pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

К сороковому дню преставления моего Батюшки, Отца Сергия Петрова - фев. 2009 г.

Мой Батюшка, отец Сергий (Сергей Александрович Петров) родился 18го Февраля /3го Марта 1917го года в Петрограде, сын Александра Александровича Петрова и Софии Александровны, урождённой Насоновой. Он был третьим ребёнком, последним родившимся в России, его младшая сестра Галина родилась уже в эмиграции в Болгарии, его старшая сестра, тоже Галина, скончалась вскоре после его рождения от менингита. По семейному преданию, это мне рассказывали несколько лет назад мои тёти, моя бабушка очень переживала что приведёт в мир ребёнка в столь тяжелое время но ей явился во сне Преподобный Сергий Радонежский который её успокоил и ей сказал « у тебя родится сын которого назовёшь Сергием, и он будет за всех вас молиться». Итак мой Батюшка пришел на свет в Царской Руси и был для нас, родившимся за рубежом, последним звеном тесно нас связывающим с Родиной, о потере которой он всю свою жизнь горевал и любовь к которой он всеми своими силами старался нам передать и в нас вкоренить. Как он радовался когда в начале 90ых годов я начал по работе ездить в Россию, в Болгарию и в другие Восточно-Европейские страны, и как он слушал мои впечатления и рассказы! Ведь никогда же он не ожидал что в его жизнь такая возможность свободно путешествовать появится и что его дитя побывает там куда его самого всегда так тянуло .

В начале 20ых годов моя бабушка с двумя детьми Наталией и Сергием эвакуировалась через Черное море в Болгарию и устроилась в Софии. Дедушка остался в России заканчивать инженерскую учёбу и года через два, после тяжелого зимнего перехода Черного моря на барже под буксиром, после рвания канатов и крушения на скалистых берегах Турции, при помощи Красного Креста, нашел свою семью и приехал в Софью. Жизнь в Болгарии была не лёгкой, дедушка постоянно работал в командировках по всей Болгарии, часто не получал своей зарплаты, денег не было, Батюшка говорил что за девять лет пришлось переезжать восемнадцать раз, семья выживала благодаря работе бабушки, прекрасной кухарке, у которой столовалось порядочно также обездоленных русских эмигрантов.

Батюшка учился в русской гимназии, позже в болгарской школе; по его словам он был тогда далеко не блестящим учеником, не особенно дисциплинированным, но зато накопил столько дивных воспоминаний, и впитал в себя столько русскости и Православия. Прожила семья в Болгарии до начала 30ых годов и тут получилась возможность работы во Франции.

Переехали в Южин, во французских Альпах. Батюшку отправили к его дяде на север Франции в Лиль. Ему было четырнадцать лет, с тех пор он больше никогда не жил со своими родителями. В Лиле он закончил среднее образование и техническое училище. Тут Батюшка развил свою трудоспособность, трудолюбие и личную дисциплину на всю жизнь. Он почти не знал языка, в начале всё вызубривал наизусть, и осознавая чего стоило его родителям его пребывание в Лиле, он выдвинулся на первые места по всем предметам и курсам. По окончанию училища Батюшка переехал в Париж и поступил на инженерские курсы.

В Париже жила в эти довоенные года большая русская колония, были всевозможные общественные организации, множество храмов, обширная культурная жизнь, балы, вечеринки. Батюшка учился, занимался атлетикой в Соколах, и встретил Лидию Дмитриевну Зданович, дочь Дмитрия Людвиговича и Варвары Яковлевны урождённой Гловацкой, свою будущею Матушку.

В апреле 40го года, получивши диплом, из Южина в свободной зоне Батюшка письменно попросил её руки у моего деда Дмитрия Людвиговича, в оккупированном Париже. Мой дед в письме согласия о нём отзывается так: «Для меня Вы были прекрасным примером русского юноши, трудолюбивым и понимающим долг перед своими родителями. Мне нравилась Ваша религиозность и любовь к Вашей милой семье.» Между будущими супругами уже была тогда договоренность о возможности что Батюшка будет священником, он этого очень желал и она ему дала полное свое согласие.

Батюшка был мобилизован весной того же года и назначен в школу артиллерийских офицеров в Фонтенбло. После отступления до Пуатье, Батюшка был демобилизован летом 41го года. Он нашел место инженера на гидростанции в Пиренейских горах в Саранколене и после восемнадцати месячной разлуки мои родители венчались 9го Ноября 41го года в Южине.

Молодая чета обосновалась в Саранколене. Жизнь была не простой; дом был 15го века, была война, купить было нечего. Батюшка работал на станции по ночам, днём на фермах в окрестностях, где найдётся немного молока, где кусочек мяса, где хлеба. В Январе 43го года родилась моя сестра Ольга, в Ноябре 44го года родился мой брат Андрей, закончилась война, семья переехала из Пиреней на восток Франции, около Безанцона. Там родился я в Мае 46го года. Нас троих принял в мир наш Батюшка. Доктор был далеко, акушерка запаздывала. Батюшка был на все руки мастер.

На заводе где Батюшка работал он был ответствен за всё оборудование. Работал он по семьдесят-восемьдесят часов в неделю, был также добровольным пожарным, дома развёл огород, устроил небольшую пасеку но всё же и нам уделял качественное время. Так прошло несколько лет и в 52ом году мы переехали в Париж.

Поселились мы в Булони. Батюшка работал по специальности, разрабатывал контрольные системы для летучих аппаратов. Летал в Сахару для испытаний. Работал много, но всё же не так как под Безанцоном. Начали мы регулярно посещать Св. Николаевскую церковь; сестра, брат и я пошли в четверговую русскую школу. Брат и я начали в церкви прислуживать.

Прошло пять лет и осенью 57го года появилось дома новое слово: Канада. Это слово так появилось что вся наша семья 31го Мая 1958го года высадилась в Монреале. Батюшка мне рассказывал как он во время перехода ходил по палубе и недоумевал о своем решении оставить благополучную жизнь в Париже и броситься со всей семьёй в полную неизвестность. Наверно он тоже горячо молился. Были у нас знакомые знакомых которые нам на первых парах очень помогли, Сливицкие, Апухтины, Царствие им Небесное! Они нас повели на Шамплен, в Петро-Павловский Собор. Позже, Батюшка узнал что есть тоже Николаевская Церковь на Рашель. Пошли. Встретили Владыку Виталия. И Батюшка нашел чего он всю жизнь жаждал, и чему, и кому он остался верен следующие пятьдесят лет.

Батюшка был казначеем, секретарём, помощником старосты, старостой между 59ым и 78ым гг. Батюшка участвовал в перестройке Собора на Картье, участвовал в перестройке Собора на Сэн Жозефе, на нём поставил купол, участвовал в строительстве храма в Роудоне, на нём поставил купол, на нём же водрузил крест, участвовал в строительстве второго храма в Роудоне когда первый сгорел, участвовал в строительстве храма в Мансонвиле, и на нём водрузил крест, собственноручно построил колокольню, построил часовню на кладбище, вырыл пруд и в нём развёл форель, соорудил паникадило для монастырской церкви, и всё это время преподавал в Политехническом Институте Монреальского университета, и то даже по вечерам. Мама также трудилась, его поддерживала, была в сестричестве, была казначеем, содержала семью и всё это днём работая. Помимо всего этого Батюшка построил дачку в Роудоне, ремонтировал семейный дом и также свой дом в Мансонвиле, который дом он даже перевёз. В 90ых годах в Монастырь стали регулярно приезжать автобусы благочестивых квебекских пенсионеров. Батюшка очень любил эти визиты. Он любил с ними беседовать, им объяснять нашу веру, историю, культуру. Его поражала близость их взглядов, понятий, их искренний интерес ко всему нашему, хотя они и были католики. Все свои труды Батюшка выполнял как послушание. Батюшка был очень скромный. Он никогда себя не выдвигал. Говорил обычно мало. Часто одного слова или взгляда хватало.

 Владыка Виталий стал его духовным отцом, и Батюшка остался ему верен до своей кончины. На Благовещение 1978го года Владыка Виталий рукоположил Батюшку в диакона а на Петра и Павла 1979го года в сан иерея. Все которые его знали знают каким он был Батюшкой. Те детишки которым он преподавал в русской школе также знают с какой любовью он это делал. Все «родненкие» которые у него исповедывались или просто с ним общались также знают его искреннюю любовь к ближнему, его кротость и смирение. Не мне об этом толковать. Мой Батюшка всю жизнь свою хотел быть Батюшкой и когда Господь его этого сподобил, мой Батюшка просиял. Сначала в Монреале, позже в Мансонвиле, скольких Батюшка крестил, венчал, посещал, хоронил. 17го Марта 85го года Батюшка был награждён золотым крестом а 25го Августа 91го года Владыка Виталий возвёл Батюшку в сан протоиерея. В 84ом году по благословению Владыки Батюшка переехал на постоянное жительство в Мансонвиль.

С этого момента для меня начинаются самые богатые воспоминания о моем Батюшке. Хотя я и жил больше за рубежом чем в Канаде но часто приезжал в Мансонвиль. В Монастыре жили Отец Стефан (Новицкий) и Отец Серафим. Служили Батюшка и О. Стефан попеременно. Я сначала помогал на клиросе, позже справлялся сам. Там, в этом особом, тёплом, уютном Храме, проводить службы с моим Батюшкой служащим или поющим, иногда и с Матушкой, это была такая благодать! Слов нет чтобы выразить. Помнится тоже одна Страстная Седмица которую мы так втроём провели. В этой тишине, в этом покое, каждое слово песнопения, канона, чтения, возгласа так ясно и ярко внедрялось в глубину души. И на Рождество или Пасху когда семья наполняла весь Храм, какие это были праздники! Осознание всей красоты, всего богатства, всего смысла нашего Русского Православного Богослужения, вот истинное наследство которое мне оставил мой Батюшка.

Начались тяжелые роковые 2000ые годы. Батюшка очень переживал и скорбел. Он говорил что нужно оставаться верным Господу и слушать свою совесть. Он также очень переживал что столько наших Монреальских прихожан, которых он знал до единого, воспитанных Владыкой Виталием почти пятьдесят лет, так легко от Владыки отвернулись.

Вскоре захворала его Матушка. Слегла. Батюшка все свои остающиеся силы посвятил уходу за ней. Сестра моя очень ему помогала. Но он с некоторой ревностью всё хотел делать сам. Моя Мама, Матушка Лидия скончалась 12-го Марта 2005го года.

Мой Батюшка скучал по своей Матушке почти четыре года и отошел к Господу 14го Января 2009го года. Мы его похоронили рядом с его Матушкой, не далеко от его духовного отца Владыки Виталия и его братии, не далеко от его подружки детства Елены Александровны Вороновой, среди его пасомых большинство которых он сам похоронил. Его родители лежат в Сэнт Женевиев дэ Буа, его две сестры по сей день живут в Париже.

Царствие Тебе Небесное, мой Батюшка, и Вечная Тебе Память!

Пётр Сергеевич Петров, Вена

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author