pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

«О упокоении новопреставленного р.Б. Иосифа» - 1953 г.

Листовка без даты относится к кощунственному поминовению Сталина.

«ПЛЕВОК В ЛИК ЦАРЯ-МУЧЕНИКА НИКОЛАЯ II-ГО И НОВОМУЧЕНИКОВ РОССИЙСКИХ, С АМВОНА АЛЕКСАНДРО-НЕВСКОГО КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА, В ПАРИЖЕ.

За время сатанинского порабощения советской властью многострадального русского народа, мы были свидетелями самых низких падений даже тех, кто по служению своему должен был бы быть светочем, указывающим путь Прав­ды и Истины во тьме безбожного разгула.

Не приходится говорить о таких Иерархах, как Патриархи Сергий и Алексий, деятельность этих «усерднейших» слуг советской власти, хорошо изве­стна.

Но это же страшное время дало и великих бесстрашных исповедников Христовых-Новомучеников Российских. Их слова – завет нам, живущим на свободе, предупреждение, чтобы мы не сбились с пути Истины. Слова одного из них, - Епископа Дамаскина, - особенно огненны; они обличают нашу со­весть, увы! ставшую такою гибкой.

Он говорит: «Правда мира поколебалась. Ложь стала законом и основанием человеческой жизни. Слово человеческое утратило всякую связь с истиной, с Предвечным Словом, потеряло всякое право на доверие и уважение. Люди потеряли веру друг в друга и потонули в океане неискренности, лицемерия и фальши. Но среди этой стихии всеобщего растления, ограждаемая скалой мученичества и исповедничества, непоколебимо стояла Церковь, как столп и утверждение Исти­ны. Изолгавшиеся и истомившиеся в своей лжи люди знали, что есть место ку­да не могут захлестнуть мутные воды неправды, есть престол, на котором сама Истина утверждает свое царство и где слова звучать не как фальшивая неимеющая ценности медянка, но как чистое золото.» - И дальше:

«Что же скажут они, что они почувствуют, когда и оттуда с высоты последнего прибежища отвергнутой миром Правды, с высоты амвона зазвучат слова лицемерия, человекоугодничества и клеветы? Не покажется ли им, что ложь торжествует свою конечную победу над миром и что там, где мерцал для них светом невечерним Образ Воплощенной Истины, смеется в отвратительной гримасе личина Отца Лжи? Одно из двух: или Церковь действитель­но - непорочная и чистая Невеста Христова - есть царство истины и тогда исти­на - это воздух, без которого мы не можем дышать или же она, как и весь лежащий во зле мир, живет во лжи и ложью и тогда все ложь, ложь каждое на­ше слово, каждая молитва, каждое таинство» («Церк, Вестник, Зап.-Европ. Правосл. Экзархата» № 3 (36). Апрель-Май 1952 г., стр. 11-12).

Слышите ли русские православные люди эти страшные, грозные слова?

Господь сжалился над русским народом и избавил его от палача наших отцов и матерей, братьев и сестер; избавил от Иосифа Джугашвили-Сталина -палача Всея России. В тайниках душ своих «там» благодарят Всевышнего и таят надежду на воскресение России.

Как же вела себя Церковь, - вернее, ее возглавление, - на нашей Родине? Там поспешили вознести молитвы, сначала «о здравии» «дорогого отца и попе­чителя», а потом об «упокоении в месте светле, в месте злачне», не смот­ря на то, что еще Святейший Исповедник—Патриарх Тихон анафематствовал и отлучил от Церкви его и всех главарей коммунизма. С этого момента они —отступники от Веры Христовой, ее палачи и гонители.

Да, Христос заповедал молиться за врагов своих, но не за врагов Божиих и Его Церкви.

Заграничное совдуховенство также, - где тайно, а где и явно «вознесло» молитвы о «новопреставленном».

Но... о, ужас! Кощунственное моление об «упокоении» «новопреставленного раба Божия Иосифа», было совершено в родительскую субботу за панихидой и в Александро-Невском кафедральном соборе, в том соборе, где от лица всей эмиграции сооружен Крест-Памятник Царю-Мученику Николаю Вто­рому и Его Царской Семье; где установлена казаками икона Покрова Пресвятыя Богородицы, спасшая их во времена Азовскаго сидения; где дроздовцы устано­вили образ Архистратига Михаила—своего покровителя; под иконой, в особом ящичке хранятся имена всех «новопреставленным» убитых на полях брани, и в застенках умученных дроздовцев.

Но что все это значит и какую имеет ценность для «отца» Чекана, совершавшего «моление» о «новопреставленном», принимая во внимание все те темные слухи о его жизни в Болгарии а также и здесь. Кстати, построенный для него, в Озуар-ла-Ферьер Плевицкой и Скоблиным, храм пустует; туда не пошли.

Но как же на это реагировало начальство «отца» Чекана?

И Митрополит Владимир, и настоятель Собора Прот. Ломако, постара­лись это дело «замять», как не бывшее. Дойти до подобного цинизма могут только священнослужители нашего тяжкого безвременья, допускающие возмож­ность плевка с амвона в память всех умученных «новопреставленным».   

Ну, а национальная русская эмиграция,—все верующие в Бога русские люди, чтущие память умученных своих родных и россиян, могут ли они и смеют ли они оставаться безучастными и равнодушными к подобным надругательствам с амвона?  

Ведь все это стало возможным только потому, что мы оказались беспринципно-падкими на все елейные речи заправил храма на Дарю. Мы забыли, как Митрополит, тогда еще Архиепископ Владимир, вместе с Митр. Евлогием, ездил в полпредство на «заздравную чашу», сопутствуемый и прочим духовенством Экзархата. И это произошло в то время, когда в Льенце советские танкетки давили русских людей, выданных им на смерть.

Мы забыли, как Митроп. Владимир (тогда архиепископ) забыв свой сан и годы лебезил перед советником посольства чекистом Гузовским, главным выполнителем «Указа 14 июня», по советизации и разгрому русской эмиграции. Мы забыли, что тот же Митрополит Владимир, с амвона храма на Петель, говорил о приезде в Париж Николая Крутицкаго, как о подлинном «явлении ангела с небеси». Мы забыли, что тот же «отец» Чекан, от лица Митр. Евлогия и тогда Архиепископа Владимира, представлял и приветствовал съезд советских патриотов. Мы забыли многое, что теперь НЕОБХОДИМО вспомнить.

На дне Национальной России ни Митрополита Владимира, ни его представи­теля не было; национальная эмиграция не чета советской, на нее можно и на­плевать!

Правда, Митр. Владимир прислал извинительное письмо со ссылкой на недомогание, но мы прекрасно знаем все эти «недомогания», иногда   подтверждавщиеся и медицинским свидетельством, как это было в Ницце.

На сей раз, национальная эмиграция, ты также останешься безмолвным зрителем всего творящегося на Дарю?

Национальная эмиграция,—старая и новая, прошедшая через все ужасы «отеческого попечения» «новопреставленного Иосифа», - все мы, - можем ли терпеть и дальше, что бы наш русский православный храм находился бы в руках просоветчиков?

Настало время действовать! Св. Благоверный Вел. Кн. Александр Невский вразумит нас и поможет нам изгнать из своего храма засевшую там просоветскую нечисть».

Группа Русских Эмигрантов Антибольшевиков.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author