?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Исповедание Истины в Русской Православной Церкви Заграницей.

     «Надо отдавать себе ясный и здравый отчет в том, что было миссией Исторической России во вселенной, чтобы ясно и по достоинству понять то огромное значение, которое имеет Русская Православная Церковь Заграницей, уразуметь ту миссию, которая возложена на Нее, как на исповедницу Церковной Истины, ею хранимой»[1].

Об особом призвании Русской Православной Церкви Заграницей одним из первых сказал Первоиерарх Сербской Церкви Патриарх Варнава:

«Вы, верные сыны России, должны помнить, что вы являетесь единственной опорой великого Русского народа, вы обязаны во что бы то ни стало сохранить неповрежденными народные церковные предания во всей их чистоте. Это ваш долг перед Богом, перед вашей великой Родиной и перед всем христианским миром. Посеянные врагами вашей Родины церковные раздоры должны во что бы то ни стало прекратиться. Среди Вас находится великий иерарх высокопреосвященный Митрополит Антоний, который является украшением Вселенской Православной Церкви. Это высокий ум, который подобен первым иерархам Церкви Христовой в начале христианства. В нем и заключается церковная правда...»[2]

На протяжении восьмидесяти лет исповедание веры, заложенное Митрополитом Антонием в основание Зарубежной Церкви, приносило свои плоды. В наше время оно прозвучало с той же силой:

 «Через нашу Святую Русскую Православную Зарубежную Церковь звучит голос Святой Руси, суть и природа которой – внутренняя, сокровенная, духовная, всегда ненасытная жажда русской души жить жизнью Святых, жить по Св. Евангелию, сколько есть сил и всегда только с помощью Божией. Голос Её всегда звучал через тысячи лет исторического бытия православной России» [3]

Особенности Русской Православной Церкви Заграницей сложились из двух определяющих факторов:

- наличия истинного монашества в Её составе и руководстве; и

- пророческого осознания свершившегося с русским народом бедствия.

Эти две характеристики церковного русского зарубежья являются ключом к осознанию значения Русской Зарубежной Церкви для судеб всего русского народа и к пониманию путей Её развития. Расколы, Её постигшие, в конечном итоге произошли вследствие глубинных причин, таких как:

- исчезновение истинного монашества;

- обмирщение людей в результате принятия ими духа времени; и

- растворение поколений в неоднородной им окружающей среде.

Можно без малейшего сомнения утверждать, что дух Зарубежной Церкви в основном есть дух монашеский, живущий в Ней через монашество, сохранившее неповрежденную веру и неотъемлемую от неё "Русскость".

Русские на чужбине потянулись к монастырям за молитвой, утешением и наставлением. На монастырском правиле веры и укладе жизни воспиталось и укреплялось на правильном пути множество русских в рассеянии.

До Второй мировой войны Русская Православная Церковь Заграницей имела чрезвычайно высокое число монашествующих по отношению к остальной пастве. Включая епископов и священномонахов на приходах, в ней насчитывалось 300-350 монахов и около 450 монахинь. После войны, с уходом из-под Ее юрисдикции больших территорий, оказавшихся в сфере влияния Советов, и вследствие раскола в Северной Америке, число монашествующих сократилось. Тем не менее, Русская Зарубежная Церковь сохранила около 200 монахов и 200 монахинь[4].  

Монастыри Русской Православной Церкви Заграницей отличались строгим соблюдением традиций старых русских монастырей и строгой монашеской дисциплиной; этим порядком они привлекали большее количество послушников, чем иные, с менее строгими условиями монастырской жизни.

 Первый первоиерарх Русской Православной Церкви Заграницей Митрополит Антоний (Храповицкий) еще в России, задолго до революции, стал вдохновителем монашества вообще и отцом ученого монашества в частности. В то время выпускники Духовных академий часто уклонялись от принятия монашества, поскольку оно не соответствовало общепринятым критериям карьеры. Митрополит Антоний влил в монашество приток новых богословских сил, разжигая среди молодых любовь к подвигу монашества:

 « Монашество, – говорил он в наставление новым инокам-семинаристам, – есть великое братство, которое в продолжение полутора тысячи лет представляло собой лучший цвет нивы Христовой святой Церкви... Дух монашеской жизни есть дух христианской надежды, поддерживаемый постоянным очищением сердца и заключающийся в том, чтобы хранить уверенность в неотступной помощи духовным борцам, на всякий час отдающих исход дел своих на волю Божию и не пекущихся для «души вашей, что вам есть и что вам пить, или для тела вашего во что одеться» (Мф. 6,25).

Есть, возлюбленные братие, одна сила, которая, усваиваясь нами при общении в мире, в то же время возносит нас к Богу: эта сила есть любовь. Пребывая в любви, вы тем самым пребудете в Боге (1 Иоанн 4, 6), сохраняя любовь, вы среди мира будете далеки от всего мирского, от зависти, от превозношения, от гордости, от бесчинства, от раздражения, от неправды, злорадства и недоверия (Кор. XIII, 5-7), но будете всегда сохранять высокое сознание богообщения. Пребывая в любви, вы останетесь истинными монахами среди мира и, наоборот, в уединенной пустыни духовными гражданами вселенского Царствия Божия. Монах есть тот, – говорит блаженный Нил Синайский, – кто, удаляясь от всех, со всеми живет в единении и в каждом человеке видит самого себя»[5].

Задолго до революции на плодотворную деятельность Митрополита Антония обратили внимание в иностранной печати:

«Какова сила Владыки Антония в русской государственной и церковной иерархии и каков его путь, можно оценить и тем, что в свои 45 лет имеется уже два архиепископа и 35 епископов, которые были его ученики, и которых он принял в монашество, а позже посвятил в епископский сан. А сколько еще архимандритов, иеромонахов и другого священства приняли благодать из его рук, это можно судить по числу духовенства, находящегося в его власти. Такого случая действительно нет в истории христианства...»[6] 

 «Еще более замечательно то явление, – писал Владыка Антоний, – что выразители, или точнее – виновники, духовного и бытового единства русской жизни, святители митрополиты, сложившие затем и ее политическую цельность, не были расчетливыми политиками, вроде прелатов римской курии или кардиналов Франции XVI века; нет, это были прежде всего и по преимуществу подвижники личного спасения, заботившиеся не об отдаленном будущем (хотя иногда и прозиравшие в него через озарение свыше), но о том, чтобы «в день сей без греха сохранитися нам»; оставляя в юности мирское звание, они поступали не в архиереи, а в послушники-чернорабочие; они были не роскошные духовные вельможи, но согбенные и смиренные старцы, общники наших пустынножителей...»[7]

Многие архипастыри Русской Зарубежной Церкви явились именно стяжателями святости. Перечислить всех невозможно. Укажем только, что поколения русских людей заграницей воспитывались и вдохновлялись такими светочами православия как Митрополиты Антоний, Анастасий, Филарет, святители Иоанн (Максимович), Тихон (Троицкий), Виталий (Максименко), Аверкий (Таушев) и многие другие.  

 « Так и Россию мы любим потому, что она хранит в себе русскую идею, русскую духовную природу, русский быт. Эта идея есть Царствие Божие, эта природа есть стремление к святости, этот быт выражает собой усилие семисотлетней жизни страны и девятисотлетней жизни народа водворять на земле праведность евангельскую, отвернуться всего, чтобы найти Христа, ставить Его волю, каноны Его Церкви законом общественной жизни»[8].

При такой духовной настроенности происходило осознание за границей русской трагедии.

В последние времена Господь посылал русскому народу пророков, таких как св. прав. Иоанн Кронштадтский и оптинские старцы. Им особо виден был духовный упадок общества, о чем они и предупреждали народ, пытаясь предотвратить надвигающийся гнев Божий. То, чему тогда русский народ не внимал, в эмиграции, «на реках Вавилонских», плача, он осознал.

 «В чем была промыслительная сущность Удерживающего?[9] – пишет архимандрит Константин. – Наличие его означало связанность Сатаны. Падение Удерживающего, исчезновение Богом благословенной власти, назначением имевшей служить Церкви, ее охраняя, означало начало новой эпохи – заключительной в истории мира, когда Сатана не только, как он всегда к тому был допускаем, может соблазнить людей, но и получает возможность властвовать над ними. Это последнее и произошло, сразу же после ниспровержения Удерживающего, в самой России.

Русская Зарубежная Церковь несет на себе промыслительную заданность являть Истину Церкви применительно ко всем возникающим вопросам. Каждый церковный деятель в кругу своей деятельности может в любой момент оказаться пред лицом той или иной возможности явить эту Истину – и он обязан это сделать в полную меру своих сил.

 Исповедничество – наша миссия, наше задание, наше послушание... «Подвиг Русскости», который был, в условиях былых, подвигом государственно-патриотическим, включавшим в себя подвиг стояния в церковной истинности, для нас теперь превращается, наоборот, в подвиг верности Богу, Его истинной Церкви, за которым стоит верность нашему историческому прошлому, которое внешнее выражение получает только в том, что истинная Церковь, которой мы служим, есть Русская Церковь, преемственно сохранившаяся в нашей Зарубежной Церкви. Это нам с новой силой указывает, что «политики» сейчас нет в нашем общецерковном обиходе, а есть верность Богу в качестве Русских людей, являющихся чадами Русской Поместной Церкви, получившей облик Церкви Зарубежной»[10].

 Обращаясь к главам Православных Церквей в «Скорбных посланиях» (в 1970 и 1972 гг.) Митрополит Филарет предупреждал православный мир о пагубных последствиях равнодушия к Истине при развивающемся экуменизме:

«Увы, последние времена изобилуют фактами, которые свидетельствуют о том, что некоторые представители Православной Церкви в своем диалоге с инаковерующими усвоили чисто протестантскую экклезиологию, за которой следует и протестантский подход к вопросам церковной жизни, получивший свое выражение в столь распространенном теперь модернизме.

 История Церкви говорит нам, что христианство распространялось не путем компромиссов и диалогов между христианами и неверующими, а путем проповеди истины, отвержением всякой лжи и всякого заблуждения. Вообще ни одна религия никогда не получала распространения через тех, кто сомневался в ее полной истинности. Создаваемая экуменическая новая всеобъемлющая «Церковь» имеет свойство Лаодикийской Церкви, обличенное в Апокалипсисе. Она не холодна к истине и не горяча, и к ней относятся слова, обращенные к Ангелу Лаодикийской Церкви: «Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, извергну тебя из уст моих» (Откр., III, 16). Поэтому вместо религиозного возрождения она, как не признавшая «любви истины для своего спасения», являет на себе предупреждение Апостола: «И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так как они будут верить лжи. Да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес., II, 10-12)».

«Русская Православная Зарубежная Церковь, единственная во вселенной, сохранила чистоту своих риз, не погрешив соглашательством или каким-либо соприкосновением с богоборческой властью или поставленной ею церковной патриархией. Она одна узрела истинную природу овладевшего Россией Зла и свидетельствует об этом Зле, как самоотверженная изгнанница Правды ради»[11].

(«Русская Православная Церковь на родине и за рубежом», прот. В. Жуков, 2005, Гл. 14).



[1] Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968. Под ред. А. Соллогуба. Изд. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968 г.

[2] Слово, произнесенное Первоиерархом Сербской Церкви Патриархом Варнавой 9/22 июня 1930 г. в Русском храме в Белграде. – Цит. по: Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968. Под ред. А. Соллогуба.

[3] Послание Митрополита Виталия: Русская Православная Церковь Заграницей – Её современное значение. 1998, 15/28 марта.

[4] G. Seide. Монастыри Русской Зарубежной Церкви. Изд. на англ. языке. Мюнхен, 1990.

[5] Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. 1960, т.VI.

[6] Сербский журнал «Босанка Вила». 1906, 1, 23. 

[7] Жизнеописание Блаженнейшего Антония, Митрополита Киевского и Галицкого. 1960, т. II, c. 156.

[8] Там же, с.159.

[9] Православного Царя.

[10] Архим. Константин (Зайцев). Подвиг Русскости пред лицом зреющей Апостасии. Православный путь, Джорданвилль, 1963.

[11] Русская Православная Церковь Заграницей. 1918-1968. Под ред. А. Соллогуба. Изд. Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, 1968 г.


Comments