pisma08

О ПОСТѢ

Различныя болѣзни тѣлесныя требуютъ различныхъ лѣ­карствъ. Точно также и болѣзни духовныя требуютъ вра­чеванія. Болѣзни духовныя суть грѣхи наши. Всѣ наши грѣхи происходятъ изъ трехъ главныхъ источниковъ: изъ похоти плоти, изъ похоти очесъ и изъ гордости житей­ской: все еже въ мірѣ, похоть плотская, и похоть очесъ, и гордость житейская, — говоритъ св. Іоаннъ Богословъ (1 Іоан. 2, 16). Врачевство противъ гордости житейской— молитва; врачевство противъ похоти очесъ—милостыня; а врачевство противъ похоти плоти — постъ. Итакъ, постъ есть одно изъ средствъ противъ болѣзней духовныхъ, т. е. грѣховъ.

Что же есть постъ—самъ въ себѣ, и какъ онъ раздѣ­ляется? Постъ вообще есть свободное, или самопроизволь­ное воздержаніе отъ желаемой сласти. Постъ бываетъ — или духовный, или нравственный, — или естественный, или церковный. Постъ духовный есть удержаніе и удаленіе отъ грѣховъ, — воздержаніе отъ неправды и отъ всякихъ лукавыхъ дѣлъ. Постъ нравственный есть умѣренное упо­требленіе пищи и питія, ради здоровья и честности жиз­ни. Постъ естественный бываетъ, когда ничего не ѣдятъ и не пьютъ, по какимъ либо физическимъ причинамъ. Но объ этихъ трехъ родахъ поста мы не будемъ здѣсь гово­рить, потому что о нихъ не спорятъ; а займемся ученіемъ собственно о постахъ церковныхъ, противъ которыхъ су­ществуютъ возраженія. Что есть постъ церковный? Цер­ковный постъ есть воздержаніе отъ брашна, или пищи, по закону и правиламъ св. Церкви. Чѣмъ опредѣляется сущность этого поста? Временемъ яденія и питія, количе­ствомъ и качествомъ употребляемой пищи.

Временемъ яденія и питія запрещается безвременное употребленіе пищи. У постящихся въ Ветхомъ Завѣтѣ временемъ принятія пищи былъ вечеръ, какъ объ этомъ говорится въ книгѣ Судей гл. 20, ст. 26, — во 2-й книгѣ Царствъ гл. 1, ст. 12; гл. 3, ст. 25, и въ другихъ мѣс­тахъ св. Писанія. Новозавѣтная же Церковь не опредѣ­ляетъ для постящихся вѣрныхъ чадъ своихъ непреложна­го времени касательно принятія пищи.

Въ ней многіе, по примѣру древнихъ отцевъ, постятся до вечера, а многіе, особенно въ четыредесятницу — въ среды и пятки, и вечеромъ не вкушаютъ пищи; иные же, по примѣру Ап. Павла, и по три дня сряду не ѣдятъ и не пьютъ, есть и такіе благочестивые, которые, въ Ве­ликій Постъ, въ теченіи пяти дней не ѣли—отъ понедѣль­ника до субботы.

Количество пищи для постящагося опредѣляется тѣмъ, что ему подобаетъ столько вкусить пищи, сколько нужно для подкрѣпленія изнемогающей плоти и оскудѣвающихъ силы т. е. ѣсть и пить не до полнаго насыщенія, тѣмъ болѣе — не до пресыщенія. И это говорится относительно рабочихъ и служащихъ, которымъ нужно подкрѣпленіе. А такъ какъ бываютъ люди праздные и рабочіе бываютъ крѣпкіе силами и немощные, то св. Церковь не положила для всѣхъ постящихся одной какой нибудь равной и не­преложной мѣры. Общій здѣсь законъ для всѣхъ: постная пища должна быть принимаема только для подкрѣпленія а не до пресыщенія, — въ прогнаніе немощи, а не алчбы.

Качество пищщ то есть — какую именно пищу должны употреблять постящіеся: мясную ли, или рыбную, или только плоды земные и древесные, или же брашна, до­бываемыя отъ животныхъ, какъ-то: сыръ, коровье масло, молоко, яйца — все это, по установленію нашей православ­ной Церкви, не всегда и не всѣми употребляется въ пи­щу безразлично.

Постъ восхваляютъ св. Отцы Церкви.

Святый Іоаннъ Златоустъ въ бесѣдахъ своихъ на Еван­геліе отъ Матѳея (нравоуч. 57), приблизительно такъ раз­суждаетъ о св. постѣ: «И такъ, смотри, какія блага бы­ваютъ отъ обоихъ — отъ поста и молитвы: молящійся какъ слѣдуетъ и постящійся немногаго требуетъ; а требующій немногаго, не будетъ любостяжателенъ; а не любостяжательный охотно подаетъ милостыню—потребенъ къ мило­стынѣ. Постящійся — легокъ, глубоко внимателенъ, молит­ся трезвенно, лукавыя вожделѣнія погашаетъ, умилостив­ляетъ Бога и горделивую душу смиряетъ. Поэтому то Апо­столы постоянно постились. Молящійся и постящійся имѣ­етъ два крыла, легчайшіе самихъ вѣтровъ; молящійся съ постомъ не зѣваетъ, не потягивается, не бываетъ неповоротенъ, какъ многіе этимъ страдаютъ; но бываетъ подвиж­нѣе и сильнѣе огня, выше земли, а таковый — по преиму­ществу бываетъ врагомъ и ратникомъ противъ бѣсовъ: нѣтъ ничего сильнѣе человѣка всегда молящагося. Если жена могла приклонить на милость лютаго князя, ни Бо­га не боящагося, ни людей не стыдящагося; то тѣмъ болѣе привлечетъ къ себѣ милость Божію часто къ Нему обра­щающійся съ молитвою, удерживая свое чрево и отвергая наслажденія. Если же у тебя было бы тѣло немощно для того, чтобы всегда поститься, то во всякомъ случаѣ — оно не немощно для молитвы и не несильно для презрѣнія ут­робы. Если не можешь поститься, то можешь не наслаж­даться: а это уже не малое любомудріе, недалеко отъ по­ста остающее: и оно достаточно для того, чтобы растор­гнуть діавольское неистовство, такъ какъ оному бѣсу, ничего такъ не любезно, какъ наслажденія и пьянство — источникъ и мать всѣхъ золъ. Ибо ими онъ нѣкогда Израильтянъ ввелъ въ идолослуженіе, — ими у Содомлянъ воспалилъ законопреступныя вожделѣнія, ими другихъ без­численныхъ погубилъ и гееннѣ предалъ.

И какого зла не дѣлаетъ пища? Она изъ людей дѣла­етъ свиней и еще хуже свиней; ибо свинья валяется въ грязи и питается навозомъ, а человѣкъ замышляющій без­божныя смѣшенія и законопреступныя вожделѣнія пи­тается гораздо худшею оной—гнуснѣйшею трапезою.

Таковый ни чѣмъ не отличается отъ бѣсноватаго; ибо подобно ему безстыденъ и неистовъ. Но о бѣсноватомъ мы сожалѣемъ, а отъ сего отвращаемся и гнушаемся. Почему? Потому что самопроизвольно отдаетъ неистовству и уста, и очи, и ноздри, и совершенно все содѣлывая вмѣстили­щемъ и жилищемъ постоянныхъ истеченій, если же загля­нешь ему внутрь, — увидишь душу его замерзшею и оцѣпенѣвшею, какъ бы въ нѣкоей морозной зимѣ, и ради это­го великаго холода не дающею никакой возможности долж­ному и полезному житейскому плаванію. Стыдно сказать, какое зло причиняетъ пища и мужчинамъ и женщинамъ, это знаетъ хорошо ихъ совѣсть. Что гнуснѣе пьянствую­щей и безстыдной женщины? Насколько немощнѣе сосудъ, настолько плачевнѣе его потопленіе. Раба ли, свободная ли она будетъ—неистовствуетъ и безобразничаетъ гдѣ и какъ попало... А несмысленные, по поводу этого, хулятъ дары Божіи и говорятъ: зачѣмъ существуетъ вино, когда отъ него такія страсти происходятъ? Но не вино все это дѣлаетъ, а невоздержаніе употребляющихъ его безумно. Не клевещи на вино, но осуждай пьянство. Вино дано намъ на веселіе, ибо веселитъ сердце человѣка; но злоупотреб­ляющіе виномъ, не веселіе, а безчисленныя болѣзни и скорби получаютъ отъ него... Пьянствующіе бываютъ несравненно хуже животныхъ; потому что животное ѣстъ и пьетъ въ извѣстной мѣрѣ, которой никогда не преступа­етъ, хотя бы было принуждаемо къ тому даже побоями; а человѣкъ упивающійся не знаетъ никакой мѣры: пьян­ству и питію его нѣтъ предѣловъ! За то какъ же онъ стра­даетъ потомъ — на другой день — съ такъ называемаго по­хмѣлья! Тогда положительно въ душѣ его бываетъ адъ, а въ тѣлѣ геенна!.. Пьянство все повергаетъ въ пучину законопреступленія — и цѣломудріе, и стыдъ, и разумъ, и кротость, и смиренномудріе — все, все губитъ невозвратно... Чтобы не подвергнуться этой пагубѣ, позаботимся сдѣлать себя свободными отъ пьянственной бури: живущій въ пьян­ствѣ не увидитъ царствія небеснаго. Не прельщайтесь, го­воритъ Апостолъ, пьяницы царствія Божія не наслѣдятъ. И какъ увидитъ пьяница царствіе Божіе, когда онъ ча­сто не видитъ и того, что у него предъ глазами? Ибо пьян­ство день превращаетъ въ ночь, свѣтъ — во тьму... А сколь­ко безутѣшныхъ страданій и скорби, сколько самаго без­умнаго неистовства и безстыдства, сколько невыносимыхъ болѣзней головныхъ и другихъ, сколько поношенія, нас­мѣшекъ, даже побоевъ терпятъ пьяницы?! Ибо какое най­дутъ они состраданіе къ себѣ, когда сами себя мучатъ безъ милосердія?!

Св. Аѳанасій Великій въ книгѣ о дѣвствѣ, написалъ: «видишь ли, что дѣлаетъ постъ: болѣзни врачуетъ, мокроты изсушаетъ, бѣсовъ прогоняетъ, лукавые помыслы уда­ляетъ, сердце дѣлаетъ чистымъ. Если бы кто даже одер­жимъ былъ нечистымъ духомъ, да будетъ ему извѣстно, что сей родъ, по слову Господа, изгоняется только мо­литвою и постомъ» (Матѳ. 17, 21).

Св. Василій Великій, въ первомъ словѣ о постѣ, гово­ритъ: «постомъ можемъ и будущихъ золъ избавиться и грядущихъ благъ насладиться. Впади мы въ недугъ грѣ­ховъ, воспріимемъ врачевство покаяніемъ, которое безъ по­ста не бываетъ плодоносно, а съ постомъ Богу довлетворительно. Когда воспрещено будетъ брашно и хранима будетъ заповѣдь, — тогда первоначальный грѣхъ истребляет­ся, дабы человѣкъ тою же вещію довлетворилъ, угодилъ Богу, которою преогорчилъ Бога: какъ яденіе погубило человѣка, такъ неяденіе да сохранитъ его».

Св. Кириллъ Іерусалимскій говоритъ: «змѣй, проходя чрезъ узкое мѣсто, совлекаетъ съ себя старость — (снима­етъ старую кожу): чрезъ тѣсный путь лишается преста­рѣнія и опять тѣломъ своимъ обновляется; такъ и ты вниди тѣсными вратами и узкимъ путемъ: умерщвляя тѣло свое пощеніемъ, прогони свою пагубу, отложи ветхаго че­ловѣка съ дѣяньми его» (Огласит, слов. 13).

Св. Амвросій Медіоланскій пишетъ: «назначенъ постъ, смотри, не презирай его: если бы алчба (аппетитъ) побуж­дала тебя къ ежедневному обѣду, чтобы невоздержаніемъ уклониться тебѣ отъ поста, ты будь вѣренъ и послушенъ небесному учрежденію: храни себе небесному учрежденію.»

Св. Кипріанъ Карѳагенскій, въ словѣ о падшихъ, го­воритъ: «гнѣвъ постараемся укрощать постомъ, слезами и рыданіями, какъ Самъ Богъ того требуетъ... Даніилъ, же­лая угодить Богу, томилъ себя постомъ — во вретищѣ и печали».

Св. Епифаній Кипрскій, въ краткомъ поученіи, прило­женномъ въ концѣ книги его о ересяхъ, говоритъ: «бу­демъ поститься, не для того, чтобы оказать нѣкое благо­дѣяніе Пострадавшему за насъ, но для того, чтобы стра­даніе Господне, которое Онъ изволилъ претерпѣть за насъ, сдѣлать спасительнымъ для насъ — во спасеніе наше исповѣмы, и чтобы постъ нашъ былъ благопріятенъ за грѣхи наши».

Такъ говорятъ о постѣ указанные и многіе другіе св. Отцы—свѣтила и столпы Церкви, которые и сами постомъ просіяли, и намъ тотъ же путь спасенія показали!

Посты приносятъ многоразличную пользу.

Первая польза происходящая отъ поста, есть обузданіе плоти и укрощеніе всякаго безсловеснаго движенія. А это весьма угодно Богу, Которому угодно, чтобы мы распина­ли грѣхолюбивую плоть свою со страстями и похотями.

Объ этомъ говоритъ св. Ап. Павелъ: умерщвляю тѣло мое и порабощаю (т. е. духу), умерщвляю, говоритъ, то есть постомъ, какъ толкуетъ св. Златоустъ (1 Кор. 9, 27). Объ этомъ же говоритъ и Псалмопѣвецъ: Азъ же, внегда они стужаху ми, облачахся во вретище, и смиряхъ постомъ душу мою; колѣна моя изнемогоша отъ поста, и плоть моя измѣнися елея ради. Обузданіе св. постомъ плоти есть дѣло, поистинѣ, весьма полезное. Ибо если стремленіе коня бываетъ необузданно, всадникъ несется на немъ, куда желаетъ, и носимый безпутнымъ стремленіемъ его впадаетъ въ ровъ или погибельную пропасть; такъ и для тѣхъ, которые имѣютъ необузданную плоть, у которыхъ нѣтъ правила, отъ пути лукаваго уклоняющаго и на путь правый наставляющаго, открыты врата на всякое безза­коніе. Вообще постъ имѣетъ силу — обуздывать неудержи­мыя страсти, угашать пламень зависти, ярости и гнѣва, истреблять горделивое надмѣніе, упразднять тщеславное мечтаніе, угашать огонь любострастія, возлагать бразды (возжи) на всѣ чувства — зрѣніе, слухъ, вкусъ, обоняніе, осязаніе. Кратко сказать: постъ есть преславный страсто- убійца, укротитель похотей, побѣдитель всякаго бѣснованія неистовой плоти. Онъ преславно торжествуетъ надъ вся­кою плотскою нечистотою!

Вторая польза, происходящая отъ св. поста, заключает­ся въ томъ, что онъ дѣлаетъ душу способною къ молитвѣ и небесному мудрствованію. Моисей предуготовалъ душу свою постомъ прежде, чѣмъ дерзнулъ приступить къ Бо­гу, бесѣдовать съ Нимъ и принять отъ Него богоначер­танныя скрижали закона (Исх. гл. 34). Илія сорокъ дней постился прежде, чѣмъ сподобился, на горѣ Хоривѣ, ви­дѣть Бога во гласѣ хлада или свѣта тонка (3 Цар. гл. 19). Даніилъ трехнедѣльнымъ постомъ приготовился къ видѣнію и разумѣнію откровеній Божіихъ (Дан. гл. 10). Постъ есть какъ бы лѣствида, возводящая умъ на небо, — есть какъ бы крылья, которыми душа возлегаетъ къ Бо­гу, — къ богомыслію и горнему мудрствованію.

Третья польза св. поста состоитъ въ томъ, что постомъ мы служимъ Богу: говѣніе есть богопочтеніе. Такъ св. Анна пророчица, въ постѣ и молитвѣ, служила Богу день и ночь (Лук. гл. 2). И не по Божію ново лѣнію сія жена хранила такой постъ, но по своему собственному произво­ленію, однакоже этимъ самопроизвольнымъ постомъ, по­истинѣ, чтила Бога и служила Ему. Объ этомъ и Ап. Павелъ говоритъ: молю васъ братія, щедротами Божіими, представите тѣлеса ваша жертву живу, святу, богоугодну Вогови, словесное служеніе ваше (Римл. 12, 30). Здѣсь Апостолъ говоритъ о укрощеніи плотскихъ страстей, ко­торое, по преимуществу, зависитъ отъ поста; и это укро­щеніе плоти называетъ словеснымъ служеніемъ.

Четвертая польза св. поста заключается въ томъ, что онъ есть удовлетвореніе Богу и умилостивленіе Его пра­веднаго гнѣва. Такъ сыны израилевы постомъ умилости­вили Бога и получили преславную побѣду (1 Цар, гл. 7). Такъ Дхаавъ царь, хотя и злочестивъ былъ — убійца и хищникъ, ибо отнялъ виноградникъ у Навуѳея и его са­мого убилъ, однакоже, постомъ и умерщвленіемъ своей плоти получилъ ослабленіе наказанія и отчасти-укротилъ гнѣвъ Божій (3 Цар. гл. 21). Тоже сдѣлали и Ниневитяне, которые общимъ и строгимъ постомъ гнѣвъ Божій утолили (Іоны гд. 3). Такъ было и во время Есѳири, такъ было и во время Іудиѳи, когда люди постомъ изба­вились отъ предстоящей имъ смерти (Есѳ. гл. 4; Іудиѳ. гл. 4). Всѣхъ вообще призываетъ къ такому посту св. пророкъ Іоиль, когда говоритъ: И нынѣ, глаголетъ Го­сподь Богъ ватъ, обратиться по Мнѣ всѣмъ сердцемъ ва­шимъ, въ постѣ, и въ плачѣ, и въ рыданіи, и расторгни­те сердца ваша, а не ризы ваша (гл. 2, 12-13).

Качество пищи, приличной постящимся.

Противящіеся ученію Церкви говорятъ, что постъ во­обще есть ни что иное, какъ, воздержаніе. Можно, по мнѣнію ихъ, ѣсть и мясо, и масло, и сыръ, и молоко, и яйца, и при этомъ соблюдать постъ, вкушая всего этого по немногу, не до пресыщенія. Отсюда видно, что постъ противниковъ нашихъ состоитъ въ одномъ только коли­чествѣ, а не и въ качествѣ пищи, т. е. въ умѣренномъ яденіи всякой пищи, а не въ воздержаніи отъ нѣкото­рыхъ болѣе вкусныхъ брашенъ, какъ-то: отъ мяса, масла, сыра, яицъ, молока.

Наша же Православная, вселенская Церковь содержитъ всѣ три составныя части поста: время, количество, каче­ство. Время, чтобы не скоро ѣсть; количество, чтобы мало ѣсть; качество, чтобы не вкусную пищу вкушать, а осо­бенно не вкушать: мяса, масла, сыру, молока, яицъ. О времени и количествѣ пищи сказано выше, а о качествѣ ея скажемъ теперь. Церковное постановленіе о качествѣ пищи таково: «всѣ благочестиво постящіеся, по уставу Церкви, строго должны соблюдать уставы о качествѣ пи­щи, т. е. воздерживаться въ постѣ отъ нѣкоторыхъ бра­шенъ, не какъ отъ скверныхъ (да не будетъ сего), а какъ отъ неприличныхъ посту и запрещенныхъ Церковію. Браш­на, отъ которыхъ должно воздерживаться въ посты, суть: мясо, сыръ, коровье масло, молоко, яйца, и иногда рыба, смотря по различію св. постовъ».

Вопіютъ противъ этого противники наши и говорятъ: откуда это вы взяли, что нѣкоторыя брашна въ постъ идите, а отъ нѣкоторыхъ воздерживаетесь?

Отвѣчаемъ. А для чего Господь Богъ повелѣлъ Адаму нѣкоторые плоды древесные ѣсть, а отъ нѣкоторыхъ воз­держиваться? О, еслибъ Адамъ сохранилъ тотъ постъ! Тогда намъ не нужны бы были никакіе нынѣшніе посты.

И еще спросимъ: для чего Господь Богъ такъ строго запретилъ израильтянамъ, въ извѣстное время, ѣстъ что либо квасное, а повелѣлъ ѣсть одни только опрѣсноки, какъ объ этомъ читаемъ въ книгѣ Исходъ? (гл. 12). По­слушайте, что говоритъ о себѣ пророкъ Даніилъ: «Я Да­ніилъ былъ въ сѣтованіи три седьмицы дней; вкуснаго хлѣба я не ѣлъ; мясо и вино не входили въ уста мои» (Гл. 10, ст. 2-3). Но и три отрока, бывшіе съ Даніи­ломъ — Ананія, Азарія и Мисаилъ —сочли за лучшее ѣсть сѣмена земныя, чѣмъ мясо съ царской трапезы (Дан. 1, 5-17). Это было въ Ветхомъ Завѣтѣ. Что же сказать о Новомъ?! Послушайте, что говоритъ Ап. Павелъ въ по­сланіи къ Римлянамъ: «лучше не ѣсть мяса, не пить вина и не дѣлать ничего такого, отъ чего братъ твой преты­кается, или соблазняется, или изнемогаетъ» (Рим. 14, 21). Изъ Евангелія видимъ, что Самъ Христосъ и Апостолы ѣли рыбу; но чтобы они ѣли мясо, этого не видно, кромѣ закланнаго агнца. Правда, Христосъ бывалъ и на обѣ­дахъ, напримѣръ: на бракѣ въ Канѣ Галилейской, въ домѣ Симона прокаженнаго, въ домѣ Маріи и Марѳы, но бывалъ тамъ не для мясояденія, а для того, чтобы, при вещественныхъ брашнахъ, предложить трапезующимъ ду­ховное брашно своего ученія. Если же и ѣлъ тамъ, но какъ учитель воздержанія и образъ всякой добродѣтели, отъ мяса и другихъ болѣе вкусныхъ яствъ могъ воздер­жаться. А что сказать объ Іоаннѣ Крестителѣ, котораго вся жизнь была одинъ постъ. Что сказать объ Апосто­лахъ? О св. Петрѣ пишетъ Григорій Богословъ, въ словѣ о нищелюбіи; о св. Матѳеѣ говоритъ Климентъ Алексан­дрійскій, что они питались одними только сѣменами. Св. Іаковъ всегда воздерживался отъ мяса и вина, — по сло­вамъ Евсевія цер. историка (кн. 2, гл. 22). Св. Тимоѳей всегда воздерживался отъ вина, такъ что Ап. Павелъ на­шелъ нужнымъ предписать ему пить немного вина, ради стомаха и частыхъ недуговъ (1 Тим. 5, 21). Что еще сказать о тѣхъ первыхъ временъ христіанахъ, которые жили близь Александріи, и, наставляемые св. Евангели­стомъ Маркомъ, принимали пищу одинъ только разъ въ день—ввечеру, отъ мяса же и вина воздерживались всегда, какъ пишетъ тотъ же цер. историкъ Евсевій (кн. 2, гл. 17).

Св. Епифаній Кипрскій пишетъ, что въ сіе время, какъ и прежде, многіе изъ христіанъ были такіе, которые, по своему произволенію, отъ мяса воздерживались всегда, а въ седьмицу предъ Пасхою питались одними только смо­ковными плодами, и то пріемлемыми въ скудости (Кратк. поуч. въ концѣ книги о ересяхъ).

Св. Кириллъ Іерусалимскій свидѣтельствуетъ, что у многихъ христіанъ было въ обыкновеніи воздерживаться отъ мяса. Подобное говорятъ во многихъ мѣстахъ своихъ твореній, св. Василій Великій (1 слово о постѣ), Іоаннъ Златоустъ (Бесѣд. 6 на кн. Бытія), блаж. Августинъ (О церк. обыч. кн. 33, гл. 31), блаж. Іеронимъ (кн. 5 на Іови- ніана), блаж. Ѳеофилактъ и многіе другіе. Если же по­смотрѣть въ житія святыхъ пустынножителей — Антонія, Иларіона и прочихъ тмочисленныхъ; то стыдъ и срамъ должны покрыть лида противниковъ нашихъ, — если только они и этого не потеряли, —которые отвергли св. посты и чревонеистовствомъ отворили пространныя врата, ведущія ко всякому беззаконію.

Не установивъ количество постной пищи, по различію здоровья, состоянію занятій и возраста постящихся, св. Церковь установила для всѣхъ качество брашна, одно по­велѣвая ѣсть, а другое запрещая; особенно запретила она такія брашна, которрля услаждаютъ и утучняютъ плоть, по существу своему, каковы—мясо скотовъ и птицъ, по общему всѣхъ признанію.

Православная Русь, № 5, 1979 г.

Comments for this post were locked by the author