pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

Грустные размышления в святочные дни – Часть II

Священник Андрей Рыбин - 14/27 января 2009 г. Отдание праздника Богоявления.
НЕПРАВДОЙ ПРЕДАЁТСЯ БОГ.
«Не может быть у Бога неправда…» (Иов.34,10);
«Всякая неправда есть грех…» (1 Иоан. 5,17).

«Всякая ложь и неправда, - по мысли Преподобного Иустина (Поповича), - всегда уводят в объятия отца лжи – диавола (Ин. 8, 44), из которых никогда нельзя будет выбраться. Падение, - продолжает этот великий православный подвижник благочестия и богослов прошлого века, - сатанинское падение человеческого существа, ума человеческого – считать ложь истиной и жить ею, и мыслить ею, и защищать её как нечто своё, как нечто естественное. От гордости своей люди «осуетишася помышлениями своими…» (Рим.1, 21).

От такого падения не удержались «по гордости своей» люди и в нашей Церкви, восстановленной лишь чудом Божиим, как это уже было отмечено выше, в ноябре 2001 г., подвергнув её дальнейшему раздиранию и раздор.

Враги Истинной Церкви Христовой, будучи служителями диавола, «исполняя похоти отца своего» (Ин. 8,44), всегда до скончания века сего будут воевать против неё, стремиться разрушить её изнутри, измельчить её и распылить её верный остаток, дабы вместо неё утвердить на земле лже-церковь, готовую для принятия антихриста. Но при этом и они, конечно, знают /«и бесы веруют, и трепещут» (Иак.2, 19)/ про обетование Христа Спасителя о Своей Церкви: «Созижду Церковь мою, и врата ада не одолеют её» (Мф.16, 18). И будет она до скончания века, даже если в ней, по мысли святых отцов, останется хоть один истинно-верующий епископ, священник и мирянин. Именно им - этому верному остатку - будет суждено противостоять апокалипсическому зверю, «которому было дано вести войну со святыми и победить их, …и которому поклонятся все живущие на земле, имена которых не написаны в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира» (Откр.13, 7-8). Против этого остатка верных и ведётся видимая и наблюдаемая ныне всеми нами брань врагов Истинной Церкви Христовой.

Действительно, восстановление верной историческому курсу РПЦЗ в ноябре 2001 г. под омофором митрополита Виталия вселило в нас тогда – малый остаток - вновь веру, что с апостасией, предательством, ложью и всяческой неправдой в нашей Церкви наконец-то покончено. Всё это также давало надежду, что единомышленный епископат, руководствуясь принципами соборности, более не допустит дальнейших разделений в нашей многострадальной Церкви. Но, увы, этим надеждам не было суждено сбыться. Пока был жив Владыка Митрополит, можно ещё было говорить о каком-то единомыслии и соборности среди нашего епископата, клира и мирян. Он был не только последним Удерживающим в глобальном, экклезиологическом смысле этого слова, но и буквально удерживал своим духовным авторитетом, своей харизмой некоторых своих собратьев-епископов, чрезмерно ретивых клириков и мирян из своего близкого окружения от необдуманных, спорных и поспешных действий, которые могли нанести вред нашей Церкви. Но даже его харизма и авторитет не всегда справлялись с этим. Первым не удержался архиепископ Каннский Варнава, давний соратник Владыки Митрополита, завещанный им Заместитель, восстановивший вместе с ним нашу иерархию. Есть все основания полагать, что новые атаки на нашу Церковь не случайно начались именно с него, чтобы с самого начала дискредитировать её, Владыку Виталия, и хиротонии, cовершённые ими совместно. Здесь свою зловещую роль и сыграл небезызвестный каннский «келейник» Серафим Баранчиков, уже упоминавшийся нами выше, и внедрённый через Лазаря Журбенко в Зарубежную Церковь. Cвою разрушительную миссию он выполнил вполне «образцово», полностью подчинив себе слабовольного архиепископа Варнаву, спровоцировав его противостояние Синоду. Главной же целью, скорей всего, было разрушение Западноевропейской епархии и лишение её епископского управления. Приходы в Марселе, Лионе, Страсбурге, да и в самих Каннах оказались жертвами заговора. При этом использовался весь набор фальсификаций, дезинформации и лжи, чтобы оставить вышеназванные приходы в сфере влияния попавшего под прещения Варнавы Прокофьева. В результате - марсельский приход с большим трудом остался с Синодом, а приходы в Лионе и Страсбурге, видимо, устав от длительного противостояния и выяснения: кто прав, а кто виноват, избрали другой путь - и оказались в РИПЦ. Да и сам многострадальный каннский приход с замечательным Михаило-Архангельским храмом, где покоятся останки Великого князя Н.Н. Романова, оказался сейчас на перепутье, в большинстве своём поддержав предательство своего бывшего архиерея и его «верного» келейника, перешедших затем в РПЦЗ МП. Но повторимся вновь, главная задача по распылению значительной части оставшихся верных исторической Зарубежной Церкви французских приходов была выполнена. Такая же участь постигла и российских приверженцев Варнавы Прокофьева - московскую «полукатакомбную» общину о. Иосифа (Философова) и подмосковный приход в г. Подольске о. Алексея Аверьянова, которые после фактического перехода их шефа в Патриархию оказались в двусмысленном каноническом положении. Последний, правда, лишённый Синодом священного сана ещё в середине 90-х годов, всегда считался среди российских зарубежников патриархийным и чекистским провокатором.

Так, увы, печально и бесславно, лживо и неправедно, с позором завершает своё церковное служение (викарным епископом на покое в РПЦЗ МП) бывший архиепископ РПЦЗ(В) Варнава (Прокофьев), славно начинавший свое служение Церкви ещё в сане священника с полулегальных туристических поездок за Железный занавес в конце 70-х. Одна из таких его поездок, уже в сане епископа, завершилась, в конце концов, хиротонией в начале 80-х годов по благословению Синода РПЦЗ, как позже выяснилось, под присмотром КГБ, лжекатакомбника Лазаря Журбенко – разрушителя и антагониста Зарубежной Церкви со стажем. Пожалуй, только теперь для себя можно сделать печальный и неутешительный вывод о подконтрольности всей деятельности несчастного Варнавы Прокофьева как в России, так и за рубежом её, внешними, отнюдь не церковными силами, может быть, начиная уже с конца 70-х годов. Случилось это с ним вольно или невольно, увы, теперь не столь важно, и принципиально уже ничего не меняет!

Не менее печальная история произошла с другим Заместителем Первоиерарха РПЦЗ(В) митрополита Виталия – архиепископом Антонием (Орловым), выбранным на эту должность Собором в 2005 году. Молитвенник и склонный к аскетизму, он близко знал Владыку Митрополита, долгое время был его помощником, успешно совмещал светскую и пастырскую деятельность (работал преподавателем математики в колледже), и на него, естественно, возлагались большие надежды, что он станет верным продолжателем традиционного курса РПЦЗ и хранителем её исторического наследия. Так оно на первых порах и было, и на какое-то время в нашей Церкви утвердилась определённая стабильность и относительное спокойствие, по крайней мере, видимые. Епархиальная и приходская жизнь в Церкви постепенно налаживались: появились новые епархии, новые правящие епископы, укреплялись благочиния и приходы. Раздоры и постоянное выяснение отношений среди епископата, клира и мирян постепенно утихали и врачевались смирением и любовью.. Казалось, что наступил период относительного благоденствия, и чада РПЦЗ(В) наконец-то облегчённо вздохнули: наша Церковь, по пророчеству Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского, хоть и стала маленькая, но - чистая как кристалл.

Весьма успешно прошло, к примеру, Пастырское совещание в феврале 2004 года в г. Алексин Тульской области под председательством нового правящего епископа Виктора (Пивоварова), весьма активного и деятельного в то время. В совещании приняли участие более 20 священнослужителей и примерно столько же мирян. Были приняты в РПЦЗ(В) несколько священников, перешедших из МП. Совещание обратилось к предстоящему Архиерейскому Собору с призывом церковно осудить сергианство, а также с воззванием о признании самодержавной монархии как единственно законной государственной власти в России.

В ноябре 2004 г. также весьма успешно прошёл Архиерейский Собор, принявший очень важное решение об анафематствовании сергианства, но, к большому сожалению, не вынесший своего суждения по монархическому вопросу, что впоследствии предопределило многие наши церковные нестроения и подготовило формальную почву для следующих расколов и разделений. Правда, справедливости ради, следует сказать, что уже на этом соборе стала проявляться деструктивная линия поведения некоторых наших епископов, которая привела в дальнейшем к весьма печальным результатам. Но в целом, линия на консолидацию (как оказалось временную!), единомыслие и соборность одержала верх, что подтвердилось и на последующем Архиерейском Соборе в 2005 году. И главная заслуга в этом, несомненно, принадлежала приснопамятному митрополиту Виталию, который своей святительской харизмой, своим духовным опытом и авторитетом сумел удержать сложную ситуацию в равновесии. Это был последний Собор при его жизни и последний Собор ещё не раскромсанной на части РПЦЗ(В).

Этот период относительного спокойствия и благоденствия в нашей Церкви продлился недолго. Враги её не могли допустить, что она поднимется из руин и продолжит своё спасительное служение. До окончательной капитуляции лавровского синода оставалось совсем немного времени, и его отсчёт начался. Чтобы не допустить всеми чаемого возрождения нашей Церкви, вновь её недругами был запущен разрушительный механизм центробежных сил. На этих печальных событиях хотелось бы остановиться более подробно, так как автор этих строк был непосредственным участником и свидетелем многих описываемых здесь событий.

 На сей раз двигателем этих сил выступил епископ Виктор (Пивоваров), правящий архиерей Южно-Российской епархии, фактически окормлявший с 2003 года, с момента своей архиерейской хиротонии, после ухода в раскол епископов РПЦЗ(Л) Михаила (Донскова) и Евтихия (Курочкина), а также и епископов РИПЦ, всю европейскую часть РФ. Деятельность он развил тогда весьма бурную: много ездил по обширной епархии, посещал приходы, участвовал в различных мероприятиях патриотического характера, писал многочисленные статьи на монархические, патриотические, а также богословские темы, что вызывало не всегда однозначную реакцию. Действительно, многие его статьи по вопросу восстановления монархии в России были чрезмерно экспрессивны, и по своей эмоциональности более походили на общественно-политические или партийные агитки по ударному «восстановлению самодержавной монархии в четыре года», а печатные труды по эсхатологии часто просто были на грани фола и граничили с ересью. Насколько известно автору этих строк, к епископу Виктору неоднократно обращались с братскими увещеваниями его собратья-епископы, секретарь Синода, а также многие клирики и миряне, - ради церковного мира, ради сохранения церковной стабильности и единомыслия среди епископата, как-то умерить свой писательский пыл и «смелые» обличения, но, увы, безуспешно. Кстати, эти «смелые» обличения, чаще оставались лишь на бумаге. В реальной жизни это выглядело несколько по-другому. Автор этих строк, как и другие участники уже упомянутого выше алексинского Пастырского совещания в 2004 г., стали непосредственными свидетелями неприятной ситуации, омрачившей в целом весьма успешное представительное мероприятие. Многие в первый раз увидели своего правящего епископа (до этого о нём только слышали и читали его статьи), человека небольшого роста, на вид хрупкого и, может даже, - тщедушного, но многим импонировала его энергетика и убеждённость, с которой он говорил. Казалось, что слова и мысли у такого человека не должны расходиться с делом. Но затем, во второй день собрания все были неприятно поражены, как «странно», не хочется употреблять здесь другое слово, повёл себя этот архипастырь /может эта была минутная слабость, кто знает?/, когда на собрание пожаловала по доносу соседнего патриархийного прихода спецгруппа из сотрудников местной милиции и местного ФСБ с проверкой паспортного режима. Вместо того, чтобы первым выйти к «представителям власти» и принять удар на себя, как положено архипастырю, полагающему душу за своих овец, епископ Виктор Пивоваров просто спрятался и забился в угол, предоставив разбираться с этим наездом властей другим. Всё это как-то не увязывалось с его литературной пассионарностью и имиджем епископа-харизмата, и оставила в душе у многих неприятный осадок. Епископ Виктор и далее продолжал свою литературную деятельность в прежнем духе, оставаясь, видимо, в плену у идей о своей собственной исключительности, и претендуя на роль непогрешимого богослова-эсхатолога и теоретика русского монархизма.

Он и далее не захотел прислушаться к критическим замечаниям в свой адрес, в том числе и со стороны Синода, что привело к большому соблазну среди верующих нашей Церкви, а также к ехидным насмешкам и злопыхательствам со стороны её недругов. Такое нездоровое с духовной точки зрения состояние начинало уже граничить с прелестью. К великому сожалению, епископ Виктор не пожелал вовремя остановиться, духовно отрезвиться и положить конец своим ненужным амбициям, и заняться созидательным церковным строительством в своей обширной епархии, в благочиниях которой было немало нестроений и проблем (особенно в её Московской и Северо-Русской части), требующих своего незамедлительного решения. На такие нестроения неоднократно указывали правящему епископу многие клирики и миряне, но должной реакции с его стороны, и каких-то позитивных изменений так и не последовало. В то время в епархии епископа Виктора было более 30-ти священников, многие из которых вплоть до июля 2006 г. ради мира церковного считали его своим правящим архиереем и активно не выступали против него, несмотря на весь тот негатив, который зачастую несла с собой его псевдобогословская и псевдомонархическая деятельность. К их числу принадлежит также и автор этих строк. Но летом 2006 г. для многих наступил как бы момент истины. Деструктивная же деятельность епископа Виктора в союзе с архиепископом Антонием (Орловым) становилась к этому времени всё более и более отчётливой и неприкрытой.

 Ставка разрушителей Зарубежной Церкви вновь была сделана / как это уже было в своё время с РПАЦ и РИПЦ!/ на самый многочисленный сегмент РПЦЗ(В) - обширную епархию епископа Виктора (Пивоварова), представлявшую из себя фактически всю европейскую часть РФ. К тому же, на севере страны, в Республике Коми, сложился как бы самостоятельный церковный округ, центром которого стал монастырь и община архимандрита Стефана (Бабаева), ушедшие в 2000 г. из МП. Епархия, действительно, была обширной, и управлять ею одному человеку было нелегко, требовались новые епископы, по крайней мере, на северную и центральную части страны. Это всё были объективные трудности епархии, которые необходимо было решать без спешки, нервозности, нахрапа и амбициозности, а в духе братской любви, единомыслия и соборности. Но этого как раз и не хотели! А формальный вопрос об открытии новых и замещении вакантных епископских кафедр на планируемом Архиерейском Соборе лета 2006 г. был лишь ширмой для некоторых его участников. На самом же деле вопрос стоял о «перехвате» инициативы в Синоде, в продавливании своих кандидатов на российские кафедры с целью изменения традиционного взвешенного, то есть «царского пути» РПЦЗ, и предания ему более агрессивного, политиканствующего и авантюрного характера. Для этого вновь был задействован испытанный арсенал откровенной лжи, клеветы и фальсификаций. Особенно поднаторел тогда в этом сам епископ Виктор, утверждавший, что «за ним стоят 30 российских священнослужителей с паствой, готовых поддержать его в любую минуту», введя, таким образом, в заблуждение своего подельника по перевороту в Синоде арх. Антония (Орлова). Не уступал своему учителю его «верный ученик и последователь» иеромонах Дамаскин (Балабанов), кандидат в епископы и вполне прогнозируемый инициатор следующей потенциальной смуты, а также их верный литературный и информационный оруженосец, известный в узких кругах один московский церковный публицист со скандальной репутацией.   Это всё больше стало походить на очередную провокацию против Зарубежной Церкви с целью её дальнейшего уничижения и дискредитации. Одновременно велась борьба и за влияние на обременённого естественными старческими немощами Владыку Виталия, чтобы заручиться его поддержкой, сделав его заложником и объектом всяческих лживых, неправедных манипуляций. И вновь, как уже не раз бывало, слышалась клевета о его якобы недееспособности и несамостоятельности, а всех несогласных с их «курсом» обвиняли в отступничестве и теплохладности. В конце концов, весь этот возмутительный балаган, учинённый летом 2006 г. в канадском Мансонвилле «группой ревнителей не по разуму» и щедро спонсируемый внедрёнными в близкое окружение Владыки Митрополита двумя дамами российского происхождения из Алабамы, закончился вполне прогнозируемым расколом и «свечным собором» с поставлением новых российских епископов. Единство и целостность Церкви вновь были нарушены. Особенно чётко и выпукло это проявилось уже после блаженной кончины нашего Первоиерарха митрополита Виталия. «Собор», проведённый в подмосковной Щербинке, подверг жёсткой критике и ревизии традиционный «царский путь» РПЦЗ, провозгласил создание Российской Православной Церкви (РосПЦ) и возвёл в сан «митрополита» Московского и Всероссийского архиепископа Антония (Орлова). Теперь все возможные сомнения по поводу целей «мансонвилльского балагана» и «свечного собора» исчезли сами собой. Цель была достигнута: нанесён очередной массированный удар по остаткам верной историческому курсу Зарубежной Церкви, и осуществлён перенос её «штаб-квартиры» с кафедрой «первоиерарха» в подмосковную Щербинку. Об этом, кстати, как бы «случайно» обмолвился в присутствии автора этих строк бывший ктитор щербинского храма Иверской Монреальской Мироточивой иконы Божией Матери М. Калинин весной 2006 г., ещё задолго до летних мансонвилльских баталий. Будучи создателем и ктитором большого, вместительного храма, он «проговорился», что принято решение о возведении нового отдельно стоящего собора на этом же приусадебном участке и переносе всего церковного управления из канадского Мансонвилля в подмосковную Щербинку. Духовенство прихода восприняло тогда это заявление как шутку, списав её даже на «благочестивую» фантазию самого ктитора. Как оказалось на самом деле, никаким шуткам и фантазиям здесь места не было, а были вполне реальные замыслы разрушителей канонического строя Церкви - а нас, духовенство храма, просто проверили на лояльность пивоваровской группировке. И происходило всё это ещё при жизни Первоиерарха!

 Теперь уже можно с уверенностью однозначно утверждать, что группировка Пивоварова-Орлова имела целью уничтожить верный остаток Зарубежной Церкви, изменив её исторически сложившийся канонический статус. Таким образом, под сомнение было поставлено её дальнейшее существование как независимой части Российской Православной Церкви, которая вынуждена из-за продолжающихся и усиливающихся день ото дня гонений оставаться в лице своего церковного руководства и управления за пределами Отечества. Очередная операция по выманиванию престарелого и физически немощного, но духовно крепкого Первоиерарха митрополита Виталия с треском провалилась, а попытки такие были и в прошлом, как мы знаем, и довольно многочисленные. Но на эту провокацию, к сожалению, поддался архиепископ Антоний (Орлов), наивно поверивший в мифическое существование многочисленных сторонников и приходов, поддерживающих «кубанского богослова» и «теоретика современного русского монархического движения» (чем не «церковный Трест» в современном исполнении?). Подавляющее большинство духовенства и мирян отошло от своего бывшего правящего епископа сразу после «свечного собора» и не поддержало эту убийственную для РПЦЗ(В) авантюру.

    Думается, что несчастному Антонию Орлову было весьма трудно разобраться в сложной и весьма запутанной российской церковной ситуации, и он всецело доверился таким людям как епископ Виктор (Пивоваров) и иеромонах Дамаскин (Балабанов), главным вдохновителям мансонвилльской «свечной» авантюры и инициаторам образования пресловутой РосПЦ на ноябрьском «соборе» в Щербинке. Не имеющий должного духовного, богословского образования, потерявший, вероятно, возможность самостоятельно критически мыслить и анализировать, а также способность «различения духов» (1 Кор.12, 10), архиепископ Антоний стал игрушкой и заложником в руках кучки околоцерковных провокаторов и авантюристов. Лишь грустную улыбку могут вызвать его, так называемые «послесоборное» и рождественское послания. В одном из них он «призывает верных православных россиян-патриотов идти на Кремль и сбросить ненавистный антинародный режим», а в другом - призывает московские власти дать ему возможность «покрестить в Москве-реке 70 000 бездомных детей, с последующей медицинской реабилитацией их в кубанской епархии епископа Виктора (Пивоварова)». Да и хиротония во епископа архимандрита Иоанна (Зиновьева), человека с весьма сомнительной репутацией и длинным юрисдикционным послужным списком, включая «епископство» в УПЦ КП, в конце ноября 2006 г. тоже не добавила ему положительных очков и духовного авторитета.

   Несколько поездок «митрополита Московского и Всероссийского» в Россию, похоже, отрезвили слишком доверчивого Антония Орлова, который благодаря стараниям «верного ученика и соратника» нашего «кубанского богослова» Дамаскина Балабанова лишился и своей «митрополичьей московской кафедры». Несчастный горе-митрополит, скорей всего, понял, что стал жертвой очередной антицерковной провокации, и свернул свою активную деятельность в России. Верный же ученик и последователь дела Пивоварова устроил в подмосковной Щербинке продолжение «свечного» балагана, инициировав в 2007 г. со своим ближайшим окружением раскол в РосПЦ, не просуществовавшей и года, обвинив своих бывших соратников в ереси(?) «народобожничества». Ушёл из РосПЦ, хлопнув дверью, учредив уже со своими подельниками РосПЦ-2. Именно Дамаскин Балабанов спровоцировал окончательную ликвидацию прихода в Щербинке, которое сам не создавал, а был всеми правдами и неправдами внедрён туда своим бывшим духовным гуру Пивоваровым. А потом была придумана трогательная история о происках ФСБ/МВД в красочном изложении уже упоминавшегося одного московского литератора. Чем не конкретный результат их совместной лживой и разрушительной деятельности? Теперь они считают себя единственной канонической структурой Российской Церкви, «анафематсвовав ереси(?) народопоклонничества» и «традиционализма» в РПЦЗ. Подробно останавливаться на этом новом напрочь фальшивом цирковом представлении в исполнении этих околоцерковных эквилибристов и самозванцев в белых клобуках нет никакого желания. Оно – гомерически смешное и одновременно очень и очень грустное! Смешное - по богословской малограмотности и откровенному невежеству исполнителей, вновь претендующих на свою исключительность и непогрешимость, призывающих, к примеру, своих последователей - «посмотреть на фашизм новыми глазами» и «дать ему взвешенную, объективную оценку» /читай – положительную/ И чем не провокация с очередной подставой юрких и изобретательных спецслужб! А грустно от всего этого потому, что на очередном печальном примере разрушения Церкви прослеживается железная тенденция и логика поведения её врагов - превратить верный малый остаток в маргинальные секты, придать им имидж психически неполноценных, неадекватных людей, высмеять и опорочить тех, кто ещё пытается сопротивляться всемирной апостасии.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author