?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Экуменизм как духовная составляющая Нового Мирового порядка – Часть I

(kongord.ruпередает daily-courier.livejournal.com/101084/htmlпримечания не принадлежат нынешней редакции)

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА  

Прежде всего, стоит кратко описать историю экуменического движения. Без сомнения, как и любое иное явление антихристианского толка, оно уходит своими корнями в глубокую древность. Однако, если говорить об экуменизме, как об организованном международном движении, то оно выходит на поверхность чуть более ста лет назад.
    Одними из первых экуменических сборищ в
XX веке были конференция 1920 года в Женеве (Швейцария), Лозанская конференция 1927 года (Швейцария), а формирование экуменического движения в современном виде было довершено конференцией 1945 года в Стокгольме (Швеция).
    Как указывает святитель Серафим (Соболев) в докладе на Всеправославном Совещании 1948 года (Москва) организаторами этих конференций, как и всего экуменического движения в целом, были масоны. Именно масоны составляли, по словам святителя, 80% участников этих экуменических сборищ.
    Эти поклонники "архитектора вселенной" с самого начала стремились втянуть Православную Церковь, в том числе, и Поместную Русскую Православную Церковь в свои экуменические игрища.
    Однако, Всеправославное Совещание 1948 года, состоявшееся в Москве при участии практически всех Поместных Православных Церквей (что дает возможность назвать это совещание фактическим Вселенским Собором) категорически отвергло возможность принять участие в экуменическом движении.
    В принятом этим Всеправославным Совещанием резолюции "Экуменистическое движение и Православная Церковь" говорится: "Снижение требований к условию единения до одного лишь признания Иисуса Христа нашим Господом умаляет христианское вероучение до той лишь веры, которая, по слову Апостола, доступна и бесам (Иак. 2, 19; Мф. 8, 29; Мк. 5, 7)".
    Таким образом, по соборному мнению всей Вселенской Православной Церкви, объединение с другими так называемыми "христианскими конфессиями" на основании тех критериев, которые предлагали сами экуменисты, равнозначно объединению с бесами.
    Но, если Вселенское Православие так категорично отвергло искушение экуменизма, то как же, спросите вы, наша Церковь и другие Поместные Православные Церкви оказались втянутыми в это еретическое движение?
    Большую роль в этом падении сыграл Константинопольский патриархат. В январе 1920 года местоблюститель патриаршего престола Константинополя, митрополит Дорофей выпускает энциклику под названием "К Христовым Церквам всего мира", в которой заявляет, что считает возможным взаимное сближение и общение различных, так называемых "христианских церквей", несмотря на догматические различия между ними. Эти инославные "церкви" уравниваются с Православной Церковью и названы в энциклике Константинопольского патриархата "сонаследниками, составляющими одно тело". Митрополит Досифей предлагает основать "Общество Церквей" и, в качестве первого шага для сближения, принять "единый календарь для одновременного празднования главных христианских праздников".
    Не удивительно, что уже через полгода после издания данной энциклики, Константинопольский патриархат принимает участие в экуменической конференции в Женеве (август 1920), которая занималась разработкой принципов экуменического движения.
    Следующим заметным этапом на пути апостасии Константинопольского патриархата стал "Всеправославный конгресс" 1923 года в Константинополе. В нем приняли участие представители только пяти поместных Православных Церквей: Константинопольской, Кипрской, Сербской, Элладской и Румынской.
    Конгресс устанавливает изменение церковного календаря, допускает второбрачие для духовных лиц и другие подобные этому обновленческие постановления.
    Известный богослов и профессор С. Троицкий назвал его "самым печальным событием в жизни Православной Церкви в
XX веке", а епископ Фотий Триадидский - "роковым шагом по пути к отступлению".
   Он указывает на то, что, хотя решения так называемого Константинопольского "всеправославного конгресса" были первоначально отвергнуты всеми поместными Православными Церквами, но, в конце концов, именно благодаря этим решениям удалось разрушить литургическое и календарное единство Православной Церкви. Григорианский календарь стал вводиться во многих поместных Православных Церквах, что привело как к расколу между ними, так и внутри их.
    Новый стиль вводится в Константинопольской патриархии и в Элладской Церкви в марте 1924, 1октября 1924 года - в Румынской Церкви, (которая получила за это патриаршеское достоинство). В течении последующих лет на новый стиль перешли Александрийская и Антиохийская церкви.
    Едва ли кто-то после этого удивится, узнав, что созвавший этот еретический конгресс Константинопольский патриарх Мелетий Метаксакис был членом масонской ложи "Гармония".
    Однако, сползание в апостасию было приостановлено московским Всеправославным Совещанием 1948 года, о котором уже упоминалось выше. В нем приняли участие Константинопольская, Антиохийская, Александрийская, Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Греческая, Албанская, Польская и Русская Православные Поместные Церкви. В резолюции «Экуменическое движение и Православная Церковь» это представительное совещание категорически отвергло возможность участия в экуменическом движении (см. ЖМП, специальный номер, 1948 г.).
    Но ровно десять лет спустя митрополит Крутицкий и Коломенский Николай (председатель ОВСЦ), выступая в Московской духовной академии (см. ЖМП №6/1958, с.67-73) фактически отменил решения московского Всеправославного Совещания и декларировал изменение позиции РПЦ по отношению к участию в экуменическом движении.
    Основным предлогом для отступления от решений Совещания послужило (как и ныне) мнение о необходимости проповеди Православия среди инославных. Более того, митрополит Николай утверждал, что "благодаря участию одних Православных Церквей" произошла "эволюция экуменического движения"... "соприкасаясь с нашей церковной жизнью, многие деятели экуменического движения совершенно изменили свое представление о православии". А поэтому, продолжает митрополит Николай, надо "усилить наше внимание к его развитию".
    В 1960 году на должность председателя ОВЦС был назначен митрополит Никодим (Ротов), до сих пор памятный своей экуменической деятельностью. С этого момента РПЦ становится непосредственным и активным участником экуменического движения.
    11 апреля 1961 года Патриарх Алексий
I выступает с заявлением о вступлении РПЦ во Всемирный Совет Церквей, в котором подтверждает согласие РПЦ с Конституцией ВСЦ и соответствие РПЦ требованиям ВСЦ к вновь вступающим членам. "РПЦ не только всегда молилась и молится о благосостоянии Святых Божиих Церквей и соединении всех, но и полна решимости нести свой вклад в великое дело христианского единства по линии бывших движений "Веры и Устройства", "Жизни и Деятельности" и "Международной Дружбы посредством Церквей" ("Церковная жизнь", №5-7/1961, с. 95-96).
    Архиерейский Собор (июль 1961 г.) в своем определении по докладу митрополита Никодима одобрил вступление РПЦ во Всемирный Совет Церквей и, таким образом, закрепил пересмотр решений московского Всеправославного Совещания 1948 года.
    Эпоха в жизни РПЦ с 1960 по 1978 годы, когда ОВЦС находился под руководством митрополита Никодима известна под названием "никодимовщины" и отличалась все большим погружением РПЦ в бездну экуменизма. Одновременно усиливалось братание части епископата РПЦ с Ватиканом.
    Этот период закончился смертью Никодима (Ротова) у ног папы Римского в 1978 году. Однако митрополит Никодим успел наводнить Церковь своими последователями - рукоположенными им епископами и священниками. Они продолжили его экуменическое дело.
    В заявлении Священного Синода от 20 марта 1980 года говорится следующее: "Труды в экуменической сфере, их развитие и углубление также должны оставаться в центре внимания нашей Церкви. И, в частности, богословские диалоги с неправославными Церквами имеют целью стремление к достижению единства... Мы полагаем необходимым продолжать углублять эти диалоги... Мы считаем необходимым дальнейшее углубление участия Православной Церкви в текущей деятельности ВСЦ, а также Конференции Европейских Церквей" (ЖМП, 1980, №5, с. 3-6).
    Думаю, нет смысла повторять многочисленные факты сближения, сотрудничества и даже совместных молитв иерархов РПЦ с инославными и, даже, с иноверными жрецами «иных богов» в 80-90-е гг.
XX века. Эти факты много раз освещались на страницах как светской, так и православно-патриотической прессы.
    В начале нынешнего столетия, вслед за политиками переняли моду на патриотическую риторику и иерархи-экуменисты. Дошло даже до того, что в начале августа сего года, на состоявшейся в Малайзии очередной экуменической конференции епископ Марк (заместитель председателя ОВЦС) позволил себе резкую критику экуменического движения.
    Однако мы прекрасно понимаем цену этой «критике» – это всего лишь дань объединительному процессу РПЦ(МП)-РПЦЗ(Л), попытка успокоить тех членов зарубежной церкви, которые никак не могут переступить через устоявшееся отвращение к экуменической деятельности РПЦ МП.
    Да и личность самого «обличителя» экуменизма, епископа Марка не позволяет принять его слова на веру. Ведь это именно он посещал в мае этого года синагогу, где участвовал в кошерном банкете. А совсем недавно пообещал иудейским раввинам поднять вопрос о введении в российских школах «уроков холокоста».
    В целом же, многие внутренние противоречия современного экуменического движения вызваны, прежде всего, экономической борьбой за «передел мира» – каноническую территорию и доходы потенциальной паствы, а также политическими процессами, порождаемыми опасным сближением церковных организаций с международными структурами, представляющими новый мировой порядок. ( См. нашу заметку
Всемирное Православие на пути в Пергам  прим. ред.)
    По мнению последних, церковные организации, перешедшие на позиции толерантности-терпимости, должны взять на себя обслуживание разнообразных духовных запросов человечества «новой эры», дать каждому, от поклонника вуду до «христианина», возможность «отправлять культ», сотрудничая друг с другом и усмиряя «крайности» нетерпимых ортодоксов и фундаменталистов, зачисленных в ряды экстремистов и даже террористов.
    Именно задача создания такого «религиозного универмага», предлагающего товар на любой вкус и обслуживающего заказы мирового правительства, предопределила рост значения различных религиозных течений во всем мире и возникновение в экуменическом движении на рубеже
XX-XXI вв. новой идеологической доктрины «единства в многообразии».
Вячеслав МАНЯГИН
Выступление на Съезде Православных Братств России, Украины, Белоруссии, Молдовы и Приднестровья, посвященном 500-летию
II Собора против ереси жидовствующих. Москва, 13 августа 2004 г.


Comments