pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Митрополитъ Серафимъ Крутицкій и Солженицынъ – мартъ 1974 г.


За подписью Серафима, Митрополита Крутицкаго и Коломенскаго, въ Лондонскомъ Таймсъ отъ 1 марта с.г. помѣшено длинное письмо съ поношеніемъ А.И. Солженицына. «Александръ Солженицынъ», значится тамъ, "по- видимому склоненъ считать себя религіознымъ писателемъ, выражающимъ чувства, мысли и настроенія Русской Православной Церкви. Однако, по своимъ дѣламъ онъ обнаруживаетъ себя какъ нехристианина въ сердцѣ, человѣкомъ съ неудержимой ненавистью, повидимому наслаждающагося тѣмъ, что­бы нагромождать клевету противъ своего отечества… Теперь и вѣрующіе и невѣрующіе въ нашей странѣ живутъ и работаютъ подъ мирнымъ небомъ. И Солженицынъ, какъ блудный сынъ пользовался благами нашего мирнаго труда и все же онъ отвергъ христианскую вѣру о помощи своимъ собратьямъ и сталъ оскорблять  нашъ народъ и страну, присоединяясь къ тѣмъ, кто хочетъ подкопаться подъ мирную жизнь народовъ. Послѣ всего того, что онъ сдѣлалъ противъ нашей страны, можетъ ли Солженицынъ дѣйствительно считаться ея сыномъ? Въ глазахъ вѣрующихъ Русской Православной Церкви онъ давно утратилъ право называть себя христіаниномъ.»


Открытое Письмо
Ваше преосвященство!
Не только с недоумением, но и с большой скорбью прочита­ли православные христиане на­печатанное в «Правде» заявле­ние Ваше об изгнании из Советского Союза Александра Исаевича Солженицына. И не только потому, что один из ие­рархов Православной Церкви выступает с осуждением своего брата во Христе на страницах атеистической газеты, ежеме­сячно помещающей статьи против веры Христовой. Но даже не это обстоятельство прежде всего уязвляет больно сердце верующих.

Больно слышать голос митрополита Православной Церк­ви в хоре помрачненных душ, трепещущих правды и истины! Вы, Владыко, бросаете камень в изгнанника, большого русско­го писателя, своей мучениче­ской жизнью свидетельствую­щего подлинность религиозно­го делания. Только члены Хри­стовой Церкви не поверят ва­шим словам о А. И. Солжени­цыне, твердо зная, что «бла­женны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное» (Матфея, 5, 10). Не поверят, так как столь страшного осуж­дения достойно лишь отверже­ние света Христова, забвение Господа нашего Иисуса Христа. К тому же, никакая правда не влечет за собою зла. Носите­лем зла является ложь. Но вы не говорите, где и в чем имен­но А. И. Солженицын искажа­ет истину — Вы лишь обвини­ли его в «действиях, враждеб­ных нашей родине». Как гово­рил Господь наш Иисус Хрис­тос: «Если Я сказал худо, пока­жи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Иоанна, 18, 23).

Главное же чувство, которое испытываешь, читая Ваше заяв­ление, Владыко — за Вас ста­новится страшно. Митрополит Православной Церкви осудил писатели-христианина, изгнан­ного «правды ради». Не стано­витесь ли Вы, Ваше Преосвя­щенство, и сами гонителем? И разве не почувствует любой христианин, читая Ваши жесто­косердные строки, что Вас ос­тавил Христос, потому, что и Вы его оставили? Ваша показ­ная забота о «установлении прочного мира» разоблачила себя как дипломатия с собственной совестью, как лакейство.


Евгений Терновский, литератор.
Эдуард Штейнберг, художник.
Москва, 17. 2. 74 г.
«Новое Русское Слово», 14.04.1974 г.


Митрополит Пимен о Светлане Аллелуеввой

В «Известиях» от 2 июля напечатаны «Ответы ми­трополита Пимена» на вопросы московского кор­респондента английских газет «Дейли экспресс» и «Ивнинг ньюс», касавшиеся «религиозной принад­лежности Светланы Аллилуевой и отношения рус­ской православной церкви к ее поступкам».

Как известно, митрополит Крутицкий и Коломен­ский Пимен до своему положению является одним из первых заместителей московского патриарха и потому его «ответы», опубликованные в заграничной и советской печати, заслуживают внимания.

Начинаются «ответы» со следующего заявления митрополита:
«За последнее время на страницах наших газет и за рубежом многие честные люди выражают про­тест своей совести по поводу выступлений Светланы Аллилуевой. Женщина, имевшая несколько мужей, бросившая своих детей, сделавшаяся предательни­цей своего народа и обнажающая наготу отца своего, пытается что-то говорить о религии и вере в бога.

Моральный облик этой женщины, всё святое продавшей за доллары, может вызывать только отвращение и гнев».
Трудно верить, что эти слова, полные злобы, мо­жет сказать благостный архипастырь, моральной обязанностью которого является любовь к ближним, как бы грешны они ни были.

Возводить обвинения на Светлану Аллилуеву за оставление ею мужей — не дело православного архипастыря, тем более, что браки Аллилуевой не были церковными.

А насчет «оставления детей», то во-первых, сын Аллилуевой — не ребенок. Он женат и кончает уни­верситет. Дочь тоже не в детском возрасте. И еще одно, самое важное, — в нормальных государствах матери имеют возможность своих детей при выезде в другую страну брать с собой.

Предателями своего народа являются не те, кто бегут от коммунистической неволи, а те, кто нели­цеприятно служат антинародной власти.

Какие бы ни были религиозные убеждения у Свет­ланы, православный архипастырь хулить их не вправе. Не вправе порицать ее и за богоискательство.

Насчет обнажения наготы своего отца, митрополит Пимен опережает события: Светлана пока еще об этом не сказала ни слова.

Но если от и скажет правду о беззакониях, тво­рившихся при ее отце, и о том, кто ему в этом по­могал, то этим она, в какой-то мере, поможет на­шему народу дучше познать «правду коммунизма».

Митрополит Пимен берет дальше в своих «отве­тах» под сомнение, что крещение Светланы в одной из московских церквей вызвало в ней «большую внутреннюю перемену» и что «принятие ею благо­дати святого крещения без должной внутренней подготовки и глубокой сознательной веры» является «с ее стороны профанацией» обращения.
Эти слова являются профанацией сана самого ми­трополита. Ему ли не дано знать действия таинства крещения. Само тайнство воздействует даже на грудных детей, что касается же взрослых, то они тем более преображаются духовно. Вызывает удивлений, что митрополит Пимен осмелился зая­вить, что «в нашей стране никогда не существовало никаких препятствий к совершению религиозных обрядов верующими», - и уж совершенно циничны были его слова, что Светлима Аллилуева даже при ее отце могла «пользоваться церковными обрядами сколько угодно и когда угодно».

Довольно странное выражение для православного иерарха: «пользоваться церковными обрядами». Чувствуется прямое влияние куроедоюской терми­нологии в Совете по делам религий.

В заключение своих «ответов» митрополит Пимен заявил, что никакого «послания» Светлане Аллилуе­вой он не собирается направлять, так как «такой вид взаимоотношений для епископата русской церкви не традиционен, да и сама Аллилуева не знает в настоящее время, к какой она религии принадле­жит».

«Ответы» митрополита Пимена показывают, в ка­ком унизительном положении находится в стране наша церковь, если ее первоиерархи вынуждены безропотно выполнять веления власти, не считаясь ни с правдой, ни с достоинством их высокого сана.

Привлечение высших иерархов русской церкви к «обличению» Светланы Аллилуевой показывает лишь силу того морального шока, какой нанесла власти дочь Сталина.        


В. КОРАБЛЕВ



Панихида о Брежневе.

Резолюція Архіерейскаго Собора Русской Православной Церкви Заграницей (26 іюля/8 августа 1983 г.):

«Служебное положеніе, занятое Московской Патріархіей въ отношеніи атеистической коммунистической власти, неиз­бѣжно отражается на всей церковной жизни въ СССР.

Особенно кощунственное проявленіе этого противоестест­веннаго приспособленія Церкви къ безбожникамъ проявлено Московской Патріархіей въ ея распоряженіи служить пани­хиды по заклятомъ врагѣ всякой вѣры Брежневѣ, дѣятель­ность котораго Патріархъ Пименъ кощунственно назвалъ «бо­гоугодной». При этомъ было указано не именовать его на па­нихидѣ «рабомъ Божіимъ», тѣмъ самымъ подчеркивая, что онъ чуждъ Богу. Однако, какъ бы его ни называть, панихиды заключали въ себѣ молитву о томъ, чтобы этотъ отрицатель вѣры и врагъ Божій былъ упокоенъ въ Царствіи Божіемъ, т. е. въ самомъ актѣ служенія панихиды уже лежало внутрен­нее противорѣчіе и ложь. Съ другой стороны, этотъ актъ былъ и еретическимъ, ибо выражалъ мысль, что къ Царствію Бо­жію можетъ быть пріобщенъ и человѣкъ, отрицающій это Царство и самаго Бога. Никто изъ участниковъ панихидъ внутри себя не могъ имѣть такой вѣры. Поэтому, служеніе ихъ по Брежневу было актомъ лицемѣрія и лжи, въ которую во­влекались вся іерархія, клиръ и народъ.

Патріархія пытается сочетать начала Православной Вѣры съ принципами марксистскаго матеріализма, вопреки преду­прежденію Св. Апостола Павла. Она ищетъ богословскихъ оправданій для исполненнаго лжи служенія мира между сво­бодными странами и коммунизмомъ. Чисто политической за­дачѣ возбужденія въ свободныхъ странахъ противодѣйствія вооруженію для своей защиты отъ коммунистической агрессіи — придается религіозное обоснованіе почти догматическаго характера. То, что совершается Московской Патріархіей въ этомъ отношеніи прямо противорѣчитъ наставленію Апостола Павла: «Не преклоняйтесь подъ чужое ярмо съ невѣрными, ибо какое общеніе праведности съ беззаконіемъ? Что об­щаго у свѣта съ тьмою? Какое согласіе между Христомъ и Веліаромъ?» (2 Кор. 6, 14-15).

Всѣ эти явленія и вся политика компромиссовъ во имя пропаганды Совѣтскаго Союза вмѣстѣ съ экуменизмомъ, до­ходившимъ до пріобщенія еретиковъ высшими іерархами, — налагаютъ на Московскую Патріархію печать измѣны Право­славію. Ввиду сего, Соборъ Епископовъ Русской Православ­ной Церкви Заграницей вновь заявляетъ, что у него не мо­жетъ быть никакого общенія съ нынѣшней Московской іе­рархіей».

...
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author