая на нас никаких прещений; мы же, со своей стороны, продолжаем считать себя не состоящими в общении с Синодом и единомысленными с ним лицами, ни в чем не отступаем от декларированной нами позиции в оценке решений Собора 2000 года, действий Синода и перспектив церковной жизни, и не отзываем из протоколов Совещания нашего доклада. Вместе с тем, не желая быть камнем преткновения для собратий, и не навязывая им своей личной позиции, мы, по их настойчивым просьбам дать им возможность опубликовать от имени Совещания Обращения к Собору и Первоиерарху, покидаем Совещание и обязуемся до Собора более не распространять никаких официальных заявлений от имени российского духовенства, в случае сохранения status quo.

Если же на Соборе архиеп. Лазарь и еп. Вениамин вновь займут двусмысленную неопределенную позицию и не исполнят данного нам обещания после призыва к Собору покаяться, разорвать общение с непокаявшимися, мы считаем себя свободными от наших обязательств перед ними и разорвем общение с ними самими. До Собора же мы, ввиду нечеткой и двусмысленной позиции, занятой архиеп. Лазарем, и не имея точных сведений об оценке нашего Заявления Первоиерархом, воздерживаемся от совершения Литургии. (Причины такого решения уже объяснены нашим прихожанам, полностью согласившимся с нашей позицией и поддержавших ее).

Получив благословение архиеп. Лазаря, мы покинули Совещание. Достигнутый нашим изгнанием результат не принес еп. Агафангелу ожидаемого: принятые Совещанием Обращения так и не были подписаны всеми оставшимися участниками. Их даже не подписали, посчитав неприемлемыми для себя, однозначно стоящие на позиции Синода оо. Кравцы и о. Корякин. Не подписали их и те, кто после нашего отъезда все же решились честно признаться самим себе, что не поминая Синод, абсурдно считать себя в его подчинении в частности не подписал документы активный участник церковных событий в России последних десятилетий инок Диодор (Пашенцев), и ряд других лиц. Уже недавно выяснилось, что далеко не все те, чьи подписи стоят в печатной версии этих Обращений, на самом деле их ставили. Как оказалось, не было и столь триумфального (по версии еп. Агафангела) соборного служения после Совещания многие не приняли в этом спектакле участия.

Вот теперь сами сравните мой рассказ о Совещании с благостной картинкой, нарисованной Еп Агафангелом на его сайте i.р.с. Теперь мы ждем, как будут поступать архиеп.Лазарь и еп.Вениамин в дальнейшем........ 

С братской любовью о Христе! Священник Александр Павпертов. 14 сент. 2001 г. Курк.

 


 

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author