pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ХРИСТІАНСТВО И ІУДЕЙСТВО – Еп. Нафанаилъ – Гл. І и ІІ

Глава I.

Какой давній и какой болѣзненный этотъ вопросъ, отношенія христі­анства и іудейства.

Въ историческомъ человѣческомъ процессѣ сколько тутъ взаимныхъ винъ, ненависти, крови. Избіенія жидовъ съ одной стороны и коварныя убійства съ другой; гетто здѣсь, и презрѣніе къ гоямъ тамъ. Наконецъ, въ послѣдніе годы — дикая расистская теорія съ милліонными гекатомбами со стороны одного изъ “христіанскихъ” народовъ, и почти полный захватъ іудеями всѣхъ приводныхъ ремней человѣческой исторіи, наступающая на нашихъ глазахъ совершенно реальная возможность іудаизаціи всего че­ловѣчества, его подчиненія іудейству.

Намъ хочется сказать о внутреннихъ корняхъ этой гигантской проблемы, безъ пониманія которыхъ нельзя понять всѣхъ совершающихся на нашихъ глазахъ процессовъ.

Что такое іудейство: кроткая ли это овечка всѣми невинно преслѣ­дуемая, какъ пытаются представить его иногда, или это то страшное исча­діе ада, ни въ чемъ не похожее на прочее человѣчество, какимъ рисуютъ его намъ Розановъ, Фордъ, германскіе пропагандисты.

Чтобы отвѣтить на этотъ вопросъ, чтобы понять, насколько невѣрны оба эти представленія, нужно вспомнить намъ съ христіанской точки зрѣ­нія еврейскую исторію, которая не даромъ извѣстна намъ безконечно лучше, чѣмъ исторія любого другого народа.

Желая совершить спасеніе человѣческаго рода, привитъ Себѣ одичав­шую лозу, Господь тотчасъ послѣ грѣхопаденія начинаетъ совершать въ че­ловѣчествѣ отборъ: истребляя то, что по коренному своему извращенію не можетъ служить дѣлу подготовки къ спасенію, и наоборотъ выдѣляя и под­готовляя все годное.

Всякій человѣкъ можетъ спастись, т. е. можетъ становиться способ­нымъ къ Царству Божію, помѣшать этому, остановить процессъ созрѣванія человѣческой души для Царства Божія можетъ только привычный закоснѣлый грѣхъ, упорство въ немъ. И въ этомъ случаѣ, при упорствѣ въ грѣ­хѣ, человѣкъ истребляется изъ среды живыхъ, потому что въ Божіемъ міро­зданіи нѣтъ и не можетъ быть ничего безсмысленнаго, а существованіе человѣка не созрѣвающаго для Царства Божіяго и не могущаго созрѣвать — безсмысленно.

Тоже самое можно сказать и относительно цѣлыхъ народовъ. Сердце­вѣдецъ, провидя внутреннее существо и каждаго отдѣльнаго человѣка и каждаго народа и племени, видѣлъ, какой человѣкъ, какой народъ спо­собны къ придающему смыслъ всей жизни процессу созрѣванія для Цар­ства Божіяго, и таковыхъ берегъ, а прочихъ истреблялъ.

Но для совершенія дѣла спасенія мало наличія людей способныхъ къ спасенію. Нужно, чтобы совершался самый процессъ спасенія. Процессъ этотъ творилъ Господь, но непремѣнно нужны были и человѣческія орудія его. Ничтожна доля человѣческаго участія въ дѣлѣ своего спасенія, но она обязательно нужна. Человѣкъ — не пассивный камень, человѣкъ богоподобенъ — онъ ограниченное крохотное подобіе Безконечнаго Абсолю­та и по естественному свойству этого своего подобія онъ долженъ прини­мать активное участіе, въ дѣлѣ своего спасенія. Отдѣльный человѣкъ — лучшей активнѣйшей частью своей души, все человѣчество — лучшей ак­тивнѣйшей частью человѣчества.

Съ величайшей бережностью выдѣляетъ Господь эту лучшую актив­нѣйшую часть въ человѣчествѣ, совершаетъ изъ отбора — отборъ.
Въ водахъ потопа уничтожается вся худшая часть человѣчества — все потомство Каина и всѣ потомки прочихъ дѣтей Адама и Евы, соблаз­нившіеся смѣшеніемъ съ каинитами. Сберегается только лучшее потом­ство лучшаго изъ Адамовыхъ дѣтей — Сифа.

Въ Вавилонскомъ столпотвореніи естеству человѣческому придается новое свойство: раздѣленіе по языкамъ. Единое до тѣхъ поръ человѣче­ство дѣлится на національныя клѣточки, чтобы воспрепятствовать злу рас­пространяться по всему человѣчеству.

Пользуясь этимъ новымъ, даннымъ Имъ человѣчеству свойствомъ, Гос­подь выдвигаетъ изъ земли Халдейской святѣйшаго, вѣрнѣйшаго Богу человѣка, который по единому слову Господнему бросаетъ родину, домъ отца своего и идетъ въ чужую землю, гдѣ по плану Божію, пользуясь Богомъ созданнымъ дѣленіемъ человѣчества по національностямъ, будетъ онъ не смѣшиваться съ окружающими народами.

Какой образъ сіяющій высочайшимъ нравственнымъ подъемомъ являетъ намъ этотъ избранникъ Божій — Авраамъ. Послушно уйдя на чуж­бину и получивъ за это Божіе обѣщаніе, что отъ его потомства произой­детъ Божій народъ и въ немъ благословятся всѣ племена земныя, Авраамъ по слову Бога готовъ принести въ жертву и того, черезъ кого должно исполниться это обѣщаніе Божіе — своего единороднаго сына Исаака, уподобляясь этой своей жертвенностью Богу, умножая такимъ образомъ свое богоподобіе.

Понятно, что именно на этого человѣка возлагаетъ Господь гигантскую отвѣтственность: быть и лично и въ потомствѣ своемъ орудіемъ Божіимъ и активнымъ участникомъ дѣла спасенія всего человѣческаго рода.

Вотъ каково высочайшее по величію замысла происхожденіе еврей­скаго народа.

Чтобы выполнить Божій планъ, этотъ народъ долженъ обладать ря­домъ свойствъ: прежде всего быть вѣрнымъ Богу. Для укрѣпленія въ этомъ свойствѣ проводится онъ черезъ рядъ испытаній: египетскаго рабства, хожденія по пустыни, чудеснаго питанія манной и съ чудесной Божіей помощью завоевываетъ землю Обѣтованную. Нужно было, чтобы опытно убѣ­дился этотъ народъ, что вся сила его въ Богѣ его, чтобы понялъ онъ, что онъ Богу обязанъ неоплатнымъ долгомъ благодарности.

Народъ этотъ долженъ не смѣшиваться съ прочими народами, впав­шими въ идолопоклоненіе. Поэтому въ первыхъ же поколѣніяхъ послѣ Авра­ама закаляется этотъ народъ несмѣшиваемостью съ прочими народами женитьбой каждаго носителя полноты обѣтованія, т. е. Исаака и Іакова на женщинахъ не изъ окружающихъ народовъ. А Исавъ, не выполня­ющій этого провиденціальнаго условія, устраняется, выдѣляется изъ от­бора.

Это свойство несмѣшиваемости съ прочими народами, отдѣленность отъ нихъ крѣпчайше въѣлась въ душевную и тѣлесную ткань еврейскаго наро­да и является характернѣйшимъ свойствомъ его и до нынѣшняго дня.

Но несмотря на эту свою несмѣшиваемость съ другими народами, ев­рейскій народъ долженъ быть не только отборомъ человѣчества, но и пред­ставителемъ его, долженъ въ величайшей степени сохранять единство со всѣмъ человѣчествомъ, хранить въ себѣ человѣческую разносторонность, чтобы всѣ вѣтви человѣчества могли узнавать въ этомъ народѣ свои основ­ныя свойства, существенныя для дѣла спасенія.

И это тоже мы видимъ въ еврейскомъ народѣ. И русскій и негръ, и французъ и японецъ понимаютъ всѣ тѣ душевные процессы въ средѣ Избраннаго народа, которые зафиксировала намъ Библія. И не даромъ свв. отцы Церкви видятъ въ исторіи еврейскаго народа типологическую исторію каждой человѣческой души: въ плѣненіи египетскомъ и въ работѣ фарао­новой — состояніе души подъ властью грѣха, въ исходѣ изъ Египта — освобожденіе отъ грѣха, въ сорокалѣтнемъ странствованіи по пустыни — процессъ очищенія отъ грѣха, въ ропотѣ евреевъ при этомъ — частый ропотъ человѣческій при испытаніяхъ, сопровождающихъ этотъ процессъ очищенія и т. п. (“ Свиная мяса и котлы и египетскую пищу паче небес­ныя предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумные люди въ пусты­нѣ” — 6-ая пѣснь Великаго Канона).

Съ другой стороны именно благодаря этому свойству своей природы евреи всегда, и въ первохристіанской проповѣди Евангелія и въ современ­ной антихристіанской пропагандѣ являются лучшими распространителя­ми любого движенія средй любого народа.

Вмѣстѣ съ тѣмъ, богато даруя Своему Избранному народу всевоз­можные природные дары, нужные для совершенія Его плана, Господь берегъ его отъ лишнихъ ненужныхъ дарованій. Напримѣръ, политической силы не было дано этому народу. Онъ не былъ позванъ строить гигант­скія имперіи, подобно персамъ, македонянамъ, римлянамъ.

Внѣшній шумъ, сравнительно мало значительное бряцаніе большихъ историческихъ процессовъ было бы лишнимъ, могло бы отвлечь душевныя и тѣлесныя силы святого народа на низшее внѣшнее дѣло, Богу о немъ предзрѣвшу нѣчто лучшее: активное участіе въ построеніи Царства Божія, Царства всѣхъ вѣковъ, ему же не будетъ конца, предъ каковымъ жребіемъ ничтожной мишурной пошлостью и презрѣннымъ мѣщанствомъ кажется гордая слава, и Александра, и Цезаря и римлянъ.

Нѣсколько струй особенно важны въ исторіи Израиля: важна во-пер­выхъ внѣшняя подготовка къ принятію Сына Божія, хотя это дѣло срав­нительно пассивное, внѣшнее, которое, собственно говоря, почти также могъ бы выполнить и каждый другой богато одаренный народъ. Мы говоримъ о созданіи скиніи, а потомъ храма, богослуженія, всего внѣшняго ритуала жизни.

Но съ этой струей органически тѣсно связана вторая важная струя жизни Избраннаго народа: нравственная подготовка его къ тому, чтобы въ его среду пришелъ Сынъ Божій. Почва для встрѣчи должна быть под­готовленной. Къ пріему полноты Божественной правды надо было подгото­виться принятіемъ и проникновеніемъ педагогическимъ, подготовительнымъ Божіимъ Закономъ, обрѣзаннымъ сердцемъ, омытыми ушами.
На примѣрѣ высочайшей заповѣди о любви и къ врагамъ это особенно ясно.

Согрѣшившему, самоутвердившемуся человѣческому сердцу, въ ре­зультатѣ долгаго грѣховнаго процесса отъ паденія Адамова черезъ Каино­во убійство и черезъ многое множество иныхъ убійствъ, стала естествен­ной не любовь, а месть врагу, месть не знающая предѣловъ, не вѣдущая насыщенія. Если мнѣ выбили зубъ, я размозжу все лицо сдѣлавшему это человѣку. Если мнѣ кто выбилъ глазъ, я на медленномъ огнѣ спалю этого человѣка, на мелкія части изрѣжу его и буду упиваться его муками. На недавнемъ примѣрѣ изъ послѣдней войны, когда люди отвергшіе Христа, за убійство своего сотоварища мстили убійствомъ десятковъ, сотенъ, а иногда и тысячъ тѣхъ, кого они подозрѣвали въ участіи въ такомъ убій­ствѣ, мы могли убѣдиться какъ ненасытима человѣческая мстительность.

Сказать безъ подготовки привыкшему къ необузданному мщенію че­ловѣку: люби враговъ твоихъ, благотвори ненавидящимъ тебя, было бы безнадежной нереальностью, словами пущенными на вѣтеръ. А Господь не пускаетъ словъ на вѣтеръ. Создавшій реальность, всегда творящій, только реальности, Самъ Сущій, т. е. подлинно реально существующій Господь нашъ во всемъ реалистиченъ. Поэтому раньше чѣмъ сказать: лю­би враговъ твоихъ, надо было подготовить къ этому человѣческое сердце, ограниченіемъ необузданности мщенія. И Моисей записываетъ со словъ Господнихъ око за око, зубъ за зубъ.

Въ такой формѣ предѣлъ своему ненасытному, необузданному мщенію, можетъ принять и неподготовленный человѣкъ, потому что это правило опи­рается на сбереженное отъ временъ до грѣхопаденія чувство справедли­вости, естественно присущее каждому человѣческому сердцу. А если при­метъ человѣкъ ограниченіе своему мщенію, приметъ по настоящему: и ра­зумомъ и волей и выполненіемъ въ жизни такъ, что въ самое естество его войдетъ законъ, что за выбитый у меня зубъ я не могу изуродовать всего человѣка, а могу воздать ему не больше того, что онъ сдѣлалъ мнѣ, за вы­битое око только око, а не безграничное истязаніе, тогда я, навыкнувъ ограничивать свой гнѣвъ, буду готовъ и къ принятію закона Божественной любви, смогу научиться любить враговъ своихъ.

Точно то же и со всѣмъ нравственнымъ закономъ ветхозавѣтнымъ: онъ готовилъ человѣческое сердце къ тому, чтобы оно оказалось способ­нымъ принять законъ Христовъ.

И эта подготовка совершалась въ средѣ Избраннаго народа, игравша­го въ этомъ дѣлѣ роль и лучшаго отбора человѣческаго и представителя его. Удастся это дѣло въ отношеніи еврейскаго народа, — удастся и въ отношеніи всего человѣчества, ибо всѣ свойства человѣческія сосредото­чились въ этомъ народѣ, который Божіе слово называетъ людьми по преимуществу, въ большей степени людьми, чѣмъ всѣхъ прочихъ человѣковъ, недаромъ Одинъ изъ этого народа назовется Сынъ Человѣческій.

Святѣйшей струей въ этомъ народѣ, во всемъ человѣчествѣ и во всемъ созданномъ Богомъ мірѣ была та, совершенно скрытая Богомъ отъ вся­каго чуждаго назойливаго взгляда, струя, въ которой совершалось Божіею благодатью, изъ поколѣнія въ поколѣніе, очищеніе самого естества чело­вѣческаго, чтобы сдѣлать его способнымъ принять Сына Божія.

Высокой святостью святъ былъ Авраамъ, но наряду съ духовными взлетами видимъ мы въ немъ и бездны паденія въ Египтѣ и у Авимелеха. Не могъ Сынъ Божій придти непосредственно къ нему и соединиться съ нимъ преискреннимъ соединеніемъ. Но его святость не осталась безплод­ной: и духомъ и плотью участвуетъ онъ въ выполненіи Божіяго плана, ибо отъ сѣмени его родился Богъ и Человѣкъ. Тоже самое повторимъ объ Исаакѣ, объ Іаковѣ, объ Іудѣ, о Давидѣ, обо всѣхъ праотцахъ Христовыхъ, которые были духовно и тѣлесно предками Христовыми. Можемъ сказать это же почти обо всѣхъ праведникахъ Ветхозавѣтныхъ, потому что они непосредственно участвовали въ устроеніи той Богомъ созидаемой нрав­ственной атмосферы, въ которой только и могъ произойти лучшій цвѣтъ человѣчества, смогшій пріять въ Себя Сына Божія.

Сердце трепещетъ, когда думаешь объ этомъ, когда размышляешь о томъ, какъ въ тиши Палестинской провинціи, Богомъ хранимо отъ шума широкихъ историческихъ дорогъ созрѣвалъ совершеннѣйшій плодъ луч­шихъ струй человѣчества, безъ коего не могъ придти Господь къ людямъ, созрѣвала Пресвятая Дѣва, Ей же имя Маріамъ.

Первую половину Божіяго плана достойно и праведно выполнилъ Из­раиль. Онъ сберегъ истинную вѣру среди языческаго мрака въ теченіе дол­гаго ряда столѣтій, онъ создалъ храмъ Божій, образъ всѣхъ храмовъ всѣхъ временъ, его пророки подготовили почву для пришествія Христова, при­готовили пути Господни, прямыми сдѣлали стези Его. Изъ его нѣдръ выросла Пресвятая Дѣва и святый Іоаннъ, о которомъ уста Божіи скажутъ: изъ рожденныхъ женами не возставалъ болій Іоанна Крестителя.

Ничто не можетъ отнять этой величайшей славы отъ Израиля, этой преестественной высоты его удѣла. Даже все послѣдующее не можетъ уни­чтожить долга благодарности, которымъ обязано все человѣчество Израилю. Еще и потому не можетъ уничтожить этого долга благодарности, что при­нявъ на себя высокую славу, но и страшную тяжесть Божіяго избранни­чества, Израиль понесъ это трудное иго за другіе народы. Мы — русскіе въ малой мѣрѣ знаемъ, какъ трудно это иго. Нашъ пророкъ говоритъ:

Помни: быть орудьемъ Бога
Земнымъ созданьямъ тяжело:                                                    
Своихъ рабовъ Онъ судитъ строго,
А на тебѣ, увы, какъ много
Грѣховъ ужасныхъ налегло
(Хомяковъ).

И всякій другой народъ не смогъ бы нести этого ига такъ, какъ его пронесъ Израиль, согнулся бы подъ тяжестью его, палъ бы гораздо раньше. То, что церковное ученіе говоритъ намъ объ Адамѣ и Евѣ: что, не оправ­дывая ихъ измѣны Богу, мы не смѣемъ ихъ осуждать, потому что на ихъ мѣстѣ поступили бы такъ же, какъ они, можно въ еще большей степени пов­торить и объ Израилѣ: если совершивъ первую половину Божіяго о немъ плана, онъ измѣнилъ этому Божіему о немъ плану во второй его половинѣ, то каждый народъ на его мѣстѣ оказался бы еще худшимъ, еще болѣе недостойнымъ Божіяго избранничества.

Паденіе Израиля — трагедія не только его, но и всего человѣчества, ибо онъ — отборъ и представитель всего человѣческаго рода. А выполне­ніе имъ первой половины Божіяго плана, подготовленіе пришествія Хри­стова — не только его неотъемлемая немеркнущая слава, но и слава всего человѣчества.


Глава ІІ.

И на судѣ у Пилата и вопрошавшимъ Его фарисеямъ Христосъ гово­рилъ, что Царство Его — царство не земное: «Царство Мое не отъ міра сего», «Царство Божіе внутрь васъ есть». Но тѣмъ, кто принялъ Его Царство, какъ приложеніе, какъ орудіе для служенія этому Царству, даетъ Господь и внѣшнюю славу, внѣшнее земное царство, согласно закону ска­занному Имъ: «ищите прежде Царства Божіяго и правды Его, и сія вся приложатся вамъ».

Для того, чтобы безпрепятственно могла совершаться проповѣдь Еван- гелія, Господь далъ Римскому народу возможность создать міровое госу­дарство. Для того, чтобы въ дальнѣйшемъ эта проповѣдь могла распро­страниться по всей вселенной, далъ Господь именно христіанскимъ наро­дамъ еще никогда невиданныя гигантскія и политическія и научныя силы.

Конечно, если бы Избранный еврейскій народъ выполнилъ планъ Бо­жій о немъ: если бы весь, или по крайней мѣрѣ въ основной, руково­дящей, представляющей данный народъ своей части, пошелъ бы онъ за Хри­стомъ, захотѣлъ бы пріобщенія къ внутреннему Божіему Царству, безъ сом­нѣнія получилъ бы онъ какъ приложеніе и земное преславное и пресильное царство. Зная какъ пламенно, какъ самозабвенно принимали дикія, кельт­скія германскія и славянскія племена вѣру Христову, мы хорошо можемъ себѣ представить, какимъ поклоненіемъ, почитаніемъ и служеніемъ окру­жили бы они первенца народовъ во Христѣ — народъ сродниковъ Господ­нихъ по плоти. Почитаніе, съ какимъ относились христіанскіе народы къ Риму и къ Византіи, можетъ дать малое подобіе этого.

Конечно таковъ и былъ планъ Божій о человѣчествѣ: его подготовлен­ная къ принятію Сына Божія часть должна была быть брошена въ про­чій міръ, какъ закваска въ тѣсто. Съ этой изобильной закваской весь человѣческій родъ созрѣлъ бы для Божіяго Царства, и избранный Божій на­родъ шелъ бы впереди всѣхъ прочихъ народовъ, предводительствуя ими всѣми на пути къ соединенію съ Богомъ, какъ авангардъ Церкви Христо­вой.

Его храмъ — храмъ Іерусалимскій, престолъ всея земли, сталъ бы первымъ храмомъ христіанскимъ, гдѣ, вмѣсто ветхозавѣтной тѣни — кро­вавой жертвы, Самъ Христосъ принесъ бы Новозавѣтную Жертву Своего Тѣла и Крови. Здѣсь же, вбирая въ себя полностью всѣ элементы ветхо­завѣтнаго подготовительнаго богослуженія, выработалось бы новозавѣт­ное богослуженіе. Весь іудейскій народъ, знающій какъ никакой иной все многообразіе человѣческихъ душъ, пошелъ бы на миссіонерскій подвигъ проповѣди евангелія прочей, еще неподготовленной части человѣчества; въ этой работѣ приняли бы участіе каждый своимъ даннымъ ему Богомъ талантомъ и прочіе народы, и всѣ пріобщились бы Царствію Божію.
Этотъ Божій планъ былъ нарушенъ измѣной Израиля Богу. Хотя часть его — святѣйшая часть Израиля и человѣчества и пошла за Хри­стомъ — апостолы всѣ были евреи и не могли бы быть изъ другого народа, потому что другіе народы не были подготовлены къ этому, — но основ­ная масса народа, главнымъ образомъ руководящая, представляющая этотъ народъ, часть его: священники — вожди офиціальные, фарисеи-раввины — вожди фактическіе, не пошли за Христомъ, но руками римскихъ сол­датъ распяли Его, вопя: Кровъ Его па пасъ и па чадѣхъ нашихъ.

Только съ первымъ паденіемъ человѣческимъ, съ грѣхопаденіемъ Адама и Евы можно сравнить по значительности и внутреннему смыслу эту страшную катастрофу, исказившую планъ Божій, Божій замыселъ о послѣ­дующей исторіи искупленнаго и спасеннаго Христомъ человѣчества.

Израиль отверженъ. Вѣрнѣе самъ онъ — избранникъ Божій — от­вергъ свое избранничество, не захотѣлъ служить Избравшему его, выпол­нять Его планы.

Для этого были тысячи причинъ: всѣ искушенія, всѣ соблазны отъ самыхъ низкихъ соблазновъ плотоугодія до величавыхъ, горделивыхъ за­мысловъ о созданіи всемірнаго земного Израильскаго царства, о которомъ говорятъ пророки — все это было соединено, мобилизовано сатаной, чтобы отторгнуть Израиля отъ его пути — быть избраннымъ орудіемъ для спа­сенія всего человѣчества.

Остановимся на минуту на самомъ главномъ, самомъ глубокомъ и зна­чительномъ искушеніи, на искушеніи земного царства Израильскаго, кото­рое вѣдь мыслилось лучшими мыслителями іудейскими, согласно образу начертанному пророками, какъ царство, въ которомъ мечи перекуются на орала, и въ которомъ успокоются вся племена земная.

Здѣсь въ значительной мѣрѣ повторилась исторія соблазненія пер­выхъ людей. Господь сотворилъ людей для обоженія. Создавъ ихъ по об­разу и подобію Своему, далъ Онъ имъ задачу все болѣе и болѣе уподоблять­ся Ему, все болѣе и болѣе становиться богами, какъ говоритъ Господь: Я сказалъ: — вы боги есте и сыны Всевышняго всѣ вы, и какъ учитъ Ва­силій Великій: “Я тварь, но получилъ заданіе стать Богомъ”.

Діаволъ же, обманывая людей, говоритъ имъ: вкусите плодъ и буде­те какъ боги, вопреки Творцу.

Тоже самое дѣлаетъ діаволъ и съ Израилемъ. Предназначая его быть орудіемъ установленія Божіяго духовнаго Царства, Господь, (какъ мы указывали) конечно далъ бы Израилю, какъ малое приложеніе, и царство­земное. Но вожди Израиля потянулись за земнымъ царствомъ, отвергая Царство Божіе, и отпали отъ превысочайшаго своего жребія избранни­чества.

Мы говоримъ, что этимъ они нарушили Божій планъ. Но это вѣрно только отчасти.

Отдѣльный человѣкъ и цѣлый народъ можетъ нарушить и исказить Божій планъ о себѣ самомъ. Внутренняя судьба человѣка и народа вру­чена Богомъ его свободной волѣ. Но всецѣло Божіяго плана никто нару­шить не можетъ. Мудрость и сила Божія непрестанно исправляютъ нару­шенія въ Божіемъ планѣ, нанесенныя этому плану силой діавольской и заблудившейся человѣческой волей. И всѣ ангельскія силы и всѣ правед­ники Божіи непрестанно удивляются этой силѣ и этой мудрости Божіей, непрестанно умѣющей все исправлять въ созданномъ Имъ мірѣ и воздаютъ за это непрестанную славу Господу, какъ свидѣтельствуетъ Тайнозритель Іоаннъ.

Дѣло спасенія людей должно совершиться. И Израиль долженъ пред­водительствовать этимъ дѣломъ. Но Израиль отвергся. Какъ же быть?
Христосъ предупреждалъ вождей Израиля, что своимъ непокорствомъ они не остановятъ судебъ Божіихъ. Богъ можетъ изъ камней сихъ воз­двигнуть дѣтей Авраамовыхъ.

И изъ камней: изъ языковъ, изъ народовъ, столь же неподготовленныхъ къ принятію Христа, какъ камни, — воздвигаетъ Господь новаго Израиля -— христіанскіе народы, которые становятся по духу чадами Авраамовы­ми, ибо принимаютъ на себя все его наслѣдіе — дѣло Израилево — Бо­жіе избранничество, предводительствованіе въ дѣлѣ спасенія человѣчества.

Этимъ народамъ далъ Господь богато и щедро огромныя духовныя и умственныя силы, необходимыя для величайшаго дѣла, тѣ самыя силы, которыя далъ бы Господь Израилю, если бы онъ сталъ на свое мѣсто. И эти христіанскіе народы, занявъ мѣсто Израиля, повели міръ ко Христу и къ спасенію.

Однако, если Израиль всей предыдущей своей исторіей былъ подго­товленъ къ тому, чтобы быть вождемъ народовъ въ дѣлѣ ихъ спасенія, и языческая грубость была выкорчевана въ немъ, или во всякомъ случаѣ должна была бы быть выкорчеванной, то эти новые народы — дикая масли­на — пришли къ Церкви неподготовленные исторіей, они прививались къ ней отъ дикаго неподготовленнаго корня, и дѣло ихъ приготовленія дол­жно было бы быть длительнымъ и сложнымъ процессомъ. И мы видимъ какъ дѣйствительно съ великимъ трудомъ и многочисленными подвигами совершается христіанизація этихъ народовъ, какъ долго остаются въ нихъ очень значительные слѣды языческой грубости, тупости, ограниченности.

Израиль вступаетъ въ борьбу съ этими народами. Повторяя исторію древняго ниспадшаго духа, ненавидящаго человѣческій родъ прежде все­го за то, что эти презрѣнныя, слабые, ничтожные люди, облеченные въ гніющую плоть и кровь, призваны любовью Божіей стать на его мѣсто — на мѣсто гордаго и могучаго духа, — Ветхій Израиль тоже безмѣрно ненавидитъ грубые языческіе народы, призванные Божіимъ призывомъ стать на его мѣсто во главѣ племенъ земныхъ.

Израиль начнетъ борьбу. Борьба эта очень неравна. Міръ прина­длежитъ христіанскимъ и языческимъ народамъ. Израиль, измѣнившій Бо­гу, лишился всего, даннаго ему Богомъ для выполненія Его задачи, кро­мѣ неотнимаемыхъ никогда внутреннихъ Божіихъ даровъ — природной духовной силы.

Поэтому силой Израиля, средствами для его борьбы могутъ быть толь­ко притаенныя внутреннія средства. Въ этой борьбѣ очень служитъ ему то глубочайшее знаніе человѣческой природы, которое было ему дано для проповѣди евангельской, но которое онъ примѣняетъ противъ евангелія.

Измѣнившій Христу вслѣдствіе соблазновъ гордости, жадности и пло- тоугодія, Израиль стремится этими же соблазнами соблазнить и замѣнив­шіе его народы. Своей ненавистью къ христіанскимъ народамъ уподобля­ется онъ падшему духу, такъ какъ его трагедія сходна съ трагедіей демона: трагедія послѣдняго въ томъ, что онъ — падшій ангелъ; трагедія Изра­иля въ томъ, что онъ — измѣнившій Богу Богомъ избранный народъ.

Отношеніе Христіанской Церкви къ павшему Израилю очень двой­ственно. Съ одной стороны Церковь ясно и четко свидѣтельствуетъ, что іудейство не имѣетъ въ Новомъ Завѣтѣ никакихъ правъ на имя Израиля, что Новымъ Израилемъ становится Она — Избранница Невѣста Христова, что именно Ей, а не іудейству принадлежитъ вся полнота обѣтованій и да­ровъ Божіихъ, обѣщанныхъ сынамъ Авраамовымъ, ибо Авраамъ, Исаакъ и Іаковъ и всѣ праведники ветхозавѣтные принадлежатъ Церкви и вошли въ Нее, какъ Ея составная часть. При этомъ подчеркнуто отдѣляетъ Церковь іудейство отъ Своей жизни, отъ всякаго общенія съ Собой, пока это іудей­ство не покается и не припадетъ къ Церкви.

Но съ другой стороны, съ глубочайшей жалостью, съ тончайшимъ по­ниманіемъ относятся лучшіе представители Церкви къ трагической судьбѣ Ветхозавѣтнаго Израиля. Вспомнимъ строки апостола Павла, насыщен­ныя безпредѣльной любовью къ своему заблудившемуся дорогому народу. Такія же строки мы найдемъ и у Василія Великаго, эллина по происхожде­нію, но пламенно любившаго ветхозавѣтнаго Израиля, не могшаго никогда безъ слезъ вспомнить Авраама и своей любовью исцѣлившаго много еврей­скихъ душъ, приведши ихъ ко Христу. Подобныя строки найдемъ мы и у Іоанна Златоуста и у другихъ святыхъ отцовъ.

Однако, какъ мы уже говорили, въ нѣдрахъ христіанскихъ, вѣрнѣе христіанизируемыхъ народовъ оставалось много еще грубо-языческаго, не способнаго къ этой возрождающей христіанской любви.

И потому полной чашей пилъ ветхій Израиль въ средѣ христіанскихъ народовъ горчайшее вино униженія.

Въ полной мѣрѣ исполнилось надъ нимъ грозное слово Господне: “Если не будешь исполнять всѣ слова Закона и не будешь бояться имени Господа Бога твоего, то поразитъ Господь тебя и потомство твое необычай­ными язвами. И останется васъ немного, тогда какъ множествомъ вы были подобны звѣздамъ небеснымъ. И какъ радовался Господь, дѣлая вамъ добро и умножая васъ, такъ будетъ радоваться Господь, погубляя васъ и истребляя васъ, и извержены будете изъ земли, въ которую ты идешь, что­бы владѣть ею. И разсѣетъ тебя Господь по всѣмъ народамъ отъ края земли до края земли. Но и между этими народами не успокоишься и не будетъ мѣста покоя для ноги твоей и Господь дастъ тебѣ тамъ трепещу­щее сердце, истаеваніе очей и изнываніе души. Жизнь твоя будетъ ви­сѣть на волоскѣ передъ тобою, и будешь трепетать ночью и днемъ, и не будешь увѣренъ въ жизни твоей. Отъ трепета сердца твоего, которымъ ты будешь объятъ, и отъ того, что ты будешь видѣть очами твоими, утромъ ты скажешь: — о, если бы пришелъ вечеръ, а вечеромъ скажешь: — о, если бы наступило утро. — И будете продаваться врагамъ вашимъ въ рабовъ и рабынь, и не будетъ покоющагося” (Втор. 28, 58-68).

Тысячелѣтія они должны были таиться и пресмыкаться, цѣлуя пан­скую руку, льстя и заискивая передъ тупыми и грубыми средневѣковыми европейцами, въ которыхъ оставалось такъ много неперерожденнаго хри­стіанствомъ дикаго примитивнаго язычества. Этотъ средневѣковый “жидъ” съ душой утонченной, Богомъ избранный для высочайшаго удѣла, для предводительствованія всѣмъ человѣчествомъ, конечно, глубочайшимъ обра­зомъ презиралъ издѣвавшагося надъ нимъ грубаго барона или пана.

Мы, русскіе, въ нашемъ теперешнемъ изгнанничествѣ, можемъ въ малой мѣрѣ понять эту многовѣковую еврейскую трагедію. Какой нибудь Рю­риковичъ или Гедеминовичъ, служа шоферомъ или слугой у аргентинца или венецуэльца, конечно, презираетъ своего господина, какъ средневѣковый іудей презиралъ того пана, которому служилъ, если только нашъ современ­ный русскій аристократъ не защитится отъ такого душевреднаго, разру­шающаго душу духовнаго состоянія христіанскимъ смиреніемъ, котораго, увы, и среди насъ такъ катастрофически мало.
И несмотря на свое униженіе, эти средневѣковые “жиды” хорошо помнили о своемъ избранничествѣ, бережно хранили свидѣтельства о своемъ происхожденіи отъ Давида или отъ Аарона.
Православный Путь, 1950 г.
Продолжение следует:
https://pisma08.livejournal.com/494185.html

...
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author