pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Повѣсть о нашествіи папистовъ на святую гору аѳонскую [1].

Въ царствованіе греческаго даря Михаила Палеолога, латиняне, имѣя большое войско, завоевали у грековъ много городовъ и селъ. Въ тоже время болгары взимали дань съ греческой имперіи, и не жили въ мирѣ съ греками изъ за разныхъ спорныхъ вопросовъ. Находясь въ критиче­скомъ положеніи, греки обѣщали удовлетворить всѣмъ требованіямъ болгаръ, только бы тѣ имъ помогли противъ латинянъ. Царь болгарскій Кало-Іоаннъ пришелъ на помощь грекамъ, овладѣлъ Фригіей и освободилъ грековъ отъ латинянъ. Эту побѣду оба даря отпраздновали съ ве­ликимъ торжествомъ. Послѣ этого греческій императоръ, не желая удовлетворить требованіямъ болгарскаго царя, посягнулъ на его жизнь, но Кало-Іоаннъ избѣгнулъ отъ всѣхъ козней Палеолога и ушелъ въ свою землю. Усми­ривъ случившееся тогда въ его царствѣ возстаніе, Іоаннъ ожидалъ благопріятнаго случая отмстить коварному и без­законному царю Палеологу. Улучивъ время, онъ вторгнулся съ большимъ войскомъ въ предѣлы греческой имперіи, разорилъ немало городовъ, жителей увелъ въ плѣнъ и опу­стошилъ области: Пропонтиду, Ѳракію, Македонію, Ѳесса­лію, Елладу даже до Пелопонеса. Греческая имперія на­ходилась тогда въ жалкомъ состояніи. Тѣснимый со всѣхъ сторонъ, Михаилъ Палеологъ отправилъ пословъ въ Ита­лію (къ папѣ) съ замѣчательными письмами, которыя, между прочимъ, гласили: «Во всемъ, сдѣланномъ вамъ болгарами, мы невиновны, поелику все это было сдѣлано ими произ­вольно; да и мы находимся въ страхѣ отъ нихъ. Слѣдуя римской церкви, мы и прежде не отказывались вѣровать, исповѣдывать и мыслить такъ, какъ и вы. Просимъ васъ, пріидите на помощь къ намъ, единомыслящимъ съ вами, такъ какъ мы погибаемъ отъ этихъ мерзкихъ варваровъ — болгаръ. Если не поспѣшите къ намъ на помощь и не за­ступитесь, то имя наше истребится на землѣ, вы же бу­дете наказаны отъ Вседержителя Бога за нашу погибель». Когда послы достигли Италіи, всѣ западные государи-ка­толики ополчились и рѣшились идти въ Константинополь не столько на помощь, сколько на погибель «единомысля­щему съ ними» Михаилу Палеологу. На пути въ Констан­тинополь они устремились на Аѳонскую гору, названную Святой, и стали преслѣдовать находящихся на ней. Прежде всего они пришли въ Лавру св. Аѳанасія и предложили находящимся въ обители инокамъ присоединиться къ ихъ вѣрѣ и войти въ общеніе съ ними. Монахи, испугавшись и ложно толкуя Апостольское изреченіе: «дадите мѣсто гнѣву», согласились чрезъ одного изъ отлученныхъ свя­щенниковъ присоединиться къ нимъ, чѣмъ и освободили обитель. Впослѣдствіи они были обличены Богомъ и на­казаны. Но мы, не желая укорять обители, умолчимъ объ этомъ. Латиняне же пошли въ Иверскую Лавру и просили находящихся въ ней иноковъ соединиться съ ними. Но иноки этой обители не соизволили на это и, обличивши нечестивцевъ, предали ихъ проклятію, по Апостолу, за нововведенія. Беззаконные же, услышавъ это, пришли въ ярость, вывели всѣхъ съ безчестіемъ изъ обители и, по­садивъ старѣйшихъ на монастырскій корабль, вмѣстѣ съ нимъ потопили ихъ. Такъ эти блаженные иноки, за непо­виновеніе беззаконникамъ, приняли вѣнецъ исповѣданія и мученичества. Болѣе же молодыхъ иноковъ, родомъ иверянъ (т. е. грузинъ), вмѣстѣ съ монастырскимъ имуще­ствомъ они, достойные Іудовой участи и подобные ему нравомъ, — отослали въ плѣнъ въ Италію, гдѣ совлекли съ нихъ иноческую одежду и продали іудеямъ. Уйдя изъ Ивер­ской лавры, латиняне пришли къ Ватопедской обители. Въ ней они нашли только больныхъ и престарѣлыхъ, ко­торые, будучи спрошены ими о прочихъ инокахъ, отвѣ­чали: «въ дебрѣхъ и чащахъ укрываются, чтобы сохранить вѣру и не оскверниться съ богомерзкими». Умертвивъ этихъ святыхъ исповѣдниковъ, латиняне тотчасъ устремились въ окрестности монастыря и, найдя настоятеля и остальныхъ иноковъ, ласково убѣждали сдѣлаться единомысленными съ ними. Но настоятель сказалъ имъ: «лучше Христу уго­дить, чѣмъ антихристу»; они же спросили: «развѣ мы не Христовы, а антихристовы?» Святый отвѣчалъ: «да, по­тому что всякій, сопротивляющійся Евангелію Христову, есть антихристъ, и нынѣ онъ-то и помогаетъ вамъ. Ка­кое можетъ быть отношеніе свѣта къ тьмѣ? во вѣкъ мы не присоединимся къ ней». Духоборцы, слыша все это, за­тыкали свои уши и не только не убѣдились въ истинѣ православной вѣры, но даже простерли свои беззаконныя руки на хранителей закона и повѣсили всѣхъ ихъ на томъ мѣстѣ, гдѣ нашли. Съ тѣхъ поръ и понынѣ это мѣсто называется «Фурковуни», т. е. висѣличная гора. Затѣмъ ла­тиняне перешли на другую сторону горы и достигли оби­тели св. Великомученика Георгія, именуемой Зографъ. Иноки этой обители были наставляемы въ это время преподобнѣйшимъ игуменомъ Ѳомою, который нѣсколькими днями раньше узналъ, какъ о нашествіи на Святую гору мерзкихъ еретиковъ, такъ и объ имѣющихъ быть отъ этого нашествія несчастіяхъ, изъ слѣдующаго чудеснаго проис­шествія. — Одинъ добродѣтельный старецъ жилъ въ вино­градникѣ выше сказанной обители на разстояніи получаса ходу отъ нея, по направленію къ юго-западу. Этотъ ста­рецъ имѣлъ у себя для келейныхъ молитвъ икону Пресвя­тыя Богородицы, предъ которою, совершая ежедневное кажденіе, читалъ акаѳистъ (называемый греками «херетизмы», отъ чего и мѣсто это называется «Херово»). И вотъ, когда богомерзкіе римляне напали на Святую гору съ зло­дѣйскою цѣлію и уже вышли изъ кораблей на берегъ, — этотъ богоугодный старецъ, стоя на обычной молитвѣ предъ иконою Пресвятыя Богородицы и произнося: «радуйся», услышалъ отъ святой иконы слѣдующее: «радуйся и ты, старче поскорѣе бѣги отсюда, чтобы не постигло тебя несчастіе. Возвѣсти братіямъ обители, чтобы заперлись, потому что богопротивные римляне напали на это Мною избранное мѣсто и уже находятся близко». Старецъ же, упавъ предъ иконою Богоматери на землю, сказалъ Ей: «какъ я могу, Владычице, оставить здѣсь Тебя мою Заступницу?» На это голосъ отъ иконы отвѣчалъ ему: «не заботься обо Мнѣ, но иди поскорѣй». Когда онъ пошелъ къ монастырю возвѣстить слышанное имъ, тотчасъ двинулась съ своего мѣста неисповѣдимою силою и неизвѣстнымъ образомъ св. икона и, обогнавъ старца, прежде пришла въ монастырь и стала надъ монастырскими воротами. Старецъ, пришедши въ монастырь и увидѣвъ св. икону надъ монастырскими воротами, ужаснулся и разсказалъ всѣмъ о бывшемъ ему откровеніи. Иноки, увидя икону Пресвятыя Богородицы и услышавъ о такомъ преславномъ чудѣ, прославили Бога и Его Пресвятую Матерь.

Игуменъ, узнавъ изъ этого откровенія объ ожидающемъ ихъ несчастій, началъ учить своихъ иноковъ, чтобы они были тверды и не боялись, говоря: «отцы и братія! которые Духомъ Божіимъ водятся, тѣ сыны Божіи. Поелику вы не приняли духа рабства въ боязнь, но приняли Духа сыноположенія. Если мы чада, то и наслѣдники, наслѣдники Бога, сонаслѣдники Христа; если за Него постра­даемъ, то и прославимся съ Нимъ, ибо уповаю, что нынѣшнія временныя страданія ничего не стоятъ въ сравне­ніи съ тою славою, которая откроется въ насъ.—Это же, согласно съ Апостоломъ, и я говорю вамъ: которые изъ васъ неустрашимы и готовы къ мученичеству, тѣ пусть остаются со мною въ обители; тѣ же изъ васъ, которые боятся мученія, пусть возьмутъ церковные сосуды и уда­лятся съ ними, пока не пройдетъ гнѣвъ еретиковъ, чтобы не впасть въ грѣхъ хулы чрезъ отреченіе отъ своей вѣры». Итакъ, тѣ, которые боялись мукъ, скрылись въ дебряхъ, пещерахъ и ущельяхъ горъ. Святый же игуменъ съ прочими иноками вошелъ въ „пиргъ" (башню) не изъ боязни, но чтобы воспользоваться временемъ для обличенія беззаконной ереси.

Мучители, окруживъ со всѣхъ сторонъ оби­тель, стали кричать находящимся въ пиргѣ: «отворите намъ, отворите!» Но преподобный сказалъ имъ: «мы не знаемъ васъ—откуда вы». Мучители отвѣтили: «мы—Хри­стовы рабы и пришли обратить соблазненныхъ на путь истинный». Святой же опять сказалъ: «отступите отъ насъ дѣлающіе беззаконія, потому что Апостолъ говоритъ: если бы и Ангелъ съ неба сталъ благовѣствовать вамъ не то, что мы благовѣстили вамъ, да будетъ анаѳема. Кто дру­гаго учителя ищетъ?—никто, кромѣ тѣхъ, которые явно безумствуютъ. Вы скажите намъ о своемъ ученіи и, если оно будетъ отъ Бога, мы присоединимся къ вамъ и при­мемъ васъ, какъ братію; если же не отъ Бога, — то ухо­дите отъ насъ». Тогда еретики отвѣчали: «Мы отъ Бога, и въ Господа Іисуса Христа вѣруемъ и святое Евангеліе Его учимъ; посланы же мы отъ блаженнѣйшаго папы рим­скаго, который есть глава церкви, сказать вамъ безумнымъ непонятное для васъ, чтобы вы поумнѣли и поняли уставы церковные и вѣрно читали въ св. Символѣ, т. е. въ «Вѣ­рую во единаго Бога Отца».., что Пресвятый Духъ исхо­дитъ отъ Отца и Сына, и на св. проскомидіи приносили прѣсный, а не квасный хлѣбъ, чтобы священники ваши брили бороды, дабы и этимъ не согрѣшали въ службѣ Бо­жіей, такъ какъ они — женихи церкви. Если все это исполните, то получите отъ Вседержителя очищеніе, и мы ради вашего покаянія умилосердимся, если же нѣтъ, то безпощадно погубимъ васъ, чтобы вы не занимали напра­сно мѣста на землѣ». Это и многое другое въ этомъ родѣ говорили еретики. Преподобные же отвѣтили имъ слѣдую­щее: «Мы хотимъ найти истину и не обращаемъ вниманія на ваши соблазны и безуміе, поелику не боимся и не стра­шимся вашихъ угрозъ, потому что написано, что бояться нужно одного Бога, а человѣка нечего страшиться, и смѣло говоримъ: никого нѣтъ противъ насъ, если съ нами Богъ, Который праведенъ и правду возлюбилъ. Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ въ св. Евангеліи говоритъ: «когда придетъ Утѣшитель, Котораго Я пошлю вамъ отъ Отца, Духъ истины, Который отъ Отца исходитъ, тотъ будетъ свидѣтельствовать о Мнѣ» (Іоан. гл. 15, ст. 26); и опять: «и Я упрошу Отца и другаго Утѣшителя дастъ вамъ, что­бы былъ съ вами во вѣки Духъ истины»; и еще: «это ска­залъ Я вамъ, находясь съ вами; Утѣшитель же Духъ Свя­тый, Котораго пошлетъ Отецъ во имя Мое, научитъ васъ всему и напомнитъ вамъ, о чемъ Я говорилъ» (Іоан. 14. 25 и 26 ст.).


Эти слова преподобные повторяли нѣсколько разъ для доказательства истины и чтобы заградить уста тѣмъ, ко­торые говорятъ, что Духъ Святый исходитъ и отъ Сына. Ко всему этому преподобные присоединили еще и слѣдую­щее: «Если же и этому не вѣрите, духоборцы, то научи­тесь у Крестителя и Предтечи Іоанна, который видѣлъ Св. Духа, сходящаго въ видѣ голубя съ неба и пребы­вающаго на Сынѣ; видите, что отъ Отца только Духъ исходитъ. Это ученіе содержитъ наша мать — св. вселен­ская и апостольская Церковь и напаяетъ всѣхъ своихъ чадъ тѣмъ, что истекаетъ не изъ Эдема, а изъ Божествен­ныхъ устъ Христа, сказавшаго слѣдующее: «возвѣстите Евангеліе всякой твари; и кто имѣетъ вѣру и крестится, будетъ спасенъ, а кто не имѣетъ вѣры, будетъ осужденъ, и еще: «ради этого говорю вамъ, всякій грѣхъ и хула простятся людямъ, а хула на Духа не простится; и если кто скажетъ слово на Сына человѣческаго, простится ему, а кто скажетъ на Духа Святаго, не простится ему ни въ сей вѣкъ, ни въ будущій».

Поелику Св. Духомъ всѣ Про­роки, Апостолы и Учители, будучи научены проповѣди, крестили и научили православной вѣрѣ въ разныхъ кон­цахъ вселенной и передали правовѣрнымъ признавать четырехъ Евангелистовъ: Матѳея, Марка, Луку и Іоанна. Кто же присоединяетъ 5-го евангелиста, тотъ да будемъ проклятъ. «Кто соблазняетъ одного изъ братіи, говоритъ Спаситель, достоинъ мученія», а кто всю вселенную со­блазняетъ, какъ вы, какое оправданіе тотъ найдетъ, что­бы избѣжать достойнаго мученія? Который изъ 7 ми бого­избранныхъ соборовъ говоритъ, что Духъ Св. исходитъ отъ Отца и Сына, или который изъ нихъ постановилъ правиломъ, чтобы мы приносили опрѣсноки и стригли волосы на бородѣ, какъ вы утверждаете? Будучи исполненъ 7 лу­кавыхъ духовъ другихъ (въ противоположность 7-ми собо­рамъ), въ какого Христа ты учишь вѣровать, духоборецъ, и преподаешь не Евангельское, а антихристово ученіе. Но 5-го Евангелиста мы не находимъ, кромѣ Магомета Са­рацинскаго, предтечи антихриста, который раньше вашей гибельной ереси произвелъ плевелы. А что касается ва­шихъ опрѣсночныхъ мертвыхъ жертвъ, то это іудейскій обычай. Но вы скажете: развѣ Христосъ не ѣлъ пасхи, будучи опоясанъ и держа посохъ въ рукахъ по писанію? Да, скажемъ мы, Онъ ѣлъ пасху, но упразднилъ ее, какъ обрѣзаніе и многое другое, и потомъ, сидя съ 12-ю уче­никами, установилъ Свою пасху. Во время вечери Онъ, взявши хлѣбъ и благословивъ, преломилъ и далъ Своимъ ученикамъ, говоря: «пріимите, ядите, сіе есть тѣло Мое» и проч. Вотъ истинное таинство. Сказано: взялъ хлѣбъ, т. е. квасный, а не прѣсный, какъ вы противозаконно дѣ­лаете и служите, и держитесь Аполинаріевой ереси. Брить же волосы на бородѣ мы не научились ни изъ Ветхаго Завѣта, ни изъ Новаго, потому что въ Ветхомъ Завѣтѣ отъ первосозданнаго человѣка, праведниковъ и пророковъ и до Самаго Господа нашего Іисуса Христа нѣтъ объ этомъ никакого постановленія: въ Новомъ же ни Самъ Христосъ, ни Апостолы объ этомъ ничего не говорили, а также ни однимъ изъ св. соборовъ не было постановлено, ни прави­лами указано, что можно видѣть и слѣпому. Тебѣ же, ока­янный духоборецъ, лучше бы не браду, а языкъ отрѣзать, чтобы онъ не изрекалъ хулы и соблазна и не приводилъ бы другихъ вмѣстѣ съ тобою къ погибели; лучше пусть сгніетъ худой членъ, дабы не повредилъ хорошихъ. Не вредятъ волосы на бородѣ, но то, что исходитъ извнутри и изъ лукаваго сердца, а именно: злые помыслы, убійства, прелюбодѣянія, воровство, лжесвидѣтельство и хулы, на­ходящіеся въ вашемъ помраченномъ умѣ, — это, а не во­лосы на бородѣ, оскверняетъ всякаго человѣка, а тѣмъ болѣе священника.


Жениховъ церкви не много, а Единъ Который придетъ въ полуночи судить живыхъ и мертвыхъ: живыхъ — право­славныхъ, мертвыхъ —еретиковъ, каждаго по его дѣламъ. Просимъ однако васъ, други, познайте истинную право­славную вѣру, которая есть жизнь и просвѣщеніе нашихъ душъ и слѣдуйте ей такъ, какъ св. Отцы и священные Соборы, принявъ эту вѣру отъ св. Апостоловъ, намъ пе­редали и узаконили въ св. Сѵмволѣ, присовокупивъ: «если кто отниметъ или приложитъ къ нему, да будетъ проклятъ». А отъ этого грѣха (нарушенія Сѵмвола) никто не можетъ разрѣшить преступниковъ и освободить отъ приготовлен­ныхъ имъ мученій. Послушайте, возлюбленные, и перей­дите отъ зла къ добру, дабы не подвергнуть своихъ душъ мукамъ вѣчнымъ».

Но для беззаконныхъ католиковъ эти слова блажен­ныхъ мужей были такъ же непріятны, какъ для волковъ камни изъ пращи; они бросились къ нимъ и зажгли со всѣхъ сторонъ св. обитель. Причиной всѣхъ этихъ несча­стій былъ нарушитель закона нечестивый Палеологъ, но­вый этотъ Навуходоносоръ. Преподобные и Богоносные Отцы наши, подобно тремъ отрокамъ окруженные пламе­немъ, стоя на башнѣ (пиргѣ), возсылали молитвы ко Хри­сту, говоря: «Владыко, Господи Іисусе Христе Боже нашъ, Единородный Сыне и Слове Божій, давый Себе яко Агнца непорочнаго на закланіе за родъ человѣческій! Ты, Гос­поди, изліявый пречестную кровь Свою ради церкви Твоея и рекій, яко врата адова не одолѣютъ ей, сохрани цер­ковь Твою отъ волковъ губящихъ ю. Умножи, Господи, достояніе Твое по всей вселеннѣй отъ конецъ и до по­слѣднихъ земли; ересь сію низложи силою Пресвятаго Тво­его Духа; Жребій Пречистыя Твоея Матери соблюди не­преклоненъ и нерушимъ во вѣки; пребывающія же въ немъ освяти и прослави съ Тобою, милующія ихъ помилуй; кровы святыхъ Твоихъ воздвигни во славу Твою и въ па­мять нашу; и сію молитву отъ устъ нашихъ пріими, яко кадило благоуханія, и призри на ны, якоже призрѣлъ еси на жертву Авраамову и на всесожженіе Іефѳаево, и воспріими ны, яко благъ и человѣколюбецъ». По окончаніи молитвы былъ свыше голосъ: «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небеси».

Мучители, услышавъ этотъ внезапный голосъ, ужасну­лись, но мракъ, лежащій на ихъ умственныхъ очахъ, по­мѣшалъ имъ понять случившееся, такъ какъ Духъ Святый, Котораго они хулили, не пришелъ разогнать этотъ мракъ.

Блаженные отцы предали души свои въ руки Божіи, умерли отъ огня въ 1276 году по Рождествѣ Христовѣ, а по греческой рукописи, находящейся въ Протатѣ, въ Иверской и Ватопедской обителяхъ 10 октября 1280 года. Всѣхъ святыхъ числомъ было 26, изъ нихъ монаховъ было 22 и 4 мірянина. Имена послѣднихъ нигдѣ не записаны, имена же монаховъ слѣдующія: Ѳома, Варсанофій, Ки­риллъ, Михей, Симонъ, Иларіонъ, Іаковъ, Іовъ, Кипріанъ, Савва, Іаковъ, Мартиніанъ, Косма, Сергій, Мина, Іосифъ, Іоанникій, Павелъ, Антоній, Евѳимій, Дометіанъ и Парѳеній. Изъ нихъ первый, т. е. Ѳома, былъ, какъ сказано выше, игуменомъ и велъ главнымъ образомъ споръ съ богомерзкими латинянами, послѣдній же, т. е. Парѳеній— экклессіархомъ, который былъ снесенъ огненнымъ пламе­немъ съ башни на землю и не тотчасъ умеръ, но про­живши еще 30 дней и разсказавши о всемъ происшедшемъ скрывшимся на время и теперь возвратившимся братіямъ. Онъ предалъ душу свою въ руки Божіи въ 10 день нояб­ря, получивъ вѣнецъ мученическій съ прежде пострадав­шими братіями.

Послѣ этого беззаконные латиняне разсѣялись по всей Святой горѣ, и не скрылись отъ нихъ ни обитель, ни баш­ня, ни келлія и никакое другое монашеское жилище, но все было разрушено, или предано огню, а имущество раз­граблено. Протатомъ они не въ состояніи были тотчасъ овладѣть и, сдѣлавъ нѣсколько попытокъ, должны были съ большимъ ущербомъ для себя отступить на время. По­слѣ же, нечаянно напавъ на стражу, взяли и Протатъ, при чемъ было ужасное кровопролитіе. Но враги побѣдили многочисленностію и все разрушили и сожгли, не оставивъ никого въ живыхъ. Всепреподобнѣйшаго же Прота, послѣ многихъ истязаній, повѣсили предъ Протатомъ по направ­ленію къ морю, на мѣстѣ называемомъ „Халкосъ."

Отсюда беззаконные латиняне перешли на другую сто­рону горы — на югъ, гдѣ встрѣтили ихъ иноки изъ Ксиропотамской обители съ вѣтвями въ рукахъ и привѣтствовали ихъ слѣдующими словами: «да будетъ миръ Христовъ съ вами!» — Тѣ отвѣчали: «есть и будетъ!» И тотчасъ вмѣстѣ съ иноками вошли въ обитель и подарили монастырю часть награбленныхъ богатствъ, назвавши себя ктиторами этой обители. Монахи (о какой соблазнъ!) соединяются съ ере­тиками, но Богъ призираетъ съ неба на преступниковъ и, во время молитвы при возгласѣ «о архіепископѣ нашемъ, иже въ Римѣ и о благочестивомъ царѣ», потрясаетъ землю и то мѣсто, гдѣ стояли недостойные, такъ что стѣны мо­настырскія съ находящимися въ нихъ зданіями распались на подобіе іерихонскихъ стѣнъ при Іисусѣ Навинѣ. Только одна часть стѣны, и та наклоненная, осталась для доказательства совершившагося послѣдующимъ поколѣніямъ. Жертвой этого землетрясенія были многіе изъ латинянъ, которые были убиты павшими стѣнами. Изъ оставшихся же въ живыхъ одни, видя такое знаменательное чудо, со страхомъ и стыдомъ удалились на свои суда, а другіе изъ нихъ покаялись, остались въ горахъ и сдѣлались хоро­шими иноками. Пристыженные Богомъ, иноки выше ска­занной обители, сознавъ свое преступленіе, горько рыдали и, какъ птицы безъ гнѣздъ, бродили по горамъ, не имѣя, гдѣ и голову склонить, поелику обитель была разрушена за ихъ преступленіе. Вмѣстѣ съ тѣмъ прекратилось, прежде бывшее въ этой обители, чудо въ честь и славу 40 муче­никовъ.

Чудо это слѣдующее:

Когда былъ устроенъ и прилично украшенъ храмъ при­снопоминаемымъ и блаженнымъ царемъ Романомъ, при­званъ былъ святитель для освященія его. Во время освя­щенія, когда архіерей произнесъ: «во имя св. 40 мучени­ковъ», тогда, о чудо! у подножія св. жертвенника выро­сло большое растеніе «губа» съ стеблями и головами, въ видѣ яблокъ числомъ 40, соотвѣтственно 40 мученикамъ. Эта губа, поднявшись въ гору, обвилась вокругъ престола. За такое преславное чудо всѣ возсылали славу Богу и Его св. 40 мученикамъ. Всѣ больные, находящіеся тогда въ обители, исцѣлились, вкушая отъ этого растенія. Извѣстіе объ этомъ чудѣ распространилось по всей вселенной. Боль­ные, приходящіе за исцѣленіемъ, получали его, а тѣ изъ нихъ, которые не могли придти, присылали дары въ оби­тель, и имъ отсылалась частица отъ этого Богомъ даро­ваннаго растенія, съѣдая которое, они получали исцѣленіе. Отъ множества народа это растеніе все было истребляемо въ теченіе года, но въ честь и славу 40 мучениковъ, оно опять выростало въ 9-й день марта, когда св. Церковь празднуетъ память ихъ. Чудо этого благодатнаго растенія превосходило чудо овчей купели. Та (купель) исцѣляла одного только входящаго въ нее, а это растеніе исцѣляло всѣхъ и вездѣ, кто только вкушалъ отъ него. Таково и столь благодѣтельно было это чудо. Но издревле ненави­дящему добро и врагу христіанскаго православнаго рода — діаволу прискорбно было видѣть это чудо, и онъ сталъ злоумышлять, пока не привелъ въ исполненіе свое злое намѣреніе. Онъ увлекъ окаянныхъ иноковъ соединиться съ духоборцами, изъ-за которыхъ и чудо прекратилось. Такъ Богъ наказываетъ тѣхъ, кто ненавидитъ истину. Этимъ-то беззаконные духоборцы и опрѣсночники воздали богомерзкимъ инокамъ за соединеніе ихъ съ ними, потому что всякая жертва нечестивыхъ непріятна Богу. Если они думаютъ, что будутъ въ числѣ избранныхъ, то Богъ до­казываетъ имъ противное, чтобы эти беззаконники не пре­возносились, но посрамились нынѣ, какъ и во второе при­шествіе Христово. Православные же, если и страдаютъ въ нынѣшнемъ вѣкѣ, то надѣются воспріять отъ Мздовоздаятеля Христа уготованныя блага, что дѣйствительно и будетъ.

Беззаконный царь Палеологъ, хотя и намѣревался придти да Святую гору и уничтожить на ней православіе, но не успѣлъ ничего въ этомъ, потому что царствованіе его скоро прекратилось. Иноки, скрывшіеся отъ страха предъ духо­борцами, выходили изъ своихъ убѣжищъ, и всякій прихо­дилъ на свое прежнее мѣсто, но, находя свои жилища сожженными и разрушенными, а сожителей убитыми, горько плакали. Тогда Аѳонская гора, подобно Рахили, рыдала о дѣтяхъ своихъ. Да и кто бы, смотря на все тогда быв­шее, не заплакалъ? До небесъ доходилъ вопль и рыданіе плачущихъ, которые вмѣстѣ съ Давидомъ произносили слѣдующее: «Боже, пришли иноплеменники (иновѣрцы) на мѣсто, принадлежащее Пречистой Твоей Матери и осквер­нили Твои святые храмы, положили трупы рабовъ Твоихъ на пищу птицамъ и звѣрямъ, пролили кровь ихъ, какъ воду, вокругъ жилищъ ихъ, и не было кому погребать. Пролей гнѣвъ Твой на людей, хулящихъ Тебя, и на госу­дарства, отступившія отъ православной вѣры. Пусть скоро посѣтятъ насъ щедроты Твои, Господи, поелику мы очень обнищали; помоги намъ, Боже, Спасителю нашъ, ради славы Твоего имени, Господи, избави насъ и ради Своего имени очисти грѣхи наши, чтобы не сказали когда нибудь иновѣрцы: гдѣ Богъ ихъ? и чтобы предъ нашими глазами постигла иновѣрцевъ кара за пролитую ими кровь рабовъ Твоихъ. Мы же, Твои рабы, будемъ исповѣдывать Тебя, Боже, во вѣкъ и передавать изъ рода въ родъ славныя ис­повѣданія и преданія нашихъ отцевъ». Такъ плача и горько рыдая, погребали но всей Св. горѣ святыхъ, гдѣ кого на­ходили.

Память пострадавшихъ тогда преподобномучениковъ празднуется вмѣстѣ со всѣми святыми, подвизавшимися на Святой горѣ, — въ недѣлю, слѣдующую по недѣлѣ Всѣхъ Святыхъ. Но празднуется и отдѣльно память преподобно­мучениковъ иверскихъ — въ Иверѣ[2], ватопедскихъ — въ Ватопедѣ[3], посему справедливо и прилично, чтобы память и нашихъ преподобномучениковъ была празднуема въ нашей обители отдѣльно (говоритъ авторъ этой повѣсти- инокъ Зографской обители). Ибо, если память одного пре­подобнаго отца нашего Космы, и жившаго послѣ нихъ, — празднуется надлежащимъ образомъ, то тѣмъ болѣе слѣ­дуетъ праздновать память многихъ и жившихъ раньше его. И если на Синаѣ и въ Лаврѣ св. Саввы Церковь празд­нуетъ память св. отцевъ, пострадавшихъ не по собствен­ной волѣ и не за православіе, а отъ сарацинъ, то тѣмъ болѣе прилично особо праздновать въ нашей обители па­мять нашихъ св. отцевъ, пострадавшихъ отъ еретиковъ латинянъ по собственному изволенію и за православіе. Это и сами братія обители нашей издавна чувствовали и этого желали, да и не могли не желать этого, умильно смотря на оставшіяся частицы сожженныхъ костей ихъ, цѣлуя эти останки, ежедневно проходя мимо пирга, на ко­торомъ эти св. отцы наши, какъ на жертвенникѣ, прине­сли себя на всесожженіе ради исповѣданія и защиты пра­вославныхъ догматовъ св. восточной Церкви нашей и, на­конецъ, по временамъ обоняя неизреченное благоуханіе, исходящее отъ мѣста, гдѣ они были сожжены. Ради всего этого всѣ братія, говорю, издревле желали, чтобы память этихъ святыхъ была празднуема въ нашей обители, и же­ланіе ихъ исполнилось. Когда волею Божіею, сверхъ вся­каго ожиданія, наша обитель преобразовалась изъ идіориѳма въ общежительную, тогда началось празднованіе памяти этихъ святыхъ, сообразно съ желаніемъ ихъ, ко­торое они высказали въ молитвѣ ко Господу, при послѣд­немъ издыханіи въ пламени: «воздвигни, Господи, жилища святыхъ Твоихъ въ славу Твою и нашу память».

Припадемъ съ сокрушеннымъ сердцемъ къ теплымъ пред­стателямъ и заступникамъ нашимъ, сего дня празднуемымъ нами, 26 преподобномученикамъ и обратимся умильно къ нимъ съ слѣдующею молитвою: «О св. и блаженные отцы наши, вы, иже отъ великія любве къ намъ недостойнымъ чадомъ вашимъ, и въ пламени сгораемы, не забываете насъ, но теплыя молитвы возсылаете къ Богу о нашемъ и милующихъ насъ спасеніи, освященіи, прославленіи и о благосостояніи сея св. обители вашея; вы и нынѣ, — пред­стояще престолу Творца всея твари, Господа и Бога на­шего Іисуса Христа, и наслаждающеся неизреченныя Его славы, красоты и лицезрѣнія, — помяните насъ чадъ ва­шихъ, память вашу творящихъ, и умолите неизреченную Его благость, да умилосердится надъ слабостью и окаян­ствомъ нашимъ, да презритъ вся вольныя и невольныя грѣхи наши, да вселитъ въ насъ божественный страхъ Свой, и укрѣпитъ насъ Своею благодатію въ исполненіи иноческихъ нашихъ обѣтовъ и въ твореніи святыхъ и жи­вотворящихъ Его заповѣдей и повелѣній, да утолитъ пра­ведный Свой гнѣвъ, на ны движимый; да разсѣетъ покры­вающій обитель нашу темный и мрачный облакъ скорбей; да покрыетъ, заступитъ и избавитъ насъ, въ ней живу­щихъ, и вся повсюду православныя христіаны отъ всѣхъ видимыхъ и невидимыхъ враговъ, отъ всякихъ золъ, бѣдъ и напастей нашедшихъ, чаемыхъ и нечаемыхъ; да сохра­нитъ ны въ мирѣ и тишинѣ и безмятежіи; да даруетъ намъ всякое довольство и изобиліе, яко да теплыми мо­литвами вашими и сильнымъ предстательствомъ вашимъ и заступленіемъ покрываеми и избавляеми отъ всякихъ бѣдъ и искушеній, въ мирѣ и тишинѣ и довольствѣ, преизоби­лующе во всякомъ дѣлѣ блазѣ, свѣтло празднуемъ лѣтнюю память вашу, славяще прославившаго васъ Господа вѣч­ною славою, еяже и мы, смиренныя чада ваша,—молимъ, васъ о достоблаженнѣйшіе отцы наши, — да сподобимся съ вами, въ добромъ покаяніи и благоугожденіи предѣлъ жизни дошедше. Аще и велико есть прошеніе наше, но надѣемся на благость и неизреченное человѣколюбіе Того Самаго Господа, Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, Емуже буди честь, слава и поклоненіе со безначальнымъ Его Отцемъ и Пресвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Его Ду­хомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь».

О чудесномъ знаменіи, явившемся надъ соборною церковью Зографскаго аѳонскаго монастыря и памятникомъ 26 святыхъ преподобномучениковъ въ день ихъ па­мяти, 10 октября 1873 года.
Часть башни, въ которой пострадали святые преподобномученики, стояла на своемъ мѣстѣ до 1873 года; но такъ какъ она закрывала собою вновь построенное сѣвер­ное зданіе обители, а также отъ ветхости была близка къ паденію, то необходимо было ее разрушить. Для того же, чтобы не забыть мѣста, на которомъ святые совершили свой мученическій подвигъ и для лучшаго храненія памяти о нихъ, вся братія Зографской обители единодушно вы­разила желаніе поставить на этомъ мѣстѣ памятникъ. При усердіи братіи, началъ быстро воздвигаться памятникъ, который и былъ оконченъ въ томъ же 1873 году, и всѣ съ радостью ожидали наступленія дня памяти святыхъ, когда намѣрены были освятить этотъ памятникъ. Нако­нецъ, насталъ канунъ ожидаемаго праздника, и въ собор­ной монастырской церкви началось всенощное бдѣніе, по обычаю, въ первомъ часу послѣ захода солнца[4]. Ночь была тихая и безлунная и освѣщалась только слабымъ свѣтомъ звѣздъ. Въ 6 1/2 часовъ, въ полночь, когда послѣ первой каѳизмы на утрени читалось «житіе и страданіе Святыхъ», внезапно послышался въ церкви легкій шумъ, и одновременно явился надъ церковью огненный столбъ, освѣтившій обитель и ближайшія мѣста такимъ сильнымъ свѣтомъ, что можно было разглядѣть не только близкіе, но и отдаленные предметы. Этотъ дивный столбъ, постоявъ надъ церковью нѣсколько минутъ, пошелъ къ памятнику и остановился надъ нимъ, а затѣмъ началъ возноситься вверхъ и, наконецъ, превратился въ кругъ, какъ бы вѣн­чая собою памятникъ и мѣсто, на которомъ святые преподобномученики совершили свой мученическій подвигъ. Такъ совершилось дивное знаменіе, продолжавшееся до 15 минутъ, очевидцами котораго были многіе изъ братіи и пришедшіе на праздникъ. Видѣвшіе это чудо славили Бога, прославляющаго Своихъ святыхъ, Емуже и отъ насъ да будетъ честь и слава бо вѣки. Аминь.

Джорданвилль, брошюра, 1963 г.




[1]Изъ рукописи зографской на славянскомъ языкѣ. Повѣсть эта была напечатана въ книгѣ: «Рай мысленный». Изданіе Валдайскаго Иверскаго монастыря (7167 г. окт. 28). И здѣсь событіе это обозначено 1276-мъ годомъ (см. стр. 19-34), т. е., согласно съ зографскою рукописью. Въ этомъ же видѣ повѣсть сія извѣстна была и Барскому (см. наше изд.: «Второе посѣщеніе святой Аѳонской горы Вас. Григ. Барскаго», Спб. 1887. 317—319), однако хронологія этого событія у него показывается неправильно. На русскомъ языкѣ повѣсть эта напечатана въ «Холмскомъ календарѣ» на 1886 г. (Кіевъ). О подвигахъ страдальцевъ есть извѣстіе и въ посланіи Прота къ великому князю Василію Васильевичу, писанномъ около 1441 года. О зографскихъ мученикахъ здѣсь сказано, что они за твердость въ вѣрѣ задушены огнемъ въ башнѣ «и нынѣ мощи тѣхъ во освященіе имамы».
[2] См. Маія 13
[3] См. Января 4
[4] На востокѣ 1-й часъ послѣ захода солнца соотвѣтствуетъ 7-му часу вечера по европей­скому счету времени.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author