?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Обзор Баламандского соглашения с католиками – июнь 1993 г.

Заметка от ред.: Помимо вступления от редакции «Православной Руси», ниже приведенный текст -  результат двойного перевода.

Профессор догматического богословия Фессалоникийского университета, протопресвитер Иоанн С. Романидис, являющийся специалистом в вопросах диалога Восточной и Западной церквей, в своей хорошо обоснованной статье, доказывает несостоятельность соглашения между представителями Православных церквей и Ватикана на встрече, проводившей в период с 17 по 24 июня прошлого года во время VII-ой пленарной сессии Православной богословской школы в Баламанде, Ливан. Как известно, Церкви Иерусалима, Сербии, Болгарии, Грузии, Греции и Чехии отказались от участия в сессии и не подписали этот предательский акт. Подписали пакт представители следующих церквей: Константинопольского Патриархата, Александрийского Патриархата, Антиохийского Патриархата, Московской Патриархии, Румынской Патриархии, Кипрской церкви, Польской церкви, Албанской церкви, Финляндской церкви.

Итак, представители девяти Православных церквей и Ватикана подписали пакт, известный под именем «Уния, метод примирения прошлого с современным поиском полного литургического единства». Текст этого пакта был составлен членами совместной комиссии православных и католиков во время пленарных заседаний с 17 по 24 июня 1993 г., проводившихся в Баламанде, Ливан. Пять Православных Церквей не приняли участия.

I. Так называемый раскол

За этим пактом стоят специальные католические эксперты, знакомые с современными исследованиями по поводу военно-политической подоплеки «раскола» (1054 г), на который, тем не менее, участники сессии в Баламанде в соответствующих случаях ссылались. Православные в Баламанде согласились с католиками, чтобы использовать средневековую латинскую пропаганду о «расколе» как истинную точку зрения (имеется в виду заблуждение, что Церковь «раскололась» на 2 части, а не Католическая церковь отпала от Православия – ред.). Такая позиция уже длительное время преобладала среди православных школ. Более того, этим соглашением игнорируется тот факт, что, начиная с VII в., франко-латинские епископы обычно получали апостольское преемство во Франции, Германии, Англии, Италии и Испании, прервав таким образом свое преемство с православными западно-римскими предшественниками. В 794 и 809 гг. эти франко-латинские епископы уже осуждали восточных римлян в «ереси». Это отмечено почти за 260 лет до так называемого раскола 1054 г. В период с 1008 по 1046 гг. франко-латиняне завершили процесс изгнания православных римских епископов из папских владений вокруг Рима и заменили их своими епископами.

Франко-латиняне, еще будучи варварами, начали свое еретичество с притеснения восточных римлян в VIII в. В то время римское папство только выражало свое неудовольствие, и франки не были официально осуждены за свои ереси из расчета получить облегчение от бедствий, которые римляне претерпевали под игом франков, а также заботясь о собственном выживании. Наконец представители римского папы приняли участие в соборе 879 г. в Константинополе, который осудил франкские ереси иконоборчества и «филиокве», но еретики не были названы из боязни мести. Римские папы где-то с 850 г. начали оказывать давление на франков, требуя от них следования общепринятым цивилизованным нормам поведения. Но эти попытки пап провалились. Франко-латиняне ответили уничтожением пап, епископов, аббатов, замещая их своими кандидатами. Они продолжали эту политику уничтожения, захватив Северную Италию, Германию, Англию, Южную Италию, Испанию, Восоточную Европу и Ближний Восток. Ни в то время, ни веками позже франко-латинские папы и епископы не имели никакого знания, ни стремления к очищению человеческой личности через просвещение сердца обожением по благодати от Господа. Они до сих пор опираются на какую-то магическую теорию апостольской преемственности. Эта теория была принята впоследствии многими православными со времен так называемых реформ Петра I, императора Российского. Эта теория и лежит в основании Баламандского пакта.

Этот пакт отвергает или игнорирует факты, приведенные выше, и приемлет франко-латинскую версию так называемого раскола. Православные и не православные историки, кто уже обнаружил и раскрыл латинский заговор о «расколе», назовут текст Баламандского пакта, мягко говоря, парадоксальным.

II. Экклезиология

Баламандский пакт основан на толковании Первосвященнической молитвы Господа, приведенной в гл. 17 Евангелия от Иоанна, не согласном с Православной традицией. Здесь Иисус Христос молится о том, чтобы Его ученики и их последователи были объединены созерцанием Его славы, начиная с их земной жизни как членов Его Тела – Церкви, основанной в Пятидесятницу, что простирается до просвещения и прославления всех святых. Апостолы уже испытали нетварную славу Иисуса Христа до Пятидесятницы, но еще не будучи членами Его Тела, - Церкви. Обожение Пятидесятницы составляет ядро истории Церкви. Молитва Иисуса Христа в главе 17 евангелия от Иоанна относится к воплощению Его пророчеств, учения и обетований что более конкретно упомянуто в главах 13 и 16 Евангелия от Иоанна. Именно так отцы Церкви понимали эту молитву. Она не относится к единению членов Церкви Иисуса Христа с людьми, которые не пребывают в состоянии очищения, просвещения и обожения (т.е. не пребывают в Церкви – ред.), но предполагает их вхождение в эти состояния. Очень странно утверждать, что гл. 17 Евангелия от Иоанна может прилагаться к Церквам и верующим, которые не обладают минимальным понятием об обожении и пути достижения этого в земной жизни.

Текст Баламандского пакта поддерживается теми наивными верующими, кто считает, что они члены «церкви-сестры» - сестры для Католической церкви. Эти веруюшие попали не только в свою собственную ловушку, но и в ловушку II-го Ватиканского собора, который односторонне признал истинными Православные таинства. Другими словами, верующие в Баламанде попали в двойную ловушку, признав со своей стороны католические таинства, хотя суждение о них может вынести лишь Православный собор[1]. Говорить, что католические таинства истинны, когда католики сами не учат, что обожение является в этой земной жизни центром апостольской традиции, конечно, парадоксально. Официальное латинское учение о таинствах является не только не православным, но анти-православным. По этому поводу даже многие протестанты в принципе соглашаются, что даруемая Богом благодать является «нетварной». Ватикан же до сих пор не отрекся от ереси, что даруемая благодать «тварна».

III. Причины для унии больше нет

Это положение, предложенное представителями Ватикана в Баламанде, было принято и присутствовавшими православными. Оно означает, что католики сейчас видят унию в сохранении латинской догмы папства.

Во время II-го Ватиканского собора газета «Нью-Иорк таймс» на первой странице сообщала, что «раскол» между Православной Церковью и Ватиканом преодолен. Это произошло потому, что католики представили снятие анафемы 1054 г. как и снятие запрета на совместное причащение Св. Даров, в то время как Константинополь снял лишь только анафему. С точки зрения латинян, это согласно с решением II-го Ватиканского собора об истинности Православных таинств. Это заявление сделало возможным для католиков принятие Святого Причастия в православных церквах и наоборот. Православные до сих пор находили, что трудно отказывать в причастии католикам.

Теперь, когда существует Баламандское соглашение, следующим шагом в соответствии с решениями II-го Ватиканского собора будет поощрение практики причащения католиков и униатов в православных церквах. Главным для «православных» в Баламанде стало признание латинских таинств. Таким образом, теперь легко может распространяться представление, что лишь ненависть может быть причиной отказа друг другу в причащении и сослужении.

Возможно, что папа не назначит преемника по крайней мере одному из его униатских архиепископов или даже патриархов и передаст некоторые униатские приходы под окормление какого-либо православного иерарха. Возможный отказ православных принять это (принять униатов в сущем достоинстве – ред.), предусматривается тактикой Ватикана, направленной на то, чтобы представить Православие как шовинистическое течение, враждебное собратьям-христианам , отказывающее им в причащении Святых Даров.

Всемирный совет церквей тщательно и с большим успехом развивал это восприятие Православия по крайне ймере со времени ассаблеи 1975 г. в Найроби.

Поскольку Баламанд, по сути, является продолжением II-го Ватиканского собора и не осталось причин для существования унии, Православие стало пред лицом неблагоприятных последствий отказа разрешать причащение католикам и униатам. В соответствии с Баламандским пактом, таинства действительны, несмотря на то, признает ли их совершитель законность 7-ми или 22-х Вселенских соборов их догматы и постановления. Следовательно, может легко насаждаться впечатление , что недостаток любви – единственно возможная причина того, что православные продолжают отказываться от совместной евхаристии и сослужения с Ватиканом.

IV. И теперь мы задаем вопрос:

Будут ли догматы отцов Церкви использованы для защиты от «докторов» Баламанда и для путеводительства к духовному очищению, просвещнию сердец и прославлению, - или нет?

Протопресвитер Иоанн С. Романидис

 ( «Ортотдохос типос» 25 марта 1994г., «Православная Русь» № 13, 1994 г. Перевод с греческого: Димитриоса Кикис; с ангел. – Георгия Подобашева)

 


[1] Не потому ли принявшие «Баламандский» пакт православные церкви, в том числе Московская Патриархия, стремятся активно в Шамбези, Швейцария, к созыву всеправославного вселенского собора ? – ред.


Comments