pisma08

ПОЯС ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

 Православною Церковью всегда съ особенною любовію сохранялись и сохраняются тѣ немногочисленные вещественные памят­ники, которые остались ей въ наслѣдіе отъ Начальника вѣры, Его Пречистой Матери и Апостоловъ. Къ числу этихъ-то немногочисленныхъ памятниковъ должно, конечно, отнести и поясъ Пре­святой Богородицы. 

По преданію, поясъ этотъ Сама Богородица, по Своемъ Успеніи, вручила Апостолу Ѳомѣ, не бывшему при Ея погребеніи. Съ тѣхъ поръ въ теченіе нѣсколькихъ столѣтій онъ переходилъ отъ одного къ другому между вѣрующими и такимъ образомъ хранился частными лицами. Въ V вѣкѣ поясъ Пресвятой Богородицы появился въ Царьградѣ и при императорѣ Ѳеодосіи Младшемъ былъ положенъ въ особо-сдѣланномъ для него ковчегѣ, въ новоустроенный въ честь Богоматери Влахернскій храмъ. Во время пребыванія пояса въ Константинополѣ произошло одно событіе, послужившее поводомъ къ установлению праздника, — «По­ложение пояса Пресвятой Богородицы». Супруга императора Льва Мудраго Зоя давно страдала неизлѣчимою болѣзнію. Послѣ долгаго и терпѣливаго перенесенія бодѣзни, она, наконецъ, полу­чила откровеніе во снѣ, что тотчасъ получитъ исцѣленіе, если на нее будетъ возложенъ поясъ Пресвятой Богородицы. Объ этомъ откровеніи царица разсказала своему супругу и патріарху, и послѣднимъ было рѣшено испытать это средство. Средство оказалось не напраснымъ: лишь только поясъ былъ возложенъ на боль­ную — и болѣзни какъ не бывало. Послѣ этого поясъ Пресвятой Богородицы со всею торжественностью былъ снова положенъ въ ковчегъ. Въ память этого событія и былъ установленъ 31 августа праздникъ — «Положеніе пояса Пресвятой Богородицы», вмѣстѣ съ христіанскою вѣрою перешедшій и къ намъ въ Россію. Долго и послѣ этого, какъ дорогую святыню, греки сохраняли поясъ Пре­святой Богородицы; но сохранить его навсегда они не могли. Начиная съ XIII вѣка, Византійская имперія подвергалась ужаснымъ бѣдствіямъ: начался рядъ неуспѣшныхъ войнъ съ инозем­ными народами. Греческіе императоры во время этихъ войнъ поясъ Пресвятой Богородицы брали съ собою, — и вотъ въ одну изъ нихъ поясъ этотъ былъ отнятъ болгарскимъ царемъ Коломаномъ. Отъ болгаръ онъ перешелъ вскорѣ къ сербамъ и въ XIV вѣкѣ сербскимъ княземъ Лазаремъ былъ принесенъ въ даръ Ватопедской обители, на Аѳонѣ, гдѣ и хранится, хотя уже не въ цѣломъ своемъ видѣ, до настоящаго времени, причемъ од­на часть его находится въ серебряномъ вызолоченномъ ковчегѣ за двумя печатями греческихъ царей; другая носится по городамъ и селеніямъ Румеліи.

Не лишена священнаго пояса Богородицы и православная Россія: часть его находится у насъ, на Кавказѣ. Въ концѣ X вѣка императоръ Романъ выдалъ дочь свою Аргиру за славнаго грузинскаго царя Баграта Куропалата. Незадолго до того Аргира, по­добно царицѣ Зоѣ, получила отъ пояса исцѣленіе. Поэтому, от­правляясь въ чужую страну, она, помня милость Богоматери, упро­сила своего отца отпустить въ Грузію часть этой святыни. Прибывъ туда, царица положила поясъ сначала въ обители Бедійской, а потомъ въ Мартвилѣ, гдѣ она находилась долгое время. Быв­шая правительница Мингреліи Нина, дочь царя Георгія, при вступленіи въ подданство Россіи, принесла этотъ драгоцѣнный поясъ въ даръ императору Александру I; но онъ, великолѣпно украсивъ поясъ Богоматери драгоцѣнными камнями, возвратилъ правительницѣ и повелѣлъ выстроить въ Зугдидѣ каменный храмъ, гдѣ свя­тыня хранится донынѣ предъ иконостасомъ въ особомъ кіотѣ. На верхней части пояса, который походить на діаконскій орарь, сло­женный вмѣстѣ, виденъ древній ликъ Богоматери; нижняя часть его совершенно ветха. Жемчугъ, изумруды, яхонты украшаютъ эту святыню («Воскр. Д.» и «Сказанія о жизни Преесв. Богороди­цы»).

  (Извлечено изъ «Душеполезнаго Собесѣдника», 1893 г., вып. 8-й.)

Поясъ Божіей Матери, вновь обрѣтённый.

31 августа Церковь празднуетъ “Положеніе честнаго пояса Пресвя­тая Богородицы”. Читатель выше познакомился съ обстоятельствами, связанными съ возникновеніемъ этого церковнаго торжества и съ судь­бой самого Пояса. Нашъ вѣкъ ознаменовался обрѣтеніемъ новымъ Пояса Божіей Матери. Такъ какъ мы имѣли счастье получить частицу Пояса, которая обрѣтается въ нашемъ храмѣ, будучи вложена въ Икону, то умѣстно будетъ предать гласности то, что намъ извѣстно объ этомъ великомъ событіи. Изложимъ то, какъ оно было сообщено въ газетѣ “L’Orient” отъ 16 августа 1955 г. спеціальнымъ корресподентомъ газеты Жоржемъ Шатила. “Паломничество въ Хомсъ. Поясъ Дѣвы, данный во свидѣтельство св. Ѳомѣ, привлекаетъ паломниковъ” — такъ озаглавлена эта корреспонденція. Вотъ что мы изъ нея узнаемъ.

Отдѣльныя лица, семьи, группы паломниковъ, тысячами каждый годъ со всѣхъ угловъ міра прибываютъ въ Хомсъ, въ храмъ Нотръ Дамъ, гдѣ нахо­дится священный Поясъ Дѣвы, довѣренный Св. Ѳомѣ во свидѣтельство, какъ то сказано въ “Исторіи Сирійской Церкви Антіохіи” Северія Гако­ва, митрополита Бейрутскаго и Дамасскаго.

Вотъ что сообщается, согласно извѣстнымъ Отцамъ Церкви:

Когда насталъ часъ для Дѣвы покинуть сей міръ, Св. Духъ приказалъ всѣмъ апостоламъ собраться въ Іерусалимъ, что они и сдѣлали съ быстротой вѣтра и скоростью молніи, за исключеніемъ Ѳомы, прибывшаго изъ Индіи на третій день погребенія. Онъ узрѣлъ Дѣву колѣнопреклоненную, на бѣломъ покрывалѣ, поднятую къ небу ангелами. Въ неувѣренности и недовѣріи онъ попросилъ доказательства. Скоро онъ увидѣлъ поясъ Дѣвы, какъ онъ отдѣлился и упалъ ему на руки. Онъ отнесъ это доказательство апостоламъ, какъ свидѣтельство Успенія Божіей Матери тѣломъ и душею. Потомъ онъ возвратился въ Индію, чтобы тамъ лечить больныхъ и немощныхъ и благословлять вѣрующихъ. Нѣсколько позже онъ переселился въ Раха и Хомсъ, гдѣ положилъ Поясъ въ храмѣ Дѣвы, и принесъ изъ Палестины, чтобы положить въ храмахъ Дамаска, Хомса и Алепа, голову св. Іоанна Крестителя и нѣсколько его реликвій.

Далѣе сообщается объ “открытіи 46 посланій”.

Разсматрывая манускрипты, принадлежавшіе покойному отцу Іусефу Аскаръ эль Хомси, скончавшемуся въ 1916 г., Маръ Аганатій Ефремъ 1-й, патріархъ Антіохіи и всего Востока, обратилъ вниманіе на книгу съ склеенными листами и нашелъ тамъ 46 посланій на сирійскомъ и арабскомъ языкахъ, а среди нихъ одно посланіе нотаблей Хомса, Хама, Дамаска, Садада и др. мѣстъ, сообщающее о томъ, что во время работъ по разрушенію ихъ храма въ Хомсъ для возстановленія и расширенія, они нашли брачный Поясъ, вложенный въ алтарь. Они благословились имъ, не раскрывая сундука, въ которомъ онъ былъ закрытъ, и помѣстили его въ новый алтарь — въ томъ видѣ, въ какомъ они его обрѣли. Его Святѣйшество было очень осчастливлено этймъ открытіемъ. По его распоряженію центральный алтарь былъ разрушенъ, и Поясъ обнаружился. Объ этомъ открытіи Его Святѣйшество увѣдомило Управленіе Древностями Дамаска.

Комиссія ученыхъ прибыла къ мѣсту, и вотъ какъ она описываетъ это открытіе въ донесеніи отъ 6 августа 1953 г.

Саркофагъ, изъ базальта въ формѣ ступы, покрытой дискомъ, обложеннымъ мѣдью и украшеннымъ соединенными кругами, и имъ прикрывается углубление формы полуовальной, въ которомъ находится цилиндрическая коробка изъ металла, изъѣденная кислотой до такой степени, что отъ метал­ла ничего не осталось. Окисленіе сохранило исходную форму коробки, которая, должно быть, была сдѣлана изъ серебра въ соединеніи съ другимъ металломъ. Основание коробки было приклеено къ саркофагу. Его блаженство патріархъ вынулъ ее разбитой на нѣсколько кусковъ.

Коробка имѣла въ себѣ Поясъ, на которомъ были свернуты куски нити и ткани. Поясъ длиною 74 сант., шириною 5 сант., толщиною 2 сант. Цвѣта онъ свѣтло-бэжеваго, и сотканъ изнутри нитями шерсти (или нитями льна), поверхъ которыхъ сплетены нити шелка. Наружная часть выткана золотыми нитями. Крайнія ея части истлѣли, и вся она носитъ слѣды соли и кислоты, происходящіе отъ металлической коробки. Около упомянутой коробки висѣлъ покрытый мѣдью дискъ Византійской эпохи.

Послѣ открытія священнаго Пояса посѣтители, сотнями, всѣхъ религій, всѣхъ исповѣданій, посѣщаютъ храмъ Дѣвы, куда они приходятъ какъ паломники, принося обѣты за исполненіе своихъ моленій. Тутъ же имѣется изображеніе кіота, въ которомъ помѣщена драгоценная реликвія — Поясъ Дѣвы.

Въ донолненіе къ тому, что здѣсь изложено, приведемъ и то, что намъ сообщили изъ Бейрута друзья со словъ людей освѣдомленныхъ.

Храмъ, въ которомъ обнаружена великая святыня, носитъ названіе “храмъ Св. Омофора”. Это — древній храмъ, принадлежащій къ епархіи митрополита Хомскаго, но уже много лѣтъ тому назадъ отданный въ пользованіе патріарха Ассирійскаго, который этотъ храмъ сдѣлалъ своимъ “каѳедрадьнымъ соборомъ”. Этотъ патріархъ, знатокъ древнихъ языковъ, разбирая древнія рукописи, нашелъ указанія на то, что въ храмѣ св. Омофора сохраняется Поясъ Пресвятой Богородицы. Такъ какъ храмъ является собственностью Сирійской Православной Церкви, патріархъ счелъ себя обязаннымъ оповѣстить объ этомъ митрополита Хомскаго. Они оба совмѣстно, въ присутствии представителя муниципалитета и двухъ археологовъ, приступили къ вскрытію престола. Сняли первую плиту, затѣмъ вторую, обнаружили мраморный ящикъ, а въ немъ серебряную вазу. Серебро отъ давности и отъ соприкосновенія съ воздухомъ распалось. Поясъ былъ свернутъ кольцомъ. Кромѣ того онъ былъ завернутъ въ ткань. Тутъ же находился кусокъ кожи газели, на которомъ было написано, что это — Поясъ Пресвятой Богородицы, принесенный изъ Іерусалима св. “Инокентосомъ”. Это былъ современникъ Вогородицы и св. апостоловъ, который жилъ и умеръ въ Сиріи и почитается Антіохійской Церковью, какъ святой. Онъ (такъ написано на кожѣ газели) былъ свидѣтелемъ того, какъ Божія Матерь даровала свв. Апостоламъ Свой Поясъ. Написано это на языкахъ — ассирійскомъ и греческомъ. Присуствовавшіе археологи уста­новили, что основа ткани, какъ и манера тканья, давности болѣе 1700 лѣтъ. Были тутъ и “консерваторы”, приготовившіе особый составъ, куда можно было бы погрузить ткань, если она, будетъ въ опасности отъ соприкосновенія со свѣжимъ воздухомъ. Этого не понадобилось.

Патріархъ и митрополитъ постановили не придавать сдѣланное открытіе нарочитой гласности. Но запись ведется совершающимся чудесамъ, которыя свидѣтельствуютъ неустанно о подлинности Пояса.

Приведемъ нѣкоторыя исцѣленія, извѣстныя тѣмъ, кто знакомили нашихъ друзей съ чудеснымъ обрѣтеніемъ великой Святыни. Такъ, одна слѣпая женщина, прозрѣла отъ прикосновенія кь Поясу. А вотъ разсказъ архимандрита Мисаила Наджаръ, который на себѣ испыталъ чудесное дѣйствіе Святыни. Онъ сопровождалъ митрополита Хомскаго въ его поѣздкѣ, по приглашенію патр. Ассирійскаго, въ соборъ св. Омофора. Былъ архимандритъ въ это время боленъ восточнымъ гриппомъ, страдалъ сильнѣйшей головной болью, а шея у него одеревенѣла такъ, что онъ не могъ ее повер­нуть. Началась служба. Послѣ окончанія ея Патріархъ, держа въ рукахъ Святыню, далъ приложиться къ ней митрополиту и архимандриту. И вотъ, что послѣдній потомъ говорилъ: “я только едва (не наклоняя головы, такъ какъ не могъ пошевелить шеей) коснулся устами Святыни, — и уже почувствовалъ, что я здоровъ: шея выпрямилась, и хворь оставила меня”.

Нѣсколько позже получили мы сообщенія о “подробностяхъ”, ко­торыя для насъ особенно интересны: найденный Поясъ признается поло­виной того Пояса, что Владычица ниспустила апостоламъ. Половина этого Пояса сохраняется у патріарха Константинопольскаго, и часть его была въ Россіи — а теперь обнаружена вторая половина!

Одна ниточка этой величайшей Святыни стала достояніемъ нашей обители. Архимандритъ Гавріилъ сопровождалъ митрополита Либанскаго въ Сирію на поклоненіе Святынѣ: везли они въ даръ ларецъ-хранительницу для Святыни, изъ шлифованнаго стекла въ золотомъ скрѣпленіи. Въ этотъ ларецъ вложена была Великая Святыня. Патріархъ отдѣлилъ при этомъ нѣсколько ниточекъ малѣйшихъ и далъ ихъ о. Гавріилу, а онъ подѣлился съ нами — глубочайшая ему благодарность, какъ и общимъ нашимъ друзьямъ, чрезъ которыхъ установилась связь съ о. Гавріиломъ.

«Православная Жизнь», №8, август 1968 г.

Comments for this post were locked by the author