?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Письмо Архиепископу Серафиму (Дулгову) – дек. 1999 г.

10-го декабря 1999 г.

Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыка! Благословите!

Я собирался в свое время Вам описать необыкновенное событие, с которым я столкнулся в мае/июне с.г., связанное с секретарем МП, Александром Сологубом. Я был тогда очень занят подготовкой престольного праздника на Клод Лорен, а потом начались подготовительные работы к престольному празднику в Вильмуасоне. Месяц назад Вл. Варнава мне сообщил, что он имел с Вами разговор по поводу "нашествия" монахов МП в нашем Леснинском монастыре и, что Вы тогда ему выразили Ваше беспокойство по поводу встречи секретаря МП с о. Вениамином. И я пожалел, что не доложил Вам во время об этой встрече во избежание неправильной оценки этого события, через донесение вроде «а вы знаете, что у о. Вениамина творится!».

Причем, должен напомнить, что на меня велась усиленная провокационная работа за последние полутора года. Не хочу входить в детали. Скажу только, что мне такие венцы плели, так приглашали в Москву, так хотели безвозмездно росписать наш храм, что я только думал, а что дальше будет. Но все же кульминационным оказалось дело с Сологубом.

Точно даты не помню, но началось все в последних числах мая. Звонит мне "Ангелочек", Александр Давыдов, студент Сергиевского подворья, и говорит волнительно : у меня к Вам дело (!). Вот, Александр Сологуб, о котором я уже Вам говорил, находится сейчас в очень тяжелом положении по отношению к своему начальству, и он хотел бы войти в контакт с РЗЦ. Вот я хотел бы его познакомить с Вами; в Медон я думаю не стоит, а вот с Вами, с о. Михаилом. Я сразу ответил, зачем с о. Михаилом, он все же без меня ничего не сделает. "А" стал настаивать, чтобы я повидался с А.С., чего я конечно принципиально не желал, но чтобы не показать резкость с крутым отказом, я согласился на свидание. Тут "А" говорит : позвоните ему, вот я Вам дам его номер телефона. На что я ответил : звонить я ему не буду, а если он желает со мной встретиться, пусть явится в церковь на Клод Лорен и после службы я смогу его принять. Договорено было, что после Акафиста в среду я его приму.

И вот сидим мы на кухне за чашкой чая : А.С., "А", мой староста и я.

Вскоре узнаю, что А.С. имеет четыре высших богословских диплома. Из которых, последний - Отдела Внешних Церковных Связей (!). Заграничную карьеру он начал в Дамаске (!) - Это место советского наблюдения на весь ближний Восток. На своем пути ему встречались "миньоны", но он оставался непоколебимым. После двух лет широкого житья с полным довольствием, его посылают на скромный паек в Париж. Тут он обнаруживает всю превратную жизнь правящего, еп. Гурия, и рассказ его переливается от безнравственных поведений к финансовым жульничествам (где играют роль два мил. дол., собранных для Пушкинского дома и переведенных на собственный счет).

Вообще, что касается всего МП он абсолютно все знает : цитируются имена архиереев, пробегают названия городов их назначений и смещений, обнаруживается тайна назначения Патриарха; он все знает, особенно кто в каком безнравствии состоит. Я старался не допустить все это в свою душу, старался тут же забыть услышанное. Но мне хотелось узнать, почему он пришел ко мне.

Я перевел разговор на наше эмигрантское житье, описывая нашу верность России и Православию. Рассказал как мы питались от примера основателей РЗЦ, добрых монахов и епископов и от примера наших отцов белых воинов.

Вновь вернулись к прежнему сюжету. Причем, я дважды заметил, как "А" возвращал А.С. на существенную тему его рассказа.

Оказывается, в Екатеринбурге 52 священника подписали жалобу на своего епископа Тихона, отличившегося как и Гурий своей уклончивостью. Тут "А" говорит : они хотят перейти в З.Ц. и Александр (Сологуб) тоже хочет. На что я ответил, что мы сравнительно малое стадо и у нас нет таких структур, чтобы принять такое количество священников, наша Церковь просто исчезнет.

Неужели цель Сологуба была перейти в ЗЦ? - Я этому не верил. После примерно 3-х часовой беседы у меня голова стала "пухнуть". Не узнав точной причины его посещения (или требовалось просто меня "прощупать"), мы встали и пошли к выходу. Прощаясь на тротуаре, он мне неожиданно выпалил : вот мы с Вами познакомились, теперь мы может быть будем с Вами сотрудничать (!). Тут "А" подбежал и выручил своего компаньона, выкрутившись несколькими словами, что это мол он просто так сказал...

Мы с моим верным старостой зашли в дом. Помню как я ему сказал : после всего услышанного хочется выпит стакан водки, чтобы все смыть.

Следующий акт - престольный праздник на Клод Лорен 13 июня. Является к нам следующая кампания : А.С., молодой прихожанин из подворья МП на рю Петель и "А". Я конечно их в храме не разглядел, но увидал их когда они явились на трапезу и непрошено уселись за архиерейским столом (напротив архиерея сидел Владимир Николаевич, потом протод. Герман, а дальше сели "А" и иже с ним). Поскольку я мог за всем этим проследить - а иногда не до этого было, - так как наш о. Михаил отличился неожиданными во всеуслышание грубостями - я заметил, что тройка между собой часто переговаривалась, иногда усмехалась.

Когда все стали расходится, ко мне подошел А.С, и сказал, что он со мной должен поговорить и поэтому мне позвонит вечером на дом. От такой интрузии я моментально отказался, сказав, что если он может немного подождать - вот у меня есть еще с кем-то поговорить, а потом я его выслушаю. И я уселся на краю стола с Владимиром Николаевичем для предвиденной беседы. Никогда не забуду, как "А" насторожился, он, очевидно, никак не ожидал, что мы с В.Н.,  во всем осведомленным и которого «А» обхаживал в монастыре, хорошо знакомы и беседуем по душам, склонив головы друг ко другу. "А" стал ходит вдоль стола, заглядывая пытливо на нас, и как бы склоняя свое ухо, чтобы хоть что нибудь уловить.

Потом сели мы за другой стол с А.С. Он мне стал описывать всю свою "трагическую" ситуацию : о. Александр, временный управляющий епархией МП, вызвал его и показал ему указ митроп. Кирилла : поскольку Гурия больше нет, а он был секретарем Гурия, тем и кончается его должность, и его, А.С., вызывают обратно в Москву. Я ему говорю : поезжайте, вас там ждет архиерейство. Нет, отвечает он, я буду сражаться с МП. Кроме всего Патриарх выступил на пресс-конференции и обличил все выступления письменные А.С. (интервью в Московских газетах), указав что это все ватиканская диверсия. И вот обращается ко мне А.С. : о. Вениамин спасите мою жизнь!!..

Последний эпизод всей этой истории произошел неделю спустя. К концу Литургии на Клод Лорен подходит ко мне А.С. и говорит, что он поедет в Россию, к еп. Евтихию ... по благословению Вл. Варнавы. Я его спрашиваю : как это было? я спрошу Владыку, действительно благословил ли он Вас (сам знаю, что этого не могло быть, так как про А.С. я уже Владыку информировал). На это А.С. отвечает, что Владыка благословил косвенно(!), сказав ему, что лучше ему ехать в Россию. Тогда я ему посоветовал лучше отправляться в Екатеринбург, там среди протестующих священников он найдет себе место и общий язык. В конце, А.С. попросил у меня немного денег, чтобы уплатить свой проезд в Россию автобусом. Я ему дал кое-что, и больше я его не встречал.

Откуда теперь придет провокация? - Возможно тут пощупали, перейдут в другое место. Вот например с пребыванием советских монахов в нашем монастыре, для растворения стойкости сердобольных эмигрантов. Это не простые паломники для поклонения святыням, а обыкновенная диверсия, действующая по схеме сосуществования, и всегда успешно протекающая для МП (вот проронил один из этих монахов, что наша Церковь безблагодатная, выставлен был на вид всех паломников их листок, где, в частности, пишется, что если нет у них Царя, то есть Патриарх и пр.). Говорят, что Митрополит успокоился ответом, что они не сослужили. Неужели нас только такие грубые акты должны беспокоить, а тонких мы не видим? Мне писали про перешедшего Димитрия Севера в Оттаве в МП, что несколько лет подряд предупреждали Митрополита и Синод о его настроениях, но у нас торжествовало доверье и преступное попустительство по русской "доброте". Но я думаю, что следующая провокация нас настигнет уже на более высоком уровне и кто тогда устоит?

Прошу, Владыка, Ваших святых молитв. Пр. Вениамин.

Comments