?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Письмо еп. Владимиру - авг/сент. 2004 г. Часть II

 ПС: Посылаю Вам для ознакомления поступившее мне письмо по наболевшему вопросу от нашего прихожанина -  своего рода глас народа.

Письмо Владимира Ю. Кириллова

22 августа/4 сентября 2004 г.

Дорогой о Господе отец Вениамин!

Благословите!

Поскольку сейчас происходит активное обсуждение дела Архиепископа Варнавы (в частности и в Интернете), позвольте и мне поделиться с  Вами своими размышлениями по этому волнующему всех нас вопросу.

В связи с этим делом, много говорят о Канонах и, особенно об их якобы нарушениях со стороны епископов — все эти «подкопы» имеют в конечном итоге цель, ослабить власть епископов, лишить их дерзновения, и свести их служение к сухой букве того или иного Правила, игнорируя при этом живительный дух Канонов, который направлен исключительно к церковной пользе, а не к примирению с беззаконными действиями отдельных лиц или целых групп, вне зависимости от их иерархического положения и старых заслуг перед Церковью. «Если нечестивый будет помилован, то не научится он правде, — будет злодействовать в земле правых и не будет взирать на величие Господа» (пр. Исайя 26 гл. 10 ст.).

Все Каноны, относящиеся к суду над епископами, базируются на 74 Апостольском правиле. Другие правила в добавление к этому основному говорят о том, какими качествами должны обладать обвинители, сколько их должно быть (например, двое-трое свидетелей преступления), какими они должны обладать качествами (например, православные - II Всел. 6 и вполне благонадежные и т.д.), какой порядок вызова обвиняемого епископа и в какие сроки.

В свою очередь, это основное правило разбирает случай, когда некие лица подают жалобу на епископа и тогда происходит разбирательство в его присутствии (что естественно и логично, т.к. суд должен выслушать две стороны).

Всё это происходит в рамках какой-либо области, где имеется достаточное количество епископов (как указывают комментаторы, иногда количество их доходило до несколько сотен) и разбирательство производит Собор области, если ему собраться в полном объёме невозможно, то собирают хотя бы 12 ближайших (это количество определяет 12 пр. Карф.).

Обвиняемого вызывают 3 раза. 1 раз граматой. Но если епископ не является, причем 2 раза за ним приходят два епископа, а жалобщики не отступают, то решают без него (всё это в рамках одной области страны).

В нашем случае с Архиеп. Варнавой ситуация совершенно иная:

Епископа обвиняют не некие лица, в преступлениях, неизвестных суду и требующих выяснения, улик, свидетелей, очных ставок с обеих сторон, и поэтому выливающихся согласно ряду правил в продолжительную процедуру, а обвиняет его Собор епископов за дела, совершаемые подсудимым публично и уже известные, благодаря Интернету, всему миру, и тогда в этом случае производить дознание и не требуется. Причем, подсудимый и не скрывает, что он власть собратьев-епископов (Собора) ни во что не ставит и ей не подчиняется,  и об этом имеются неопровержимые доказательства: Заявления и письма Вл. Варнавы, опубликованные на лазаревском сайте или разосланные по эл. почте. Но самое важное, в этом деле фигурирует не только он сам, но к нему примыкают клирики, публично выступающие в его поддержку, как в прошлом ему подведомственные, так и к его епархии не относящиеся (т.е. находящиеся в разных странах), а за ними и миряне (ненаученный народ), т.е. целое сборище.

И тогда эти Каноны (т.е. 74 Ап. пр. и прочие на нём базирующиеся) под этот случай совершенно не подходят, а действуют иные правила, такие, как

- 1 пр. Вас. Вел.:

«... самочинными сборищами, собрания, составляемыя непокорными пресвитерами, или епископами, и ненаученным народом. Например, аще кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам: а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив кафолическую церковь: сие есть самочинное сборище».

Толкование этого правила еп. Никодимом (Милошом): «Парасинагога (самочинное сборище) является, когда какой-либо из непокорных епископов или пресвитеров, вместе с простым народом, собираются отдельно от церкви на молитвенныя собрания, напр., когда духовное лицо, запрещенное в священнослужении подлежащею духовною властью и не желающее подчиниться ей, соберет вокруг себя еще и других, отделится от кафолической церкви и начнет самочинно священнодействовать. Это определение Василия вел. парасинагоги напоминает тех непокорных власти духовных лиц, кои, обходя своих законных епископов, самочинно хотят служить в церкви и против коих издано было много правил (Ап. 81; IV всел. 18; трул. 31 и т. д.)»,

- III Всел. Соб. 1 пр.:

«...аще который областный митрополит, отступив от святаго и вселенскаго собора, приложился к отступническому сонмищу, или посем приложится, или Келестиево мудрование приял, или приимет, таковый против епископов своея области что либо делати отнюдь не может, яко отныне собором от всякаго церковнаго общения уже отверженный и недействительный. Но еще и разсмотрению тех самых епископов области, и окрестных митрополитов, православно мудрствующих, подлежати будет, для совершеннаго извержения его из сана епископскаго»,

- IV Всел. Соб. 18 пр.:

«Соумышление, или составление скопища, аки преступление, совершенно воспрещено и внешними законами: кольми паче должно возбраняти в церкви Божией, дабы сего не было. Аще убо некие из клира, или монашествующие окажутся обязующими друг друга клятвою, или составляющими скопище, или строющими ковы епископам, либо своим сопричетникам: совсем да будут низвержены со своей степени.

(Ап. 31; II всел. 6; III всел. 3; трул. 31, 34; гангр. 6; сердик. 14; антиох. 5; карф. 10, 11; двукр. 13, 14, 15)».

Дело это в настоящее время получило широкую огласку, в силу публикации по Интернету, обрастает как снежный ком различной информацией, причём, одни сокрушаются, а другие радуются.

Всё это вместе взятое, и особенно образование преступной группы священнослужителей во главе с безвольным, но амбициозным и самолюбивым епископом, и потому легко манипулируемым, как раз и свидетельствует о наличии Чрезвычайного положения в нашей Церкви. 

Итак, полтора года назад главным зачинщикам: протодиак. Герману Иванову-Тринадцатому (идеологу группировки, имеющему близкие связи с лазаревцами), диак. Евгению Дорошину (лицу весьма близкому к Вл. Варнаве, поставившему, по его словам, себе цель — примирить Вл. Варнаву с Вл. Лазарем), причем, оба к тому же сторонники греч. Митр. Киприана, и мон. Серафиму Баранчикову (сумевшему войти в доверие и связать волю Вл. Варнаве) удалось «развернуть» Архиепископа на 180 градусов и превратить его из лица несогласного с действиями Архиеп. Лазаря и еже с ним, в его защитника. Начиная играть пролазаревскую игру, Архиепископ попытался сорвать хиротонии для России, а так же нейтрализовать действия секретаря Синода, распространяя клевету против него, так же порочащую и дискредитирующую Высшую Церковную власть (тем самым, давая повод нашим многочисленным врагам нас поносить). Своими действиями этот епископ вступил в острый конфликт с Синодом РЗЦ. Подстрекательные действия келейника мон. Серафима привлекли к нему внимание, и из России поступили данные о его беззакониях. Причем, российские клирики требовали разбирательства, которое и установило, что богослужения этот «иеромонах» совершает незаконно (причем, согласно Канонам он, как впавший в содомский грех, был рукоположен Вл. Варнавой в 1993 г. незаконно), а потому Высшая Церковная власть посчитала его не имеющим сана священника и предписала Вл. Варнаве удалить от себя келейника, его компрометирующего. Вместо этого несмирившийся епископ запрещает в свою очередь в служении секретаря Синода и тогда, разбором этого беспрецедентного дела был вынужден заняться Синод, который, и постановил, в конце концов, отправить непокорного епископа на покой, учитывая и его пролазаревские настроения, и тот факт, что вокруг него собрались единомышленные с ним клирики, т.е. целая группа несогласных с действиями Синода. Этому, и предыдущему в отношении келейника решению, епископ не только не подчинился, но разрешил ему «служить», а так же и сослужил с ним. А клирики его группы (во Франции, Америке и России) продолжали, несмотря на запрещение Церковной власти, возносить его имя за богослужениями и считать его своим епархиальным Архиереем. Это привело к последующему его запрещению в служении, одновременно были вынесены  предупреждения некоторым его клирикам, — но и с этими прещениями законной власти они так и не посчитались. Произошло противопоставление воли непокорного епископа (вместе с волями единомышленников, т.е. целой группы) воли всей Церкви в лице Архиерейского Собора.

Все попытки предостеречь этого подсудимого, а также и прочих зачинщиков нисколько их не образумило, и они до сих пор дерзко плюют на решения своей власти и тем самым доказывают, что она для них ничего не значит.

Все эти действия носили и носят ярко выраженный публичный характер и сопровождаются беспрецедентными заявлениями Архиеп. Варнавы, протодиак. Германа, прот. Анатолия Трепачко в Интернете (сначала на сайте группы Архиеп. Лазаря, и затем попадают на другие электронные страницы и становятся достоянием широкой публики) и в СМИ. Рассылаются как эл. письма (диак. Дорошин, о. Анатолий), так и обычные (протодиак. Герман) с целью вовлечь в это движение как можно больше людей, появляются также неуравновешенные женщины, активно выступающие на стороне непокорного епископа с целью дискредитировать законную власть и внести анархию, и некоторые, ранее бывшие верными, на эту пропаганду поддаются.

И в корне всего этого процесса лежит не что иное, как дело Архиепископа Лазаря и его группы, т.е.  создание ими самочинного сборища, т.н. РИПЦ, которое всячески старается получить признание, и для этого готово идти на любые махинации (главная из них — как раз дело бедного Архиепископа Варнавы).

Таким образом, налицо чистой воды церковный бунт, — вопиющее неподчинение законной Церковной власти. Епископ ставит себя выше Собора, выше Архиерейского Суда, причем идет против соборных постановлений, под которыми стоит и его подпись.

Подпись подсудимого стоит так же и под непризнанием сана своего келейника, и если он все же с решением не согласен, то должен был бы подать жалобу и требовать повторного разбирательства. Но этого не произошло. Напротив, он разрешил служить простому монаху-келейнику, что говорит о его полном пренебрежении церковных правил (о пренебрежении правилами говорит так же факт принятия им в свое время «иеромон.» Серафима без отпускной граматы и без должного дознания).

Теперь чтобы этот развращенный епископ окончательно не развратил всю свою паству и не внёс бы дезорганизацию и большее разделение в нашу и без того малочисленную Церковь, он должен быть, как можно скорее, извержен из сана вместе с подельниками — и так требуют Каноны. А он подпадает под действие целого ряда Канонов: по причине учинения бунта, создания бунтарской группы, служения под запрещением и сослужения с расстригой.

Решение Собора или его части по делу группы обвиняемых (а это дело по-справедливости надо рассматривать не как какое-нибудь нарушение одного епископа, а как деяние целой группы бунтовщиков) должен быть по сути дела не разбирательством, а констатацией наличия бунта против власти и соответствующей мерой его пресечения, — в первую очередь, с целью ограждения своих.

А поскольку, как мы показали, 74 Правило в этом случае не применимо, то вызывать епископа, тем более одного без прочих клириков его группы ничем необоснованно, да и ещё три раза, и вызовет только насмешку у врагов нашей Церкви и покажет неспособность власти оперативно решать дела, тем более в чрезвычайной ситуации, в которой мы, увы, сейчас находимся.

Когда Католическую церковь в 11 веке отлучили от общения с Восточной, то никого три раза не вызывали — анафема и всё.

Церковь на III Вселенском Соборе имела дерзновение осудить архиерея Нестория заочно (как главу ереси, имеющего множество последователей), как того требовало чрезвычайное положение, так и потому, что его грехи против Церкви были видны всем и давали бурные всходы.

Так же в наше время был заочно осуждён и Валентин Суздальский, организовавший своё самочинное сборище и вызывать его и его «епископов» на суд архиереев РПЦЗ не было необходимости, поскольку дерзкие дела его были видны всем и документально подтверждены — он и не скрывал, что законной власти он подчиняться не собирается. И тогда игра в формализм была неуместна. Важнее было побыстрее дать понять всем, кого можно было ещё оградить от него, отношение к нему Высшей Церковной власти (при этом была совершена грубая ошибка, ощущаемая и до сих пор — остался без наказания главный идеолог сборища: Еп. Григорий Граббе).

Так же произошла заочная констатация непричастия Архиеп. Лазаря и его группировки к нашей Церкви, поскольку они из подчинения лавровского Синода ушли, а к новой администрации Митрополита Виталия так официально и не примкнули, а добивались через одного Митрополита автономии (которую, кстати, не предусматривают ни Устав РПЦЗ, ни Указ № 362, ни какие другие Каноны, и предоставление такой автономии даже Собором РПЦЗ является канонически весьма сомнительным — очевидно, временно самоуправляющая часть РПЦ не имеет право давать автономию другой Церкви (ИПЦ), находящейся на Украине и в России), и в результате оформили самочинное сборище, незаконно прикрываясь при этом омофором Митрополита Виталия, и не признавая его Синод. И их дело не требовало особого разбирательства, всё было сделано ими открыто, публично и подтверждено целым рядом документов.

Ни Несторий, ни Валентин, ни Лазарь, ни Мелехов (также заочно осужденный — глава сборища) не были одни, со своими личными преступлениями, а представляли целые группы и грозили заразить всё тело (или, во всяком случае, на это покушались) и судились за грехи против всей Церкви.

Ситуация с Вл. Варнавой аналогична: он выступает в роли оппозиции и собирает вокруг себя отовсюду недовольных: около 5-и священников считая и расстригу-келейника), 2 протодиакона, диакон, чтецы, 7 приходов с паствой. Эта группа и ведет себя как отдельная и независимая от Церковной власти епископия, поминающая запрещенного в служении епископа, исполняющая его распоряжения и находящаяся в общении с незаконной группировкой архиеп. Лазаря (см. «Заявление Преосвященного Архиепископа Варнавы Каннского и Западно-Европейского» от 15/28 июля 2004 г., в котором он, с одной стороны, одобряет Окружное послание Российских Преосвященных, а с другой стороны порицает действия свой Церковной власти: «ведущий дела мансонвилльского Синода запрещенный протоиерей Веньямин Жуков, при молчаливом попустительстве канадских Архиереев, продолжает вести свою разрушительную деятельность»).

Единственно, что они пока о своих конечных планах открыто и в печати не заявляют (а они известны: законная истинная Зарубежная Церковь — это они варнавиты, а истинная Церковь в России это — лазаревцы), но силы готовят и ждут удобного случая, но стоит ли нам ждать пока они всё окончательно оформят, обоснуют и уведут от нас и других, моё мнение, нам надо действовать неотлагательно, иначе сами и пострадаем.

Пока Церковная власть бездействует, эта группа, находящаяся в разных странах, неукоснительно проводит свою работу и разлагает церковный народ, употребляя для этого уже апробированные аргументы лазаревской группы: Митрополит в плену у незаконных канадских викариев, личной секретарши и секретаря Синода, поэтому их распоряжения недействительны и раскольники это — они. И иной народ им верит — сообщники и сочувствующие им только растут и растут, и, к сожалению, из числа нашей лжебратии (см. письма на Интернете П. Ционского и О. Трофименко).

Реальность такова — варнавиты уже определенное время сами по себе — самовластны, и дело наших епископов не играть в формализм, а спасать свою паству, т.е. отгородится от самочинного сборища, выразить своё к ним отношение — вот этого как раз и требуют Апостольские правила.

К тому же сейчас развилось много «толкователей» правил, которые их толком не читали, вот и пытаются применять что попадется (и к месту и не к месту) без рассуждения, смущая и стращая епископов, с целью отнять у них дерзновение, и под видом установления церковного мира признать преступные группировки как законные.

Нас мало, и мы не имеем право беспечно ждать, пока враг ещё более и более укрепиться и к нему присоединятся нестойкие и скрывающиеся до поры.

 

Так, в начале конфликта Вл. Варнава ездил в Россию, где и укрепил свои позиции. Поговаривают, что в ближайшее время он собирается ехать опять — кто знает, чем это закончится? Процесс запущен и полумерами его остановить не удастся — зачинщики на попятную не пойдут.

Сейчас Архиепископу Варнаве в России открыто подчиняются 3 клирика (петербургский архим. Алексей Макринов, московские о. Иосиф Философов и о. Виктор Усачев), которые его поминают как своего епархиального Архиерея, в Америке ему подчиняется непокорный Синоду о. А. Трепачко (на подходе его сыновья в качестве священников, которых он грозится рукоположить), а в Лионе, благоустроенный приход с протодиак. Германом, диак. Евгением, чтецами и Канны с расстригой Серафимом в качестве священника. Это на сегодняшний день, а кто прибавится завтра? Ведь если болезнь не лечить, — она прогрессирует.

Причем недавний приезд Еп. Антония в Канны, который надо думать, стоил ему много денег и сил, ничего кроме дерзости со стороны запрещенного епископа не дал, как и не дала попытка объясниться с ним со стороны Еп. Варфоломея, совершившего для этого утомительное путешествие в прошлом году. Как впрочем, и другие попытки.

Можно с уверенностью сказать, что зачинщики бунта на суд Архиерейского Собора, если их вызывать, не приедут ни под каким видом, иначе это будет равносильно признанию права Собора (Синода) совершить этот суд, а они как раз Собором пренебрегают и не признают ни одно его решение касаемо Вл. Варнавы и его клириков, Архиеп. Лазаря, Митр. Киприана.

Тем не менее, конечно, собраться Собору (Синоду) нужно и отлучить всю группу (может быть, кого-то, например, подневольных о. Христо или протодиак. Сергия сначала предать порицанию или запретить, а если не покаются в определенный срок, то снять сан), или дать 2-3 недели на размышление, после чего решение вступает в силу, без необходимости собираться снова, т.е. рабочим порядком.

Самое главное, это разослать письма с уведомлением клирикам и на приходы, чтобы не говорили, что были не в курсе дела. И пастве заявить, что если она желает остаться верной Синоду, то для неё будут подыскиваться священники взамен отпавших, для чего должны обратится в Синод со специальным прошением от приходов, поскольку в силу чрезвычайных обстоятельств, разрозненности и разбросанности, Синод за всеми бегать не имеет возможности. Люди сами должны беспокоиться о своем спасении в истинной Церкви, а не в парасинагоге.

Если же составить вместе с решением по делу этой группы грамотное разъяснение для народа, то это заткнет рот безответственным и бьющим на сентименты крикунам, маскирующим под христианскую любовь свое, прежде всего, тщеславие — и пусть потом спорят, особенно если оно строго логично и продуманно.

Нам же, живущим во Франции, и лично знающим главных зачинщиков и немало с ними дискутирующих, и видящим их постепенное отступление на протяжении нескольких последних лет, — всё очевидно и ясно, но жалко, что не всем... Нам звонят люди (из Марселя, из Бретани) и интересуются какова реакция Церковной власти на беззакония Вл. Варнавы, и в место четкого ответа приходится разводить руками.

Вот такое моё и моих друзей мнение.

Прошу Ваших св. Молитв.

В.К.

Comments