pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ОДЕЖДЫ КОЖАННЫЯ


«И сдѣлалъ Господь Богъ Адаму и женѣ его одежды кожаныя» (Быт. 3, 21).
«Сшиваше кожныя ризы грѣхъ мнѣ, обнаживый мя первыя Боготканныя одежды» (Великій канонъ свят. Андрея Критскаго).

Въ своемъ вступленіи къ книгѣ «Обоженіе во Христѣ» («Deification in Christ») Панайотисъ Нелласъ пишетъ, что цѣль его — объяснить проис­хожденіе, сущность и судьбу человѣческой личности, а также помочь сов­ременному читателю понять всѣ глубины человѣческой природы. Другими словами, пользуясь современнымъ языкомъ, опираясь исключительно на труды свв. Отцовъ Церкви, освѣтить многое непонятное въ психикѣ совре­меннаго человѣка.

Ту же цѣль пробуетъ преслѣдовать и эта краткая статья.

«Мы видимъ, — пишетъ Нелласъ, — неустанныя попытки человѣка найти справедливость, свободу, милосердіе, — и, однако, вездѣ царитъ вражда, хаосъ, жестокость и несправедливость». Объяснить эти явленія исключительно съ соціальной точки зрѣнія невозможно, несмотря на всѣ старанія современныхъ ученыхъ. Съ христіанской же точки зрѣнія, объяс­неніе этимъ явленіямъ есть — а именно — все это происходитъ не потому, что цѣль къ добру недоступна, а потому, что нѣтъ пониманія внутренней сущности (т.е. истинной природы) человѣка, а оттого и неправильное на­правленіе мысли. Человѣкъ не понимаетъ, что его теперешнее состояніе — не естественное, природное, а извращено грѣхопаденіемъ. Вотъ потому авторъ книги «Обоженіе во Христѣ» совѣтуетъ обратиться къ ученію свв. Отцовъ объ истинной сущности природы человѣка. То, что мы теперь на­зываемъ человѣческой природой (психикой), согласно ученію свв. Отцовъ, является въ дѣйствительности не его истинной природой, а печальнымъ результатомъ грѣхопаденія. Отсюда можно вывести заключеніе: то, что считается въ современномъ мірѣ естественнымъ для человѣка: его болѣз­ненное душевное, психологическое состояніе, его поведеніе, поступки, и всѣ послѣдствія этого въ мірѣ: болѣзни, преступленія, самоубійства, убій­ства, войны... — все это, въ дѣйствительности, есть печальный резуль­татъ грѣхопаденія.

Блестящій проповѣдникъ II в., епископъ Мелитонъ Сардійскій, уже въ самый ранній періодъ христіанства такъ опредѣлялъ природу человѣка: «Она двухсоставна, — говорилъ онъ, — состоитъ изъ души и тѣла. Въ пер­вобытномъ состояніи, то есть до паденія, эти составныя части его природы находились въ гармоніи, въ единствѣ. Но послѣ нарушенія заповѣди прои­зошло подчиненіе духа — плоти, или, какъ говоритъ епископъ Мелитонъ, раздвоеніе личности на духъ (душу) и плоть. Это раздвоеніе и привело въ концѣ концовъ къ смерти. Человѣкъ, по словамъ епископа Мелитона, оди­наково способенъ и на добро, и на зло, какъ все земное. Воля его, раньше подчиненная Богу, вела его по пути къ добру; ослушавшись же воли Божіей, воля его направилась исключительно на земное и какъ бы раздво­илась. Произошелъ внутренній разладъ человѣческой личности, душа и тѣло въ ней стали враждебны другъ другу».

Епископъ Мелитонъ, рисуя паденіе человѣка и перечисляя страшные его пороки, не жалѣетъ ни сильныхъ выраженій, ни яркихъ красокъ. Эти пороки, какъ ржавчина, разъѣли всю человѣческую природу, и вотъ пото­му, Христу, какъ искупительному жертвенному Агнцу, необходимо было явиться въ міръ. «Если бы Адамъ сохранилъ заповѣдь о воздержаніи, — пишетъ преп. Іоаннъ Лѣствичникъ, — то не позналъ бы, что есть жена».

Это совершенно новое для того времени понятіе о человѣческой при­родѣ было необходимо не только для новообращенныхъ, но и для язычни­ковъ. (Необходимо оно и для современнаго міра, потонувшаго въ грѣхахъ, заблужденіяхъ, въ извращенности идей и въ безднѣ своего высокомѣрія).

Другой величайшій отецъ Церкви, свят. Григорій Нисскій, утверждаетъ, что вообще человѣкъ въ своемъ первозданномъ видѣ для Царствія Божія былъ свободенъ отъ біологическихъ ограниченныхъ формъ. Первые люди, — пишутъ свв. Отцы, — не нуждались въ тѣлесныхъ потребностяхъ; не было еще соблазновъ — ни плотского влеченія, ни плотского рожденія.

По ученію преп. Максима Исповѣдника, извѣстнаго богослова Визан­тіи, человѣкъ до паденія своего представлялъ собой — «малый міръ», микрокосмъ, соединявшій въ себѣ и мысленный міръ, и тѣлесный. Къ ка­ждому изъ міровъ онъ принадлежалъ по естеству (душѣ и тѣлу), и каждый изъ нихъ охватывалъ своей энергіей, умомъ и чувствами. Оба міра были приведены въ немъ въ строгое единство.

Преп. Максимъ пишетъ, что роль Адама была все возсоединить: раз­дѣленіе на мужскую и женскую плоть, на тварную и духовную природу, другими словами, — соединить тварь съ Творцомъ.

«Такъ, напримѣръ: черезъ чувства душа могла общаться съ внѣшнимъ міромъ и вліять на него. Изъ этого сообщничества создались бы и добро­дѣтели: нравственное разсужденіе (черезъ зрѣніе и слухъ), затѣмъ спра­ведливость, мужество и воздержаніе (черезъ вкусъ и осязаніе). Результатомъ первыхъ двухъ была бы мудрость, вторыхъ — милосердіе и кротость: и надъ всѣмъ — любовь — всеобъемлющая добродѣтель».

Если бы мы восприняли «обнаженность людей до паденія какъ извѣ­стную прозрачность, не дѣлающую никакого сопротивленія всему матері­альному творенію, то и міръ не дѣлалъ бы никакого сопротивленія тѣлу, и подчинился бы ему. Душа была бы открыта и міру ангельскому, и Богу. А человѣкъ вмѣсто этого облекся въ смертную кожу и сдѣлался трупомъ». Образомъ этого состоянія въ св. Писаніи являются кожаныя одежды.

Итакъ, первый человѣкъ устремился не къ Богу, Своему Создателю, но въ противоположномъ направленіи, и потому душа перестала управ­лять чувствами, но стала управляться ими, и сдѣлалась ихъ рабой. Когда разумъ пересталъ стремиться къ Богу, онъ исказилъ всю свою дѣятель­ность, сдѣлался рабомъ страстей, гнѣва, похоти, удовольствій, вызван­ныхъ ирраціональными желаніями.

Когда ощущеніе, движимое ирраціональнымъ желаніемъ, соединяется съ чувственнымъ предметомъ, оно создаетъ ощущеніе удовольствія.

Итакъ, говорятъ свв. Отцы, послѣ грѣхопаденія, тѣло должно было огрубѣть, и человѣкъ подчинился чувственно-физіологической жизни.

Вѣдѣніе добра и зла, согласно свят. Григорію Нисскому, означаетъ расположеніе къ пріятному. Плодъ же запретный и есть собственно смѣ­шеніе изъ противоположныхъ желаній, а эта смѣсь добра и зла ведетъ къ смерти. Зло подъ личиной добра — смертельно. Толкуя библейское сказа­ніе какъ аллегорическое, свят. Григорій Нисскій утверждаетъ, что слова: «и сдѣлалъ Господь Богъ Адаму и женѣ его одежды кожаныя, и одѣлъ ихъ» (Быт. 3, 21), вовсе не означаютъ одежду изъ шкуръ убитыхъ звѣрей, а указываетъ на то, что само тѣло человѣка послѣ грѣхопаденія измѣни­лось, оно стало тѣломъ животнымъ и смертнымъ. Съ этой животностью связано дѣтство, старость, болѣзни, функціи тѣла, и въ концѣ всего — смерть.

И вотъ, одѣвшись въ одежды кожаныя, человѣкъ воспринялъ отъ без­словесныхъ чадородіе, пищу и всѣ животные процессы тѣла.

Свят. Григорій Нисскій пишетъ: «Ибо такъ какъ живетъ въ насъ Адамъ и каждый изъ насъ — человѣкъ, то видимъ на естествѣ своемъ кожаные эти хитоны и скоро увядающіе листья вещественной этой жизни, которые, обнажившись отъ вѣчныхъ и свѣтлыхъ ризъ, сшили мы себѣ ко вреду сво­ему, вмѣсто Божественныхъ одеждъ, облекши себя въ одежды кожаныя». Но при этомъ пострадала и душа, и она пріобрѣла эти одежды, и въ ней сталъ дѣйствовать инстинктъ, покоряя себѣ духъ.

Первые люди, пишутъ свв. Отцы, не нуждались въ тѣлесныхъ потреб­ностяхъ — соблазновъ еще не было. Послѣ того, какъ появилось стремле­ніе къ удовольствіямъ и наслажденіямъ, вошли въ природу человѣка и боль, и страданіе. Страданіе является продуктомъ наслажденія или свое­го или доставляемаго другому. Человѣкъ стремится къ наслажденіямъ и отвергаетъ боль, а одно безъ другого невозможно. Получается заколдо­ванный кругъ, вертящееся колесо, вокругъ котораго ходитъ человѣкъ: ап­петитъ, сытость; сонъ, пробужденіе; пустота, наполненіе... Чтобы изобра­зить заключеніе человѣка въ испорченномъ и тщетномъ циклѣ матеріаль­ности, свят. Григорій Нисскій употребляетъ образъ животнаго, крутящаго мельничное колесо... Такъ мы всѣ двигаемся въ этой жизни, вертя «по­добное колесо». Мы переходимъ изъ одного состоянія въ другое и никогда не перестаемъ двигаться по этому вѣчному кругу — до самой смерти.

Жизнь такъ и вертится — или для удовлетворенія сладострастія, или для удовлетворенія необходимыхъ потребностей. Кожаныя одежды, по мнѣнію свв. Отцовъ Церкви, являются какъ бы извѣстнымъ наказаніемъ за грѣхъ, соединеніемъ человѣческаго естества съ безсловесными, измѣ­неніемъ естественныхъ функцій, претвореніемъ ихъ въ страсти. И вотъ по­тому въ безконечныхъ поискахъ наслажденій человѣкъ находитъ только боль и страданіе.

Свят. Григорій Палама сказалъ: «Грѣхомъ обрѣли мы эти кожаныя одежды и измѣнили наше пребываніе на небесахъ на это преходящее и из­мѣнчивое жилище. Мы осуждены теперь вести жизнь, полную страстей и горестей».


Нарушеніе внутренней жизни въ человѣкѣ, вызванное грѣхомъ, произ­вело подобное же нарушеніе и въ гармоніи космоса. Создавъ человѣка по Своему образу, Господь сотворилъ его владыкой всего созданія, одаривъ его познаніемъ бытія. И потому, послѣ его паденія, нарушилась и гармонія всего сотвореннаго. Здѣсь указывается на космическое значеніе кожа­ныхъ одеждъ. Изъ-за грѣхопаденія человѣка весь сотворенный міръ сталъ стремиться къ своему неизбѣжному концу. Міръ пересталъ двигаться къ своей высшей, духовной цѣли, всѣ его движенія стали тщетными и слѣпы­ми. Заключенность человѣка въ матеріи измѣнила и міръ, который былъ «хорошъ весьма» (Быт. 1, 31), а теперь сталъ скоропреходящимъ, а чело­вѣкъ, одѣвшись въ матеріализмъ, сталъ жить жизнью страстей и тревогъ.

Но именно кожаныя одежды сдѣлали возможной жизнь, какова она есть.
Свят. Іоаннъ Златоустъ объясняетъ это такъ: «До паденія человѣкъ не нуждался въ городахъ, въ ремеслахъ, въ искусствѣ, въ одеждѣ. Но за­тѣмъ, изъ-за нашей немощи, все это понадобилось. Можно понять ихъ (одежды) — и какъ новую организацію жизни, новые способы существова­нія, которые стали для насъ необходимы, безъ которыхъ современная жизнь стала бы просто невозможной».

И если, съ одной стороны, кожаныя одежды являются послѣдствіемъ паденія человѣка, съ другой, онѣ являются результатомъ милосердія Божія, и представляютъ «новую одежду», благодаря которой люди могутъ существовать въ новыхъ условіяхъ жизни послѣ паденія.

Путь святости — это очищеніе этихъ кожаныхъ одеждъ и возвращеніе отъ нихъ къ состоянію до паденія. Надо сумѣть «просвѣтить одѣяніе души своея» такъ, чтобы вернуться опять къ Богу. Неудовлетворенность вре­менной жизнью и направленіе воли къ Богу послужитъ очищенію этихъ одеждъ.


Библіографія:


  1. С. Епифановъ «Преп. Максимъ Исповѣдникъ и Византійское богословіе».

  2. Творенія свят. Григорія Нисскаго

  3. Блаженный Іеронимъ «Жизнь знаменитыхъ людей».

  4. Раnayiotis Nellas « Deification in Christ ». 


«Православная Жизнь», №3, 1995.
....

Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author