pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Categories:

Император Николай II как полководец – Г. Некрасов – Часть II

См. Часть I – «Письма» 15 мая 2009 г.

III - Третий период начинается с прибытия Императора Николая II в Ставку. Одним из первых его действий была реорганизация Ставки, она была расширена и в ней появились новые лица. Так Начальником штаба верховного был назначен генерал Алексеев, успевший уже про­явить себя, не только, как талантливый военный администратор, но и как мастер оперативного искусства. Его заслугой являлось выведения значительной части русской армии из готовившихся для нее "Канн" Гинденбурга. Тогда же ускорился процесс замены неудовлетвори­тельных, или же просто переутомленных начальников талантливой, проявившей свои способности на войне молодежью. И произошло то, чего не ожидали: казавшееся неудержимым наступление противника замедлилось, а потом остановилось. Из хроники боевых событий мо­жно увидеть, что оно не "выдохлось" и не само остановилось, а было остановлено сопротивлением и боями воспрянувшей силами русской армии. Германское наступление было остановлено на линии от Риж­ского залива, через западную Белоруссию до румынской границы.

Более важным было изменение в военно морской организации Ставки. Вместо небольшого и мало влиятельного "Морского управле­ния" в оперативном отделе Ставки, был создан "Морской Штаб Вер­ховного главнокомандующего", во главе которого стал адмирал Ру­син, самый молодой полный адмирал, имевший репутацию лучшего стратегического ума Флота. Это расширило кругозор Ставки. Ни на чем это так не отразилось, как на боевых действиях на Черном море.

Об этом следует сказать несколько подробнее. По программе восстановления сил, Черноморский флот должен был быть готовым к средине 1915 года, когда в строй должна была вступить первая пара строившихся в Николаеве линейных кораблей-дредноутов. (Эта пер­вая пара — «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина» были заложены на лужайке и судостроительный завод строился параллель­но с первой парой дредноутов! Это интересная иллюстрация про­мышленного развития России тех лет). К тому же времени в строй должны были начать вступать и новые эскадренные миноносцы. До того в распоряжении Командующего флотом были только лишь ли­нейные корабли (по сути, броненосцы) до-цусимского типа.

Прибытие в Босфор германского линейного крейсера-дредноута «Гебен» и легкого крейсера «Бреслау» давало противнику огромные преимущества: он обладал самым быстроходным кораблем («Бреслау») и самым мощным («Гебен»). Последний, вооруженный десятью современными 11-дюймовками, превосходил любые два рус­ских броненосца, а обладая большим ходом мог выбирать дистанцию боя и просто расстрелять старые русские линейные корабли. Русские линейные корабли должны были держаться вместе и стараться навя­зать бой «Гебену» в наиболее невыгодных для него условиях.

В Ставке этого не понимали и Черноморскому флоту была постав­лена задача «обороны собственных берегов». Это была пустозвонная фраза. На Балтике эта задача была достигнута недопущением враже­ских сил в Финский, Ботнический и Рижский заливы, т.е. установлени­ем своего господства на акватории этих заливов. На Черном же море этого можно было достичь только устранением вражеских сил со всего Черного моря. «Защиту берегов» можно было установить у Босфо­ра. К этому и стремился командующий флотом, адмирал Эбергард. Эту свою линию он продолжал проводить даже после крайне резкой телеграммы в.к. Николая Николаевича. Действительно, в бою у мыса Сарыч, в октябре 1914 года, «Гебен» получил серьезные повреждения и на какой-то срок выбыл из строя. В мае 1915 года возле Босфора он вышел из боя полным ходом, имея новые повреждения и не нанеся повреждений русской эскадре. В общем, несмотря на набеги противника на русские берега, жизнь в причерноморьи не нарушалась и каботажное плавание продолжалось.

С началом бомбардировки, а затем и высадки союзных войск в Дарданеллах, Черноморский флот предпринял ряд бомбардировок Босфора, с целью отвлечь турецкие войска от Дарданелл. Неожидан­но флоту было предписано высадить десант в Босфоре. Для этого, однако, ничего не было готово. Не существовало ни десантно-транспортных средств, ни организации. Без этого импровизация де­санта грозила обернуться катастрофой. Для создания необходимых средств и организации потребовалось какое-то время, но именно тогда предназначенные для десанта войска были переброшены на юго-западный фронт. Керсновский, автор «Истории Русской Армии» пишет, что перед Ставкой была историческая дилемма: либо Констан­тинополь, либо посад Дрыщув, — и Ставка выбрала последний.

Из всего выше приведенного можно сделать вывод, что в.к. Нико­лай Николаевич, будучи прекрасным генералом сухопутных войск, не обладал данными для руководства войной на нескольких театрах во­енных действий одновременно, в сложных условиях мировой войны. Его перемещение на Кавказ, в качестве Наместника и, по совмести­тельству, как главнокомандующего Кавказским фронтом было зако­номерным.

Со вступлением императора Николая II в должность Верховного главнокомандующего и после остановки наступления германских войск темп боевых действий на западных фронтах несколько замед­лился; Россия начала накоплять силы для решительных действий, намеченных на 1917 год, боевые действия на Кавказе и на Черном море активизировались. В средине 1915 года в строй вступил первый русский дредноут, а вскоре затем и второй. Постройка следующей пары шла полным ходом. В единственной боевой встрече «Гебена» с русским дредноутом «Императрицей Екатериной», «Гебен» сумел вый­ти из под огня русского линкора, осыпаемый снарядами, а сам выпу­стив только пять снарядов, легших большим недолетом. С этого мо­мента турецко-германские морские силы могли вести только корсар­скую войну. Господство на Черном море было уже в русских руках. Теперь уже русские миноносцы и крейсера громили вражеские бере­га. Этому, конечно, немало способствовало и то, что теперь Ставка развязала руки командующего флотом.

Самыми знаменательными военными событиями 1916 года были разгром турецкой группы войск в Лазистане и Брусиловское наступ­ление. Первое проводилось совместно войсками Кавказского фронта и Черноморским флотом. Наступление войск генерала Ляхова вдоль побережья сопровождалось рядом тактических десантов в непосред­ственный тыл врага и поддержкой войск корабельной артиллерией. Помимо того, была произведена переброска своих войск, свыше кор­пуса, на театр военных действий. Эта переброска была достигнута без единой потери. Наоборот, немцы потеряли одну подводную лодку. А попытка «Бреслау» помешать переброске войск, привела его под огонь «Императрицы Марии», из под которого он ушел с легкими по­вреждениями. (Когда один двигающийся и качающийся корабль стре­ляет по другому двигающемуся и маневрирующему кораблю, а на большой дистанции полет снаряда превышает одну минуту, то важно «накрыть» противника своим залпом, а остальное уже «дело счастья»).

Результатом всей этой операции, помимо разгрома группировки войск, было взятие Трапезунда и превращение его в опорный пункт для дальнейших операций.

Осложнением оказалась актвизациа подводной войны противни­ком. С этим уже адмирал Эбергард плохо справлялся. После четырех лет командования флотом, включая два года постоянных боевых вы­ходов в море, он просто переутомился. Пришла пора его заменить. Адмирал Русин предложил двух кандидатов, из которых император выбрал наиболее радикального: молодого контр-адмирала Колчака, в то время командовавшего Минной Дивизией Балтийского флота. Пос­ледний был просто ошеломлен этим назначением. «Наши поздравле­ния походили больше на соболезнования», вспоминает соратник Колчака. В Ставке, по пути на юг, Колчак представился императору, вручившему ему погоны с двумя орлами вице-адмирала и у них был серьезный разговор. По словам адмирала, сказанными уже после революции, он тогда понял, что имеет дело с настоящим верховным главнокомандующим, прекрасно разбирающимся в стратегии войны и указавшему ему точную роль отведенную Черноморскому флоту в этой стратегии. А роль была немалая: взятие Босфора и Константинополя, выведение Турции из войны.

Колчак быстро очистил Черное море от вражеских судов, включая подводные лодки. Он этого достиг заблокировав порты противника минными заграждениями и активно поддерживая эти заграждения: тральщики расстреливались русскими миноносцами, наблюдавшими за портами, а протраленные и сорванные бурями мины замещались новыми. Началась разработка планов стратегической десантной опе­рации.

Тогда же в 1916 году было проведено Брусиловское наступление, имевшего целью облегчить критическое положение на германско-итальянском фронте и особенно французских войск, прижатых к стен­ке возле Вердена. Тут была немалая аналогия с наступлением на Вос­точную Пруссию в 1914 году. Результат, однако был иным. Силы Ав­стро-Венгрии были разбиты и на выручку пришлось бросить не только германские войска, чем достигалось облегчение на западе, но и бол­гарские и турецкие войска, сняв последние с обороны Босфора. Пос­леднее было особенно на руку русской стратегии! Эффект этого на­ступления был испорчен тем, что Гвардия была неразумно брошена штабом генерала Брусилова в болотистый бассейн реки Стоход и понесла ненужные потери. Можно задуматься, было ли это сделано кем-то нарочно?

Увидев вероятность русской победы, Румыния вступила в войну против Германии, не будучи к этой войне готовой. Это дало Герман­скому генеральному штабу новую возможность: быстро и решительно разгромив румынскую армию «железные фаланги» фельдмаршала Макензена двинулись в стратегический обход левого фланга русских, но вскоре наткнулись и были остановлены силами вновь созданного Румынского фронта. Надо подчеркнуть, что большинство этих сил и их снабжения были переброшены по Черному морю Транспортной фло­тилией флота. И как и при Трапезунде обошлось без потерь. Черное море стало, как говорят моряки, «русским озером».

В Ставке в это время кипел спор о стратегии. Генерал Алексеев настаивал на большом наступлении на Германском фронте. Адмирал Русин, уподобляя Центральные державы осажденной крепости, наста­ивал, что крепости надо штурмовать в их наиболее слабом месте, каким являлась Турция.

В результате Император принял решение о нанесении двойного удара, — сперва по Германии, а вслед затем по Турции. Такая стра­тегия «двойных ударов» была успешно развита Америкой во время Второй мировой войны на Тихоокеанском театре войны. Тогда Японии наносились поочередно удары Средне тихоокеанского ТВД адмирала Нимица и Югозападно тихоокеанского ТВД генерала Макартура. И если первое «Алексеевское» наступление даже и не дало бы желае­мых решающих результатов, то второй «Колчаковский удар» имел бы уже все шансы на успех и начало крушения коалиции Центральных держав. Весной 1917 года все уже было готово... И тут разразилась февральская революция.

Император Николай II был лишен не только трона, но и командова­ния. С его уходом все начало разваливаться. Этого не смогли остано­вить ни генерал Алексеев, ни генерал Брусилов, ни генерал Корнилов. Дольше всего держался Черноморский флот. Кстати, ни адмирал Ру­син, ни адмирал Колчак не поддержали требования об отречении. Есть указания и на то, что генерал Алексеев не мог простить себе того, что поверил думским политикам.

Советские историки, а сих легкой руки и западные, в основном ле­вые историки в один голос говорят, что Россия стояла на грани воен­ной катастрофы. Это утверждение понятно: им оправдывается рево­люция, в ее февральско-октябрьском комплексе.

Но есть документы и посерьезнее. Так бывший во время войны сперва Морским министром, а в последствие и Военным министром Великобритании У. Черчилль, как таковой располагавший всеми, как официальными, так и агентурными данными, категорически утвер­ждал, что Россия стояла у самого порога победы. С ним впоследст­вии согласился и его лютый враг и злейший враг России, А. Гитлер. Писатель В. Солоухин глубоко прав, когда указывает, что Германия пала в 1918 году даже и без участия России в войне, а при участии пала бы еще раньше и меньшей кровью.

Но есть еще один документ решающей важности: это недавно опубликованное письмо депутата Госдумы Милюкова, того самого автора вопроса «Что это, глупость или измена?» своему сотруднику Ревенко (расстрелянному в 1918 г.), в котором Милюков пишет:

«Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля, или вначале мая, наша армия должна бы­ла перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования...»                                                                                                                                                       |

Комментарии, как говорится, излишни. Это ценнейшее признание 80 лет лежало под спудом. После этого не может быть никаких сом­нений в том, что Россия стояла на пороге победы... Итак, прав был У. Черчилль, который знал обстановку того времени, а не лгуны-от-истории, пишущие по соцзаказу.

Милюков, стоя на верхах Государственной Думы, также знал об­становку, но свое знание он использовал во вред Государю, во вред России, а в конечном итоге и во вред самому себе. Ему нужны были «великие потрясения», а не Великая Россия. И он срубил сук на кото­ром сидел — и даже очень удобно сидел!

Теперь подведем итоги военной деятельности Императора Николая II за второй и третий периоды:

 Второй период:

Содействие в воссоздании армии и особенно флота по­сле катастрофы войны с Японией. Это спасло Россию от быстрого поражения Германией сразу же в 1914 ГО­ДУ-

 Третий период:

а) Было остановлено наступление германских войск, и то в Западной Белоруссии и Прибалтике, а не на берегах Волги, Невы и Кубани, как при
«гениальнейшем», и не в Москве, как при Александре
I и Кутузове, и не у Полтавы, как при Петре Великом!

б) Было установлено абсолютное господство русского флота на Черном море, что повлияло на следующие события:

в) Разгром турецких сил в Лазистане и взятие Трапезунда.

г) Срыв попытки Германии обойти русский фронт через Румынию, путем быстрого создания румынского фронта, созданного переброской войск по Черному морю.

д) Брусиловское наступление, нанесшее катастрофический удар по силам Австро-Венгрии.

е) Взятие Эрзерума.

ж) Создание Северной флотилии, для обеспечения связи с союзниками через Мурман.

з) Подготовка двойного удара для окончательного поражения противника.

И все это плоды деятельности «слабовольного и недалекого человека» !! Нет, после всего выше изложенного, глядя на порт­рет работы Серова, невольно начинаешь думать, что за скромным фасадом человека в солдатской шинели и погонах полковника скрывался незаурядный полководческий талант. Пора это понять, признать и оценить.

Г. НЕКРАСОВ Мельбурн,  1999 г.

 

ПРИКАЗ Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего ген. Алексеева.

Отрекшийся от престола Император Николай II перед своим отъездом из района действующей армии обратился к войскам со следующим прощальным словом:

"В последний раз обращаюсь к вам, горячо любимые мною войска. После отречения моего за себя и за сына моего от престола Российского, власть передана Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможет ему Бог вести Россию по пути славы и благоденствия. Да поможет Бог и вам, доблестные войска, отстоять нашу Родину от злого врага. В продолжение двух с половиной лет вы несли ежечасно тяжелую боевую службу, много пролито крови, много сделано усилий, и близок час, когда Россия, связанная со своими доблестными союзниками одним общим стремлением к победе, сломит последнее усилие противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной победы.

Кто думает теперь о мире, кто желает его - тот изменник Отечества, его предатель. Знаю, что каждый честный воин так мыслит. Исполняйте же ваш долг, защищайте доблестно нашу Великую Родину, повинуйтесь Временному правительству, слушайтесь ваших начальников, помните, что всякое ослабление порядка службы только на руку врагам.

Твердо верю, что не угасла в ваших сердцах беспредельная любовь к нашей Великой Родине. Да благословит вас Господь Бог и да ведет вас к победе Святой Великомученик и Победоносец Георгий."

НИКОЛАЙ. Ставка, 8 марта 1917 г.

Подписал: Начальник Штаба Генерал Алексеев.

По распоряжению Временного правительства этот при­каз никогда не был объявлен войскам!


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author