pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ХРИСТІАНСТВО И ІУДЕЙСТВО – Еп. Нафанаилъ – Гл. ІІІ

См. Гл. І и ІІ:
https://pisma08.livejournal.com/493858.html

Глава III.
Въ наше время мы видимъ, какъ іудейство завоевываетъ одну за дру­гой все новыя и новыя позиціи въ мірѣ, захватываетъ почти всѣ возжи, всѣ приводные ремни въ современномъ человѣчествѣ.

Созданіе еврейскаго государства, значеніе, которое оно сразу пріоб­рѣло въ мірѣ, выразившееся особенно наглядно въ моментальномъ при­знаніи его двумя сильнѣйшими государствами современности САСШ и СССР, усердіе и того и другого государства-колосса въ стремленіи прі­обрѣсти симпатіи Израиля — все это ярко доказываетъ исключительность положенія Израиля, его всемірную значительность.

Очень интересно съ этой точки зрѣнія не такъ давно появившееся въ Парижской англійской газетѣ “Дейли Мейль” интервью ея корреспондент­ки Дженни Никольсонъ съ главнымъ раввиномъ Израиля г. Герцогомъ и дальнѣйшій ея рапортажъ по этому поводу.

Дженни Никольсонъ пишетъ: “Главный раввинъ г. Герцогъ живетъ въ щеголеватомъ современномъ домѣ Іерусалима. Черезъ открытыя двери вы видите его секретарей съ черными бородами, работающихъ за конторками съ черными шляпами на головахъ.
         Меня провели наверхъ, въ его библіотеку, наполненную гигантскими еврейскими книгами. Раздался шорохъ мелкихъ шаговъ и г. Герцогъ вошелъ въ библіотеку — знаменитый ученый раввинъ въ черныхъ одеждахъ съ длинной сѣдой бородой, раздѣленной посрединѣ.
           Его религія не позволила ему пожать мнѣ руку. “Единственная женщина, которой я подалъ руку, была королева Нидерландовъ”, сказалъ онъ.
          Еврейская дѣвушка въ красномъ светерѣ принесла турецкое кофе и, сухарики, раввинъ зажегъ сигарету и предложилъ мнѣ другую, начавъ го­ворить о древнемъ пророчествѣ. “Новое государство — Израиль, возвра­щеніе евреевъ въ Палестину — все это предварительный шагъ къ приходу Мессіи” сказалъ онъ. “Пришествіе Мессіи будетъ событіемъ не узко еврей­скаго масштаба, но будетъ значительнымъ для всего міра”.
           “Но вѣдь пророчество говоритъ, что Мессія будетъ изъ Дома Дави­дова, а какъ много народа можетъ претендовать на происхожденіе изъ до­ма Давидова”? спросила Дженни Никольсонъ. Герцогъ улыбнулся и сбро­силъ пепелъ сигареты съ полы своей одежды: “И я недавно былъ пригла­шенъ на крестины (очевидно обрѣзаніе) одного ребенка, отецъ котораго является претендентомъ на престолъ Давида, отца своего”.
           Согласно извѣстію напечатаному въ издающейся на англійскомъ язы­кѣ Израильской газетѣ “Палестин-Пост”, тысячи гражданъ Израиля мо­гутъ доказать свое происхожденіе изъ Дома Давидова. Самымъ замѣтнымъ претендентомъ является молодой зубной врачъ изъ Полыни Самуэль Соль­никъ.
          Сольникъ царственно поднялъ свою некоронованную голову, когда я пришла къ нему. Онъ расправилъ свои усы и сказалъ: “традиція въ крови еврейскаго народа. Мы связываемъ звенья съ тѣмъ моментомъ прошлаго, когда мы остановились. Почему же не возстановить у насъ монархію”? Впрочемъ онъ добавилъ, что время еще не приспѣло: “прежде всего у насъ еще нѣтъ Іерусалима. А Царь Израилевъ долженъ царствовать въ своей столицѣ”.
          Д-ръ Сольникъ служитъ зубнымъ врачемъ въ лагерѣ египетскихъ военноплѣнныхъ, но субботы проводитъ дома въ Нафанайи, на сѣверъ отъ Тель-Авива. Нѣтъ никакой разницы между этимъ и другими подобными семействами средняго каласса, кромѣ того, что въ школѣ старшаго сына г-на Сольника зовутъ “Мелекъ”, что значитъ — царь. Кромѣ того ни у одного другого зубного врача въ мірѣ нѣтъ такой спеціальной литературы, какъ у г-на Сольника, и онъ охотно показываетъ свою переписку съ авто­ритетными лицами, доказывающую его офиціальное право на претензію происходить изъ Дома Давидова.
           Всѣ еврейскіе ученые согласны, что каждый, кто докажетъ свое про­исхожденіе отъ Абраванеля, является потомкомъ Дома Давидова. Нашъ Сольникъ методически доказываетъ восхожденіе своей линіи къ Самуилу Абраванелю, который въ 1391 году “пришелъ въ Севилью и служилъ сбор­щикомъ податей”.
          “Но въ такомъ случаѣ, это вы должны носить званіе “Мелека”.
          “Нѣтъ, отвѣчаетъ Сольникъ съ царственной позой: я отрекаюсь отъ всѣхъ своихъ правъ въ пользу моего сына. Всѣ свои претензіи я заявляю отъ имени сына”. Его сынъ носитъ имя Еммануила, согласно пророчеству Исаіи: и нарекутъ имя Ему Еммануилъ”.
Еммануилъ, хорошенькій блѣдный ребенокъ пяти съ половиной лѣтъ, играетъ со своимъ младшимъ братомъ, старающимся стянуть золотую корону Давида, которую его братъ носитъ на золотой цѣпочкѣ на шеѣ.
           Сольникъ говоритъ: “шансы на пришествіе Царства Израильскаго очень велики, и это можетъ наступить скоро. Быть можетъ, мы будемъ имѣть большую монархическую партію” (The Continental Daily Mail N° 16971 — 1949).

Конечно, все это еще не серьезно. Въ кандидатурѣ г. Сольника на престолъ Царя Израилева, Еммануила, значителенъ комическій элементъ. Это только пробный шаръ. Но проблема уже поставлена и включена въ порядокъ дня, стоитъ на очереди въ нашей современной жизни.

А какія тутъ страшныя, какія священныя тутъ для насъ слова: “Царь Израилевъ, Сынъ Давидовъ, Онъ — изъ Дома Давидова, Который сядетъ на престолъ Давида отца Своего, и Ему — покорность всѣхъ народовъ всѣхъ вѣковъ, Еммануилъ”. Съ самыхъ дѣтскихъ лѣтъ, когда первыя осмысленныя впечатлѣнія стали проникать въ наше сознаніе, намъ стали близкими, знакомыми, безконечно дорогими эти наименованія, и мы хо­рошо знаемъ къ Кому они относятся, надъ Чьимъ крестомъ было написано: “Царь Іудейскій”, къ Кому обращались люди жаждущіе душевнаго и тѣ­леснаго исцѣленія съ завѣтнымъ призывомъ: “Сыне Давидовъ, помилуй насъ”. Мы знаемъ, Кто такой Еммануилъ.

Ужели же мы ошибались? Ужели всѣ эти наименованія относятся не къ Нему, а къ кому-то другому, кто еще придетъ, придетъ вотъ-вотъ скоро, какъ о томъ говоритъ и достопочтенный г. Герцогъ и г. Сольникъ и всѣ ведущіе круги Израиля?

Впрочемъ ничего неожиданнаго для насъ во всемъ этомъ нѣтъ. Все это мы знали давно. Мы знали, что всю славу, всѣ дѣла, все совершенное Имъ будетъ оспаривать у нашего Господа тотъ — другой, о комъ повѣ­ствуетъ святое Евангеліе: рече Господь ко пришедшимъ къ Нему іудеемъ: Я пришелъ во имя Отца Моего, и пе принимаете Меня. Придетъ дру­гой во имя свое, того примете (Ін. V, 43).

Признаки этого другого, который придетъ “вмѣсто Христа (“вмѣсто” по гречески — анти) описываются во многихъ мѣстахъ св. Писанія, болѣе всего у ап. Павла въ II посланіи къ Ѳессалоникійцамъ и въ Апокалипсисѣ св. ап. Іоанна Богослова. Эти описанія общеизвѣстны. Менѣе извѣстно церковное описаніе признаковъ Антихриста въ Синаксаріи недѣли Мя­сопустной, который долженъ читаться по уставу во всѣхъ церквахъ въ воскресеніе передъ Масляницей, но на самомъ дѣлѣ читается лишь въ немногихъ монастыряхъ.

Тамъ написано: “Пріидетъ Антихристъ и родится, яко глаголетъ свя­тый Ипполитъ Римскій, отъ жены скверныя и дѣвицы мнимыя отъ еврей же сущи отъ племене Данона, и ходити убо имать, по Христу проходя жительство (т. е. во всемъ по внѣшности подражая Христу), и чудеса совершитъ, елико убо и Христосъ дѣйствова, и мертвыя воскреситъ. Обаче по мечтанію вся содѣетъ, (т. е. только идейно-надуманно, не реально). И тогда открыется сынъ пагубы во всякой силѣ и знаменіи и чудесѣхъ лож­ныхъ. Обаче не самъ діаволъ во плоть претворится, но человѣкъ, отъ блуда родився, все сатанино дѣйство пріиметъ и внезапу возстанетъ. Таже благъ и кротокъ всѣмъ явится. И гладъ тогда велій будетъ. И угодитъ людемъ. И писаніе пройдетъ. И понудится отъ человѣкъ и царь проповѣстся. И воз­любитъ множае еврейскій родъ, и во Іерусалимъ достигнетъ и храмъ ихъ воздвигнетъ... По сихъ же внезапу яко молнія съ небесе Господне пришествіе будетъ”.

Почти двѣ тысячи лѣтъ всѣ поколѣнія христіанскія читали эти стро­ки, и хотя непреложно вѣрили имъ, но онѣ казались чѣмъ то далекимъ, далекимъ, кроющимся въ отдаленнѣйшей мглѣ вѣковъ. А теперь все это вплотную подошло къ намъ, нагрянуло на насъ, стало на очередь въ поря­докъ дня.

Отвергнутый, отвергнувшій Божіи пути Израиль захотѣлъ самъ, безъ Бога, помимо Бога, противъ Бога, своею собственной рукой добиться того, о чемъ мечтали его отцы, того, что было обѣщано Богомъ Израилю, что далъ бы ему Господь, если бы онъ пошелъ по намѣченному Богомъ пути, но чего онъ захотѣлъ добиться на противоположныхъ путяхъ — всемір­наго Царства Израилева, владычества надъ всѣми народами земли, по про­рочеству: “Тогда сыновья иноземцевъ будутъ строить стѣны твои, и ца­ри ихъ будутъ служить тебѣ…. И народъ и царство, которое не захотятъ служить тебѣ погибнутъ, и народы такіе совершенно истребятся. И при­дутъ къ тебѣ съ покорностью сыновья угнетавшихъ тебя, и падутъ къ сто­памъ ногъ твоихъ всѣ презиравшіе тебя, и назовутъ тебя городомъ Гос­пода, Сіономъ Святаго Израилева” (Ис. 60, 10-14). Все это было обѣ­щано чадамъ Израилевымъ, если бы сохранили они Божіи пути, и всего этого вотъ уже почти добились они сами, отвергнувъ Божіи пути. На на­шихъ глазахъ сильные — сильнѣйшіе міра сего, забывая, оставляя для этого свою вражду и соперничество, спѣшатъ на поклоненіе новорожден­ному Израилю.

Какъ добился этого Израиль? какимъ образомъ? почему?

Только ли силой и вліяніемъ-скопленнаго имъ мірового капитала? Или дѣйствіемъ темныхъ силъ? Или культурнымъ и природнымъ превосход­ствомъ надъ прочими народами? Или по какимъ либо еще инымъ, болѣе глубокимъ причинамъ?

Конечно, и еврейскій капиталъ, и тайныя силы, и природныя дарова­нія играютъ роль въ этомъ чрезвычайно важномъ, важнѣйшемъ явленіи нашего времени.

Но главная причина не въ этомъ, а въ томъ, что христіанскіе народы сами стали на путь ветхаго Израиля, внутренне уподобились ему.

Въ чемъ смыслъ Іудейской трагедіи?

Въ томъ, что они могли стать Божіимъ орудіемъ для спасенія міраг имѣли всѣ данныя для этого и не захотѣли.

Въ чемъ смыслъ современнаго христоотетупничества теперешнихъ культурныхъ народовъ?

Въ томъ же самомъ. Они пошли тѣмъ же путемъ. Призванные на мѣсто ветхаго Израиля, ставши Новымъ Израилемъ, корифеемъ человѣче­ства, ведущимъ его къ христіанизаціи, ко спасенію, они отвергли это свое призваніе, свое избранничество и тѣмъ внутренне, онтологически объіуде- ились.

Это сложный и многообразный процессъ. Собственно говоря, онъ на­чался почти тотчасъ же послѣ устроенія Церкви, проявляясь надъ ка­ждымъ отступникомъ христіанства, напримѣръ, особенно ярко надъ Іуліаномъ Отсупникомъ, въ которомъ очень легко мы можемъ узнать харак­тернѣйшія черты современнаго государственнаго человѣка съ лютой не­навистью и презрѣніемъ къ христіанству, рядящагося въ тогу терпимости и безпристрастія.

Но особенно усилился этотъ процессъ на Западѣ съ эпохи Возрожде­нія, (а у насъ съ Петра Великаго), когда въ жаждѣ тѣлесныхъ развлече­ній и нестѣсненности во всемъ, европейское человѣчество въ канунъ своего новаго великаго дѣла, выкованнаго ему предъидущими поколѣніями, въ канунъ открытія заокеанскихъ странъ, потянулось къ оставленному язы­честву, отрекаясь отъ Христа.

Еще болѣе усилился этотъ процессъ съ Французской Революціи и, на­конецъ, вылился въ открытый бунтъ противъ Бога и Христа Его въ нашей революціи.

Но къ язычеству возврата нѣтъ. Язычество пройденный этапъ. Языч­никъ не знаетъ Христа, не встрѣчался съ Нимъ. А встрѣтившись со Хри­стомъ надо непремѣнно или принять Его или отвергнуть.

И отвергающіе Христа народы становятся внутренне сродны іудей­ству, также совершившему этотъ выборъ и отвергшему Христа два тыся­челѣтія тому назадъ.

И Господь, Который “не пощадилъ природныхъ вѣтвей”, конечно, не творитъ лицепріятія и для новыхъ народовъ, призванныхъ замѣнить Изра­иля.
Мы видимъ, какъ на нашихъ глазахъ отнимается отъ христіанскихъ европейскихъ народовъ ихъ первенство, ихъ положеніе вождей человѣче­скаго рода, когда это положеніе, вслѣдствіе измѣны христіанству европей­цевъ, потеряло свой внутренній смыслъ.

Въ дѣлѣ христіанизаціи, въ дѣлѣ пріобщенія народовъ ко Христу, европейскіе народы были призваны замѣнить Израиля, потому что Изра­иль не захотѣлъ вести народы по Божіему пути.

Но измѣняя этому своему назначенію, становясь внутренне сродными отвергшему Христа Израилю, европейскіе народы естественно теряютъ и всѣ свои права на какое бы то ни было предводительствованіе въ человѣческомъ родѣ. Измѣняя Христу, переходятъ они, совершенно естествен­но, подъ водительство того народа, которому исконно было дано неизмѣ­римо больше данныхъ для предводительствованія народами. [*])

И этотъ народъ, по Божіему плану призванный быть вождемъ спаса­емыхъ народовъ на ихъ пути ко спасенію, становится вождемъ гибнущихъ народовъ на ихъ пути къ погибели, на который они стали по собственной волѣ, отвергши Христа.

Это естественно, это природно и неизбѣжно. Смѣшны и жалки были потуги нѣмцевъ стать на мѣсто евреевъ во главѣ міра, измѣнившаго Хри­сту.
Быть можетъ полнѣе всего понимаемъ трагическую судьбу Израиля мы, русскіе, замѣнившіе Израиля въ дѣлѣ выполненія плана Божія на са­момъ отвѣтственномъ участкѣ — въ дѣлѣ храненія неповрежденной чисто­ты полноты Божіей истины — Православія.

Другимъ народамъ въ этомъ общемъ Божіемъ планѣ о каждомъ наро­дѣ даны были разныя отдѣльныя дарованія, иногда такія, которыми ни­когда не обладалъ Израиль. Такъ римкій народъ былъ народомъ государ­ственнаго строительства и юридической мысли, греческій народъ — народъ философовъ. Кельтскіе и германскіе народы — это народы съ исклю­чительными техническими дарованіями. Все это таланты могущіе быть примѣненными въ дѣлѣ служенія Царству Божіему, но лишь на периферіи, а не въ существѣ его. Всѣмъ этимъ прочіе пароды одареннѣе насъ.
Но какъ и древній Израиль, въ меньшей степени чѣмъ онъ, но въ большей чѣмъ всѣ прочіе народы, мы, русскіе, одарены самымъ главнымъ, самымъ духовнымъ даромъ всецѣлаго проникновенія Богомъ — даромъ повышенной религіозности. Мы, какъ и Израиль, по преимуществу религіозный народъ. Всѣ наши реакціи религіозны. Нашъ патріотизмъ религіозенъ, мы влюбляемся религіозно, мы религіозно мыслимъ и чувству­емъ.

Поэтому наша измѣна Богу, какъ и измѣна Богу Израиля, сопрово­ждается такой страшной трагедіей, безграничной мукой, безысходностью.
У другихъ народовъ, когда они измѣняютъ своему религіозному пред­назначенію, остается что то нейтральное, а у насъ, какъ у Израиля, если мы измѣнили Богу, не остается ничего, кромѣ другого религіознаго слу­женія — страшнаго — сатанинскаго.

Поэтому мы, какъ Израиль — страшный народъ. Способные всецѣло проникаться Богомъ, мы по этой самой причинѣ, какъ и Израиль, можемъ всецѣло проникнуться и Божіимъ врагомъ — сатанинской силой.

Поэтому-то въ настоящее время именно изъ Россіи, нѣкогда Святой Руси, въ наиболѣе полной степени виденъ оскалъ сатаны.

Поэтому вмѣстѣ съ Израилемъ раздѣляемъ мы и судьбу его: сосре­доточенную ненависть и презрѣніе къ намъ прочихъ народовъ. Мы, какъ и Израиль, могли бы спасти и себя и прочіе народы, и измѣнили этому долгу. Они инстинктивно сознаютъ это и платятъ намъ ненавистью и презрѣ­ніемъ. Воистину и на насъ и на Израилѣ отяготѣ рука Господня.

Интересно, что эта ненависть и презрѣніе къ евреямъ (т. н. антисе­митизмъ, хотя, конечно, тутъ дѣло не въ семитствѣ евреевъ. Ни у кого нѣтъ этихъ чувствъ къ семитамъ — арабамъ и ассорамъ) не уменьшается, а даже возрастаетъ у народовъ теряющихъ христіанство и фактически становящихся подъ руководство Израиля.

При полной же христіанизаціи жизни антисемитизмъ исчезаетъ. Бъ нашихъ монастыряхъ, напримѣръ, никогда не было антисемитизма и вообще въ средѣ духовенства онъ никогда не былъ силенъ. Во-первыхъ, при христіанизаціи исчезаетъ основная подсознательная причина ненависти къ евреямъ: вѣдь гибнущій міръ видитъ въ нихъ, какъ въ своихъ предводи­теляхъ на пути къ гибели, виновниковъ страданій и гибели, сваливая на нихъ и свою долю въ общей винѣ, совершенно также, какъ это дѣлали при грѣхопаденіи первые люди, а спасающійся міръ не имѣетъ причины кого либо ненавидѣть. Во-первыхъ, Церковь, трезво и разсудительно смотря­щая на эту большую проблему и понимающая ее, никогда ни при какихъ обстоятельствахъ не одобряла, и даже на смерть гонимая іудеями, не одоб­ритъ антисемитизма.

Антисемитизмъ грѣховенъ не только какъ и всякая иная форма человѣконенавистничества, но какъ человѣконенавистничество par excellence въ наибольшей степени. Въ настоящемъ очеркѣ мы стараемся пока­зать почему: въ еврейство включена вся гамма человѣческихъ свойствъ, и потому смѣющимся на “жидами”, ненавидящими ихъ, можно по гоголевски сказать: “надъ кѣмъ смѣетесь — надъ собой смѣетесь, кого нена­видите — себя ненавидите”.

Но совершенно полностью и безоговорочно осуждая антисемитизмъ, Церковь вмѣстѣ съ тѣмъ боролась и будетъ до конца бороться съ іудаиз­момъ, съ іудаизаціей жизни, которая, какъ мы стремимся доказать, онто­логически связана съ измѣной Христу, съ отверженіемъ плановъ Божіихъ о спасеніи человѣчества.

Эту борьбу иные заблуждаясь, иные клевеща, иногда пытаются пред­ставить какъ родъ антисемитизма. Но Церковь подчеркиваетъ, что тутъ борьба не противъ плоти и крови, а противъ исконнаго врага Божія и человѣческаго, противъ того, кто каждаго человѣка, какъ и каждый народъ, пытается использовать противъ Бога.

Основной принципъ христіанской борьбы противъ іудаизма начер­танъ на зарѣ христіанской исторіи еще св. Игнатіемъ Богоносцемъ. (Св. Игнатій — самъ повидимому іудей по крови, потому что согласно церков­ному преданію онъ — тотъ ребенокъ, котораго Христосъ поставилъ среди апостоловъ и сказалъ: кто приметъ такое дитя во имя Мое, тотъ Ме­ня принимаетъ (Мѳ. 18, 5, Мр. 9, 36 и Лк. 9, 48).

Онъ пишетъ: “Не допускайте іудейства. Если кто будетъ проповѣды- вать вамъ іудейство, не слушайте его”. И далѣе, разъясняя, что это воп­росъ не личностей, что тутъ не антисемитизмъ, онъ говоритъ: “Тысячекратъ лучше отъ человѣка имѣющаго обрѣзаніе слышать христіанство, нежели отъ необрѣзаннаго — іудейство. Если же ни тотъ ни другой не говорятъ объ Іисусѣ Христѣ, то они по моему столбы и гробы мертвыхъ, на которыхъ только написаны имена человѣческія. Итакъ убѣгайте коварствъ и ухищреній князя вѣка сего, чтобы будучи подавлены его мыслями, не ослабѣли въ любви” (Посланіе къ Филадельфійцамъ гл. 6).

Тутъ начертанъ и основной пріемъ этой борьбы: не остывать въ люб­ви. Пока не остывало христіанское сердце, къ нему не могло прильнуть ничто чуждое; какъ только остыло, неизбѣжно начинаетъ прилипать посторонее, пачкающее и прежде всего вѣяніе народа, ведущаго остальныхъ къ гибели.

Исцѣленіемъ, спасеніемъ можетъ быть только возрожденіе духовныхъ силъ христіанскихъ народовъ.

Иного пути нѣтъ.

И становясь на этотъ путь, мы спасаемся сами и спасаемъ ихъ — евреевъ.

Вѣдь уподобившись іудейству въ отверженіи Христа, мы, если най­демъ исцѣленіе отъ этого страшнаго духовнаго состоянія, найдемъ его не только для себя, но и для всѣхъ вѣтвей человѣчества, зараженныхъ одной общей болѣзнью — богоотступничествомъ.

Но надо ясно сознавать, что дѣло возвращенія на путь спасенія съ пути гибели — дѣло сложное и трудное, болѣе трудное и сложное, чѣмъ первое обращеніе ко Христу изъ язычниковъ. Подтвержденій этому можно найти много изъ ежедневнаго опыта.

Изъ видѣтельства исторіи мы знаемъ, какъ ярко, какъ неодолимо пламенно, загорались христіанствомъ языческіе народы. Даже теперь подобные примѣры встрѣчаются въ миссіонерской практикѣ, хотя, строго говоря, теперь уже нѣтъ въ полной мѣрѣ непричастныхъ христіанству народовъ. По всей землѣ, по крайней мѣрѣ руководящая, ведущая часть народовъ уже знакома съ христіанствомъ, встрѣтилась со Христомъ, и если не пошла за Нимъ, то значитъ сопричастилась отверженію Его. Вотъ почему теперь и въ средѣ офиціально языческихъ народовъ, случаи бурно­пламеннаго обращенія ко Христу стали рѣже, чѣмъ въ древности.

Этого бурнаго, горячаго порыва ко Христу не было никогда въ еврей­ской средѣ, за исключеніемъ самыхъ первыхъ лѣтъ христіанства, когда проповѣдью апостоловъ обращалась въ Христіанство та часть еврейства, которая не отвергла Христа, но наоборотъ была какъ никакая иная часть человѣчества всей предъидущей исторіей приготовлена къ немедленному принятію Христа. Послѣ этого короткаго ранняго періода, обращеніе въ христіанство изъ іудейства стало и осталось понынѣ дѣломъ труднымъ, сложнымъ, кропотливымъ, связаннымъ съ большимъ подвигомъ, мукой, трудомъ и болью. Таковымъ было уже обращеніе Савла въ ап. Павла. Таковы же обращенія св. Епифанія Кипрскаго, Киріака Іерусалимскаго, Константина Синадскаго и др. Всѣ эти обращенія были дѣломъ сложнымъ и труднымъ, но увѣнчавшись успѣхомъ, давали Церкви великихъ святи­телей и руководителей.

Совершенно тоже самое можно сказать и о современной миссіонерской работѣ въ средѣ народовъ числящихся или числившихся христіанскими.

Миссіонерствованіе въ ихъ средѣ связано съ трудомъ, подвигомъ, кропот­ливостью не меньшими, чѣмъ въ еврейской средѣ, внутренне по той же при­чинѣ.


Серьезнымъ возраженіемъ противъ этой нашей схемы можетъ слу­жить, однако, единственный въ настоящее время примѣръ массоваго бур­наго, пламеннаго порыва ко Христу, который мы встрѣчаемъ въ средѣ на­шего русскаго, народа и на Родинѣ и за время войны, въ нѣмецкомъ плѣ­ну. Между тѣмъ, русскій народъ, являясь какъ мы указывали въ наиболь­шей степени религіознымъ народомъ, долженъ былъ бы, отвергнувъ Хри­ста, быть и въ наибольшей степени неспособнымъ легко къ Нему вернуться.

Но дѣло въ томъ, что въ средѣ русскаго народа виновными въ из­мѣнѣ Христу въ значительной мѣрѣ были лишь верхніе слои общества, которые у насъ не были по настоящему ведущими слоями, такъ какъ на­родъ не въ полной мѣрѣ шелъ за ними: между верхними слоями и народомъ у насъ существовалъ разрывъ, и потому у насъ нашъ народъ не отвѣчаетъ полностью за грѣхъ верхняго своего слоя.

А современная власть просто грубымъ насиліемъ оторвала народъ нашъ отъ Христа и слѣдовательно тутъ далеко не вполнѣ наличествовалъ самый рѣшающій, самый страшный моментъ апостазіи: нежеланіе, отказъ идти христіанскимъ путемъ. Этотъ элементъ наличествовалъ лишь въ про­цессѣ ухода отъ Церкви верхнихъ слоевъ русскаго мыслящаго общества.

И мы дѣйствительно знаемъ, на каждомъ шагу убѣждаемся, что миссіонер­ская работа по рехристіанизаціи русской интеллигенціи столь же трудна, кропотлива и малоэффективна, какъ и миссіонерская работа въ западно-ев­ропейской средѣ. Русскій интеллигентъ по той же причинѣ, съ такимъ же трудомъ поддается христіанизаціи, какъ и еврей и европеецъ.

Русская интеллигенція, западно-европейская и еврейская среда — это внутренне единое явленіе. И вся надежда на спасеніе міра отъ развертыва­ющейся передъ нимъ бездны и отъ переносимыхъ имъ нестерпимыхъ мукъ именно въ христіанизаціи этой среды, въ неблагодарной, мучительно-труд­ной и кропотливой работѣ проповѣданія Христа среди уже разъ отверг­шихъ Его людей, — евреевъ, европейцевъ и русскихъ интеллигентовъ.

Есть ли какія нибудь перспективы у этой работы? Можно ли надѣ­яться на успѣхъ ея? Возможно ли вообще возвращеніе ко Христу послѣ измѣны Ему?

Для Бога нѣтъ ничего невозможнаго. Ежедневный опытъ учитъ насъ, что возвращаться ко Христу послѣ измѣны Ему возможно. Вѣдь если бы это было невозможнымъ, почти никто не могъ бы спастись. Вѣдь каждый грѣхъ является измѣной Христу и отличается отъ современной апостазіи лишь количественно: меньшей продолжительностью и меньшимъ упор­ствомъ. И каждый изъ насъ съ безграничной благодарностью къ Богу мо­жетъ исновѣдывать на собственномъ опытѣ, какъ легко, какъ просто, какъ безслѣдно смываетъ съ насъ наши грѣхи нашъ Милостивый Господь. “Омойтесь, очиститесь, удалите злыя дѣянія ваши отъ очей Моихъ. Перестаньте дѣлать зло, научитесь дѣлать добро. Тогда пріидите и истяжемся, говоритъ Господь. И если будутъ грѣхи ваши, какъ багря­ное, — какъ снѣгъ убѣлю; если будутъ красны какъ пурпуръ — какъ волну убѣлю” (Ис. I, 16-18).

При этомъ важно отмѣтить, что это древній пророкъ говоритъ Изра­илю, а черезъ него всѣмъ людямъ.

Яркое свидѣтельство того, насколько глубоки могутъ быть наши надежды на приходъ ко Христу древняго Израиля, а слѣдовательно и на возрожденіе всего человѣчества, заключается въ словахъ апостола Павла, которыя, послѣ всего сказаннаго здѣсь, особенно благовременно намъ привести, ибо многое изъ того, что мы высказываемъ въ данной статьѣ навѣяно этимъ текстомъ апостола Павла.

“Вамъ говорю язычникамъ; какъ апостолъ язычниковъ, я прослав­ляю служеніе мое. Не возбужу ли ревность въ сродникахъ моихъ по плоти, и не спасу ли нѣкоторыхъ изъ нихъ? Если начатокъ святъ, то и цѣлое, и если корень святъ, то и вѣтви. Если же нѣкоторыя изъ вѣтвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на мѣсто ихъ и сталъ общникомъ корня и сока маслины, то не превозносись предъ вѣтвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень дер­жишь, но корень тебя. Скажешь вѣтви отломились, чтобы мнѣ при­виться. Хорошо. Онѣ отломились невѣріемъ, а ты держишься вѣрою.

Не гордись, но бойся. Ибо если Богъ не пощадилъ природныхъ вѣт­вей, то смотри, пощадитъ ли и тебя. Итакъ видишь благость и стро­гость Божію: строгость къ отпадшимъ и благость къ тебѣ, если пре­будешь въ благости Божіей, иначе и ты отсѣченъ будешь. Но и тѣ, если не пребудутъ въ невѣріи, привьются, потому что Богъ силенъ привить ихъ. Ибо если ты отсѣченъ отъ дикой по природѣ маслины и не по природѣ привился къ хорошей маслинѣ, то тѣмъ болѣе сіи при­родные привьются къ своей маслинѣ. Ибо не хочу оставить васъ братіе въ невѣдѣніи о тайнѣ сей, что ожесточеніе произошло въ Израилѣ отчасти до времени, пока войдетъ полное число язычниковъ. И такъ весь Израиль спасется, какъ написано: “пріидетъ отъ Сіона Избави­тель, и отвратитъ нечестіе отъ Іакова” (Рим. 21, 13-26).

Конечно, подлинный смыслъ приводимыхъ словъ апостола не вполнѣ понятенъ намъ. Слишкомъ мало у насъ именно сейчасъ данныхъ, чтобы повѣрить въ возможность прихода ко Христу и спасенія Израиля. Обуян­ный гордостью по поводу почти достигнутаго имъ собственными усиліями, вопреки Богу, всемірнаго владычества, Израиль какъ будто меньше всего думаетъ сейчасъ о покаяніи и примиреніи со Христомъ. Наоборотъ, онъ вдохновляетъ и руководитъ всестороннимъ штурмомъ христіанскихъ твердынь.

Но кто знаетъ внутренняго человѣка, кромѣ Создавшаго его? Достиг­ши желаннаго Израилева Царства, сможетъ ли Израиль, обладатель души, созданной для богообщенія, удовлетвориться мѣщанствомъ земного госу­дарственнаго строительства? Не рванется ли онъ отъ этого открывающа­гося передъ нимъ и охватывающаго его пошлаго миража къ оставленно­му имъ Святому Израилеву? Вѣдь нельзя всерьезъ дѣлать выборъ между Христомъ и Сольникомъ, между образами Царства начертаннаго пророка­ми и Израильскаго государства г.г. Вейцмана, Герцога и др., хотя бы имъ и повиновались руководители всѣхъ прочихъ странъ земли. Вѣдь діа­волъ въ концѣ концовъ всегда пошлъ, какъ бы ни силился онъ изобразить изъ себя нѣчто великое и прекрасное.

Во всякомъ случаѣ мы знаемъ хорошо одно: откуда бы ни началось возрожденіе міра, пробужденіе нравственныхъ силъ человѣчества — изъ нѣдръ Израиля или изъ глубинъ христіанскихъ народовъ, оно, это возро­жденіе, будетъ общимъ и для тѣхъ и для другихъ. Міръ уже весь внутрен­не слился воедино. Онъ уже живетъ однѣми мыслями, одними страхами, однѣми проблемами. Мы — разсѣянные по всему міру русскіе изгнанники — чувствуемъ это особенно ясно еще и потому, что сливающій весь міръ воедино, общій для всего человѣчества страхъ — связанъ съ нашей стра­ной, съ ея трагедіей. Этотъ страхъ связываетъ человѣчество и горизон­тально, отъ полюса до полюса, и вертикально: всѣ слои населенія, ибо жизнь всѣхъ зависитъ отъ того или иного исхода всѣмъ грозящихъ событій.

Это сліяніе воедино всего человѣчества должно будетъ наступить полностью, чтобы яснѣе обозначилось то окончательное уже на вѣки вѣковъ раздѣленіе, которое явственно намѣчается, и сейчасъ: за Христа, и про­тивъ Христа, спасающихся и погибающихъ. Это послѣднее раздѣленіе не будетъ связано ни съ какой національной или сословной принадлежно­стью: “въ ту ночь будутъ двое на одной постели: одинъ возьмется, а дру­гой оставится; двѣ будутъ молоть вмѣстѣ: одна возьмется, а другая оста­вится. Двое будутъ на полѣ, одинъ возьмется, а другой оставится”' (Мѳ. 24 40).

И среди спасаемыхъ будутъ: “Изъ колѣна Іудова двѣнадцать тысячъ, изъ колѣна Рувимова двѣнадцать тысячъ и т. д. изъ всѣхъ колѣнъ Израилевыхъ по двѣнадцати тысячъ. И великое множество людей, котораго никто не могъ перечесть изъ всѣхъ племенъ и колѣнъ и наро­довъ и языковъ стояло передъ престоломъ и передъ Агнцемъ въ бѣ­лыхъ одеждахъ и съ пальмовыми вѣтвями въ рукахъ своихъ. И во­склицали громкимъ голосомъ, говоря: спасеніе Богу нашему, Сидя­щему на престолѣ и Агнцу” (Ап. 7, 5-10).

ЕПИСКОПЪ НАФАНАИЛЪ.
Православный Путь, 1950 г.



[*] По божьему плану Израиль долженъ былъ бы вести народы ко Христу и всѣ прочіе народы должны были слѣдовать за Израилемъ по этому пути при­близительно такъ, какъ пошелъ нашъ русскій народъ за греческимъ къ Церкви Христовой, какъ европейскіе народы пошли за Римомъ, за ирландскими миссіоне­рами, а за европейскими народами — народы Азіи, Африки, Америки и Австраліи.
Но это предводительствованіе народами въ ихъ пути ко Христу, конечно, не означаетъ господствованія надъ ними. Апостолъ Петръ предупреждаетъ: «па­сите Божіе стадо, надзирая за нимъ не принужденіемъ, но охотой и богоугод­но не для гнусной корысти, но изъ усердія. И не господствуя надъ наслѣдіемъ Божіимъ, но подавая примѣръ стаду» (I Петр. 5, 2-3). Христіанскіе миссіонеры служили тѣмъ народамъ, которые они просвѣщали вѣрой. Колоніальное гос­подство надъ просвѣщаемыми народами — это уродливое явленіе развившееся въ тѣ времена, когда европейцы стали все болѣе и болѣе измѣнять своему вы­сокому призванію.
Но предводительствованіе народами на пути къ гибели, антихристіаниза­ція ихъ, конечно, будетъ связана съ порабощеніемъ. Господь владѣетъ людьми не иначе какъ вольно, ибо хочетъ привлеченія къ Себѣ ихъ свободной воли. Поэтому и процессъ прихода къ нему долженъ быть свободнымъ. Діаволъ же хочетъ порабощенія, поэтому и процессъ ухода къ діаволу связанъ съ принуж­деніемъ и порабощеніемъ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Comments for this post were disabled by the author